Внешкольное воспитание в дореволюционной России

ЗЕЛЕНКО Александр Устинович (1871 - 1953) - советский архитектор, педагог и общественный деятель. Сын профессора Военно-медицинской академии, после окончания Кадетского

Внешкольное воспитание в дореволюционной России

Информация

Педагогика

Другие материалы по предмету

Педагогика

Сдать работу со 100% гаранией
а с С.Т. Шацким. Одна из активных сотрудниц «Сетлемента» с самого его основания. Организовала в Москве, в Замоскворечье, для младших школьников и подростков клуб «Детский уголок», продолжавший свою деятельность и после 1917 г.

 

ФОРТУНАТОВ Александр Алексеевич (1884 - 1949) - советский педагог. Сын известного русского статистика и общественного деятеля, профессора петровской сельскохозяйственной академии. Специалист по методике начального обучения и преподаванию истории, профессор МГПИТ им. В.И. Ленина, автор трудов по истории педагогики. Многие годы работал на Первой опытной станции по народному образованию.

 

ШАЦКАЯ Валентина Николаевна (1882 -1978) -одна из активных деятелей народного образования и педагогической науки. В 1905 г. окончила с золотой медалью Московскую консерваторию по классу фортепиано. Педагогическую работу начала в музыкальной школе В.В. Калюжного в 1905 г. и одновременно руководила эстетическим воспитанием в детских учреждениях обществ «Сетлемент», «Детский труд и отдых». В 1911 г. вместе с С.Т. Шацким организовала в Калужской губернии на общественные средства летнюю трудовую колонию «Бодрая жизнь». В 1919 - 1932 гг. Вела педагогическую работу в 1-й опытной станции по народному образованию Наркомпроса РСФСР. С 1932 г. - преподавала музыку в вузах Москвы. С 1944 г. была научным сотрудником в учреждениях Академии педагогических наук РСФСР, в 1947 - 1962 гг. - директор НИИ художественного воспитания АПН РСФСР. Автор многочисленных работ по эстетическому воспитанию, музыкальному образованию.

 

ШАЦКИЙ Станислав Теофилович - родился 13 июня 1878 г. в Смоленске в семье чиновника - делопроизводителя первого пехотного Невского полка - Теофила Осиповича Щацкого (1838 -1901) и Антонины Клементьевны Шацкой (в девичестве Ляхович, 1851 - 1921). В 1881 г. семья переехала в Москву. Станислав Шацкий был по своей натуре жизнерадостным, инициативным ребенком, он любил людей, стремился к общению с ними. Но в своей семье мальчик чувствовал себя одиноким, мучительно переживал семейные ссоры, был замкнут, храня в тайне от окружающих «свое» - детское, хорошее, так рвавшееся на волю. Его необыкновенная одаренность проявлялась уже в детские годы. Он был поразительно наблюдательным, впечатлительным, остро и тонко воспринимал окружающий мир, обладал прекрасным музыкальным слухом.

 

ШЛЕГЕР Луиза Карловна ( 1863 -1942) - советский педагог, специалист по дошкольному воспитанию и начальному обучению. В 1905 г. организовала первый в Москве народный детский сад, затем городское училище по специальной программе, где занятия вели наряду с учителями-профессионалами студенты Московского университета и Петровской сельскохозяйственной академии. Открыла начальную школу, оформленную, чтобы обойти запреты властей, как «частную школу госпожи Адлер», где обучение велось по экспериментальной программе, составленной вместе с А.У. Зеленко. Привлекла С.Т. Шацкого к участию в создании московского общества «Сетлемент». После закрытия «Сетлемента» стала бессменным сотрудником Шацкого в руководстве московским филиалом общества «Детский труд и отдых», а после октября 1917 г. - Первой опытной станцией по народному образованию.

 

 

 

 

 

 

 

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

 

 

1. Шацкий С.Т. Детский труд и новые пути

 

//Пед. соч. - Т. 1. - С. 201-256

 

«...отмечу те мысли, которые обсуждали мы весной 1905 года в старою, заброшенном н пустом ломе под Москвой в любимое время вечернего чая, размешивая сахар деревянными палочками вместо ложек.

 

Не надо никакой предвзятости качнем попросту жить и будем вводить в эту жизнь то, что лучше вести создает живую детскую атмосферу, будем считаться только с тем, что мы увидим, а не с тем, что мы придумаем. Мы не должны быть связаны, мы должны построить детское дело, внимательно следя за жизнью. У детей нет предрассудков, они - настоящие творцы, полные верных инстинктов, чувств и мыслей, они лишены традиции, их подвижность и оригинальность - наши главные помощники; размеров той помощи, которую окажут нам. дети, нельзя достаточно оценить.

 

Дети во всем свете одинаковы - везде у них нечто свое, детское, они очень общественны и чрезвычайно быстро ассимилируются друг с другом. На всем свете и во всех странах у детей масса общих игр, занятий, привычек; русские ребята в Америке - настоящие маленькие американцы. Поэтому надо держаться только того, что является общим для всех детей; такие общие основы только и могут дать настоящую постановку детской жизни.

