"Английский" роман Казуо Ишигуры

Сам Стивенс никогда, даже за глаза, не позволяет себе оценивать действия своего хозяина. Так, когда увлеченный входящими в моду идеями

"Английский" роман Казуо Ишигуры

Статья

Литература

Другие статьи по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией

"Английский" роман Казуо Ишигуры

О. Г. Сидорова

Британская литература конца ХХ века - явление многогранное, включающее несколько направлений, и одно из таких направлений характеризуется критиками как постколониальная литература. В рамках данного определения объединяются по крайней мере два направления литературы этого периода. Одно из них составляют произведения, написанные на английском языке авторами - жителями бывших британских колоний, другое представлено творчеством авторов - граждан Великобритании, не принадлежащих к белой расе. В данной статье будет рассмотрено последнее.

В 80-е годы ХХ века в английском языке вслед за словом "яппи" (yuppies - young upwardly mobile professional people - молодые рвущиеся вверх профессионалы) появилось слово buppies - black yuppies - черные яппи), что отразило существенную тенденцию развития британского общества: впервые в истории в Британии появился цветной средний класс. По данным газеты "Гардиан" (1995. 20 марта.), "цветной средний класс уже существует, и он постоянно растет. По данным официальной статистики, к нему можно отнести примерно 56 тысяч человек из первого и второго социального классов"1 , классов, включающих в себя самых высокооплачиваемых управленцев и людей, занимающихся умственным трудом. В 1998 году среди них было 6 членов парламента и ряд представителей местных органов власти.

"После 1945 года в Британии ощущалась заметная нехватка рабочих, особенно неквалифицированных и низкооплачиваемых, поэтому в страну был разрешен въезд многим жителям Индии, Вест-Индии и Пакистана. В период с 1955 по 1962 год примерно четверть миллиона жителей Вест-Индии и несколько меньшее количество людей с полуострова Индостан приехали в Британию и получили британское гражданство. Эти меры вызвали тревогу многих представителей белого населения… В 1962 году, в ответ на эту панику, правительство приняло первый из целой серии законов, ограничивающих въезд в страну и изменяющих статус граждан из стран Содружества"2 . Эмиграция заметно уменьшилась, но семьи тех, кто уже жил в Британии, прибывали туда в 70-80-е годы. Тогда же в страну прибыли китайцы из Гонконга, вьетнамцы и африканцы. Сегодняшнее небелое население Великобритании составляет примерно 5% от всего населения страны, или четыре миллиона, причем в основном эти люди осели в промышленно развитых районах юга страны. В Лондоне, по разным оценкам, количество небелого населения составляет 10-15%.

Большинство небелых представителей среднего класса (по-английски они называются professional people - профессионалы) заметно отличаются от своих белых сверстников социальным происхождением: "Большая часть из них не ушла от нищеты даже на одно поколение", - отмечает журналист Анджела Джонсон. "Когда 30 лет назад мать Лойны (героиня статьи, социолог. - О. С.) приехала в Британию с Ямайки, она не знала здесь никого, и ей пришлось провести первую ночь в телефонной будке"3 .

Отношение коренного населения к появившимся в стране небелым жителям неоднозначно. За последние десятилетия ХХ века британское общество утратило былую расовую и этническую однородность. Очевидно также, что на бытовом уровне продолжает существовать весь спектр мнений по данной проблеме. При этом анализ произведений искусства, созданных в Великобритании в конце ХХ века, подтверждает возникшую в обществе тенденцию приятия и терпимости по отношению к людям с другим цветом кожи и их культурам. Например, в середине 90-х годов Майк Лей (Leigh), режиссер, который славится своими фильмами на современные темы, создает фильм, который был бы немыслим еще в середине века. Героиня фильма, чернокожая англичанка, врач по специальности, узнает после смерти родителей, что она была взята в семью в раннем детстве, и начинает поиски настоящей матери. Выясняется, что ее мать - белая женщина, бедная, необразованная, в одиночестве воспитывающая дочь-подростка, и именно отвергнутая много лет назад чернокожая героиня приносит в их жизнь мир, утешение и надежду.

Дети эмигрантов, выросшие в Британии, говорят на двух языках и зачастую являются носителями двух культурных традиций. Те из них, кому удается получить образование в местных университетах (отметим, что система образования после Второй мировой войны стала заметно демократичнее), и составляют небелый средний класс. Для Англии образование всегда имело подчеркнуто социально значимый характер. Описывая ситуацию XIX века и значение "изгнания" для Европы того времени, Бенедикт Андерсон выделяет несколько направлений этого процесса, ставя образование на второе место после урбанизации: "Образование влияло на изменение стратификации общества прежде всего в том отношении, что освоение престижного, классово и социально маркированного языка вело к осознанию необходимости выстраивать иерархию социальных и территориальных диалектов, что все чаще связывалось с возможностью получения хорошей работы и с социальной мобильностью"4 . Вероятно, факторы, выделенные Б. Андерсоном, могут служить объяснением того феномена, что современная британская литература, в особенности проза, создается детьми эмигрантов первого поколения, и именно произведения этих писателей "политически корректно" называют постколониальной литературой. Определяя задачи, стоящие перед представителями данной группы авторов, можно говорить о том, что они стремятся пересмотреть концепцию национального самосознания и взаимоотношений культур, подвергнуть сомнению многие устоявшиеся каноны и привлечь внимание общества к тому факту, что в современном мире монолитная культура все чаще уступает место культурному многообразию. Вот как описывает эту ситуацию Салман Рушди: " Итак, волшебная страна Оз в конце концов становится домом; воображаемый мир становится реальным, как это было с нами, потому что правда заключается в том, что, раз уж мы покинули место, где провели свое детство и сами начали строить свою жизнь, имея только то, что имели и чем мы были, мы поняли, что настоящий секрет рубиновых туфелек вовсе не в том, что нет места лучше дома. Настоящий секрет в том, что нет больше такого места, как дом, кроме того дома, который мы сами создаем или который создают для нас, в стране Оз, а она находится неизвестно где и везде, только не в том месте, из которого мы ушли"5 .

Приведем еще одно любопытное свидетельство: "Нет ничего необычного в том, что писателями становятся дети иностранцев. В том, как два языка "цепляются" друг за друга в восприятии ребенка, есть нечто такое, что заставляет его хотеть записывать эти вещи. Ребенку хочется произносить целые предложения снова и снова, то на одном языке, то на другом. Не обойтись, конечно, и без синтаксических ошибок, которые, хоть их и стараются убрать упорной работой в классе, при необходимости помогут писателю поставить предложение с ног на голову и вскрыть его национальный шовинистический смысл. Тогда писатель может улыбнуться, довольный собой", - пишет критик Грейс Пэли в предисловии к сборнику стихов (1974) чернокожей поэтессы Кларис Линспектор.

Возможно, самым известным представителем постколониальной литературы является Салман Рушди, который родился в 1947 году в Бомбее, приехал в Англию в 1960 году, получил там образование, стал писателем, постоянно живет в Лондоне. Его роман "Дети полуночи" получил Букеровскую премию в 1981 году. Тимоти Мо, родившийся в Гонконге, попал в Англию в возрасте 10 лет. "Он, безусловно, является писателем двух империй, Китая и Британии, он описывает точки их соприкосновения, вначале живо, наблюдательно, весело, позже - широкими эпическими мазками"6 . Нигериец Бен Окри, также получивший образование в Британии, был удостоен Букеровской премии в 1989 году за роман "Дорога голода". В 80-е годы ХХ века постколониальная британская культура создала целый ряд своеобразных и действительно ярких произведений.

Так, роман Кэрил Филлипс "Последний проход" (1985) повествует о жизни в Британии молодых людей - выходцев из стран Карибского бассейна; фильм режиссера Ханифа Курейши "Пригородный будда" (1990) - веселая, полная парадоксов история пакистанского мальчика ("почти англичанина по рождению и образованию"), который живет в одном из лондонских пригородов; в книге поэта Дэвида Дабидина "Суженый" (1991) рассказывается о том, как гвинейский мальчик пытается осмыслить свою культуру в трущобах южного Лондона - вот только некоторые представители "баппи" в культуре современной Великобритании. Еще одно знаменитое имя плеяды - Казуо Ишигуро.

Казуо Ишигуро родился в Нагасаки в 1954, приехал в Англию в 1960 году, получил образование в двух английских университетах - университете Кента и университете Восточной Англии. Постоянно живет в Лондоне. Его первый роман - "Неясный вид холмов" (1992) - получил премию Королевского литературного общества и был переведен на 13 языков. Повествование в романе ведется от лица пожилой японки Етсуко, которая размышляет о своей одинокой жизни в чужой для нее Англии и возвращается в воспоминаниях в Нагасаки, пережившем ужасы ядерного взрыва, в то послевоенное лето, когда реконструируется весь город и меняются судьбы тысяч людей. Место действия второго романа писателя - "Художник в меняющемся мире" (1986) - Япония, где сам Ишигуро не бывал со времен своего раннего детства. Третий роман - "Остаток дня" (1989) - был удостоен Букеровской премии и подтвердил высокую репутацию его создателя. Впервые в этом произведении Ишигуро отказывается от изображения Японии и делает предметом описания и пристального внимания Англию ХХ века - страну середины 30-х годов, накануне войны, и страну середины 50-х. Это чрезвычайно характерный для него метод отбора материала и его представления, использованные во всех трех романах, когда изображается не само историческое событие, а его канун и последствия для

Лучшие

Похожие работы

1 2 >