 

У нас дети должны почувствовать себя маленькими распорядителями своей общей жизни; наша колония это детский кружок, который сам для себя создает законы. У каждого из нас, взрослых, есть воспоминания о совместных предприятиях, шайках, играх, кружках. Мы всегда собирались вместе подальше от взрослых и сами устраивали свою жизнь и всегда делали из этого тайну, Теперь нам надо только устроить, чтобы все эти «тайны» были самым законным делом. Только это и дорого. Дети не могут жить нормально вне свободного общества детей. Нужно дать им возможность создать свое общество. Самое главное у детейих общественные инстинкты,

 

Мы товарищи детей. Мы должны делать все, что делают дети, и не должны цепляться за свой авторитет, чтобы не подавить ребят. Мы должны самым точным образом подчиняться всем правилам, которые вырабатывают дети. Чем больше они будут видеть в нас участников их жизни, ревностно исполняющих общие обязанности, тем лучше. Пусть они за нами замечают все промахи наши, тогда мы легче сойдемся с ними и добьемся искренних отношений...

 

Один из московских приютов соглашался отпустить к нам на лето несколько мальчиков...

 

...Жить рядом с детьми было и легко и очень трудно. Эта работа была неровна, шла как-то полосами, которые следовали друг за другом почти без всякой видимой связи, неожиданные для нас. Всякий раз, как шла живая работа и игра, возня, песня, шутки, купание, бег взапуски, прогулки, чувствовали мы себя легче и быстро проникались надеждами и строили планы на будущее; но когда наступали полосы усталости, оживление спадало, появлялось ощущение того, что дело идет как-то «не

 

так», что есть много вопросов, которые надо разрешитъ сейчас, не откладывая, но на то нет сил, ни мыслей, и тогда отношения с ребятами, такие естественные, близкие в моменты оживления, казались искусственными и ложными. Вот тогда и было очень трудно. Особенно часто это бывало по вечерам. Мы оба сильно уставали. Хотелось тишины, спокойного обмена мыслями, похить чаю с «клюквенным экстрактом» и лечь спать. Но тут и «начиналось».

 

Дети легче понимают друг друга, чем мы их, поэтому нужно, чтобы один-двое из ребят поняли нас, а остальным они сумеют растолковать, что нам нужно, и более убедительным способом, чем то мы сами можем сделать. Завязать такие дружеские связи можно в беседе, во время работы, прогулки. Эти первые друзья возьмут на себя почин без нашего даже указания; к ним присоединятся незаметно и другие. Короче сказать, нам были трудно, и мы ждали помощи от ребят. Вполне естественно, мы за помощью обратились к тем ребятам, которые выделялись из общей среды. У нас такими были бойкие друзья Вася Таланов и Ваня Жегунов. Мы с ними стали советоваться о наших делах, поручали ответственные дела сходить в лавку, затопить плиту, смотреть за книжками, которые кучкой лежали на окне; они чаще других входили к нам в комнату; у них часто бывали ключи от погреба; с ними мы перекидывались замечаниями, словечками,

 

Результаты сказались очень быстро. Оба приятеля бросили свои шалости, стали деловиты, и все стало кипеть в их руках. Они как-то «сразу» поняли нас, первые брались за свою работу, и мы быстро почувствовали большое удовлетворение от сознания правильности своего «метода». Нам стало «легко»...

 

...Одно нам удалось безусловно: мы постигли тайну собственного превращения в детство. С детьми мы были сами почти дети. Эти настроения заражали их. Они окрасили в свой цвет и нашу трудовую жизнь и наши беседы, занятия и внутренние отношения. Все это приняло интенсивный, почти стремительный характер. Работа наша давала большое удовлетворение. Наши обычные общественные работыкухня и уборка комнат стали привычными...

 

...Был у нас с Устинычем поднят вопрос и о занятиях. Но нам хотелось чего-нибудь такого, что не отзывалось бы школой...

 

...Пусть мы начнем с маленького, будем ждать, пока дети сами начнут создавать свой клуб, свой общественный уголок, вроде как: это вышло в колонии. Мы предложим им занятную для них организацию, своего председателя, секретаря в каждой группе. Пусть мальчики смешаются с девочками в общей работе...»

 

 

2. Документы московского общества «Сетлемент»

 

Устав

 

«Утверждаю»

 

Московский градоначальник

 

генерал-майор Рейнбот

 

...Общество имеет целью содействовать развитию и удовлетворению культурных и общественных потребностей малообеспеченной и малокультурной части населения города Москвы, обращая особое внимание на врачебно-воспитательную работу среди подрастающего поколения...

 

П р и м е ч а н и е. Общество руководствуется в своей деятельности принципом полной беспартийности. (Научный архив АПН СССР, ф. 1, оп. 1, ед. хр. 58, л. 108. )

 

 

Из протокола заседан

Похожие работы

< 1 2 3 >