Влияние ценностных ориентаций на психологическую готовность к материнству

Развитие идей Франкла в отечественной психологии привело к созданию теста осмысленности жизни. Результаты, полученные при факторном анализе теста осмысленности жизни,

Влияние ценностных ориентаций на психологическую готовность к материнству

Дипломная работа

Психология

Другие дипломы по предмету

Психология

Сдать работу со 100% гаранией
и и др.), и в практических исследованиях, связанных с нарушением психического развития ребенка (задержки и нарушения психического развития, детская психиатрия, нарушение социальной адаптации и психологические проблемы детей и подростков).

В этих исследованиях разработано представление о «хорошей» и «плохой» матери («достаточно хорошая мать» у Д. Винникотта, понятия «хорошая грудь» и «плохая грудь» М.Кляйн, хорошие и плохие качества материнского объекта в теории «object relation» и т. п.), выделяются типы матерей по критериям сензитивно-сти, респонсивности и использования средств контроля во взаимодействии с ребенком (Д. Рафаэль-Лефф).

В исследованиях последних десятилетий, основанных на работах Э. Эриксона, Д. Винникотт, Ж. Грабер, С. Гроф [6], Ф. Дольто [30], Р. Ассаджиоли, Д. Пайнз [10], и др., мать и ребенок рассматриваются как составляющие единой диадической системы, только в рамках этой системы приобретающие статус «матери» и «ребенка» и взаимно развивающиеся как элементы этой системы. Мать рассматривается как «среда» для ребенка, а ребенок в свою очередь «объект» для матери как ее проявления в качестве этой «среды» (и наоборот). Таким образом, в качестве объекта исследования здесь выступает взаимодействие матери с ребенком. Увлечение диадическим подходом в исследовании материнско-детского взаимодействия, по мнению многих ученых, привело к исчезновению в научном анализе матери и ребенка как самостоятельных субъектов. Абсолютизация диадического подхода наиболее ярко проявилась в двух направлениях исследований:

Теория социального научения (С. Гроф [6], Ф. Дольто [30], Р. С. Фанти [20] и др.) в русле которого взаимодействие матери и ребенка рассматривается как взаимновызванное стимул-реактивное поведение, изменяющееся в процессе взаимного научения.

Предполагается наличие биологически детерминированных исходных уровней развития способов взаимодействия как у матери, так и у ребенка. Происхождение, формирование и индивидуальные особенности этих исходных образований практически не рассматриваются. По сути, это очень подробное и точное феноменологическое описание особенностей взаимодействия матери и ребенка и его последовательного изменения, причем чаще всего в идеально «нормальном» варианте.

Но даже в рамках этого весьма механистического подхода оказалось невозможным обойтись без определения в качестве потребностей обоих партнеров взаимодействия потребности в поддержании оптимального уровня возбуждения и потребности в достижении и переживании положительных эмоций (М. Кляйн).

Круг проблем, связанных с развитием детско-родительских взаимоотношений, в последние годы выдвигается в ряд наиболее значимых. Исследования психологов и психиатров показывают, что взаимоотношения ребенка с окружающими людьми, и в первую очередь с матерью, в первые годы жизни имеют чрезвычайно важное значение для его дальнейшего личностного развития и психического здоровья. Так, установлено, что дефицит общения со взрослыми уже в первые месяцы жизни ребенка ведет к отклонениям и задержкам в его психическом развитии [1], [2].

Из литературы известно также, что неадекватное материнское отношение к ребенку в раннем детстве выдвигается на первое место среди средовых факторов в развитии шизофрении и других заболеваний [8], [12]. Существуют данные о том, что нарушения взаимоотношений ребенка с близкими имеют отдаленные последствия для формирования родительского поведения: большинство матерей, отказывающихся от своих детей, с раннего детства имели негативный опыт межличностных взаимоотношений в семье [3].

По данным А.И. Захарова, около 50 % обследованных психически здоровых матерей не смогли выработать адекватного отношения к ребенку [31]. При исследовании готовности к материнству было обнаружено, что уже примерно у 40 % беременных женщин обследованной выборки выявились те или иные особенности, могущие впоследствии оказать неблагоприятное влияние на развитие ребенка [9].

Таким образом, перед психологами стоит задача коррекции взаимоотношений матери и ребенка, точнее, своевременной коррекции материнского поведения. Эта задача требует раннего выявления отклонений в материнском поведении, понимания их причин и, соответственно, изучения закономерностей их становления. В данной работе мы предприняли попытку изучения психологической готовности к материнству с позиций концепций В.И. Брутмана, А.Я. Варга, И.Ю. Хамитовой [25].

Исследования, выполненные данными авторами, убедительно доказали, что важнейшую роль в психическом и личностном развитии ребенка играет его общение со взрослыми людьми [1], [2], [10]. В концепции Б.Г. Ананьева под общением понимается такое взаимодействие между людьми, при котором адресатом воздействий выступает личность другого человека, т.е. личностно-ориентированное взаимодействие.[10].

Тот или иной тип отношения, проецируясь на взаимодействие взрослого с ребенком, определяет характер общения между ними. Только при отношении взрослого к ребенку как к субъекту реализуется личностно-ориентированное общение с ним. При этом создаются наиболее благоприятные условия для формирования у младенца положительного самоощущения, переживания себя как источника активности и в конечном счете для общего психического развития. При объектном отношении взрослого у младенца не формируется положительное самоощущение, он становится пассивным, его дальнейшее развитие задерживается и искажается [1], [2].

Исходя из сказанного, психологическая готовность к материнству рассматривается нами как сцецифическое личностное образование, стержневой образующей которого является субъект-объектная ориентация в отношении к еще не родившемуся ребенку. Мы считаем, что это отношение проецируется после рождения ребенка в реальное материнское поведение и определяет его эффективность. По каким же показателям можно определить уровень психологической готовности к материнству до рождения ребенка? Адекватно ли это понятие в отношении прогноза будущего реального материнского поведения? На эти вопросы мы предполагали получить ответы в своем исследовании.

Чтобы выявить круг показателей уровня психологической готовности к материнству, необходимо было предварительно разработать модель формирования этого личностного образования.

Мы опирались на данные из литературных источников и на собственные представления.

Формирование материнского поведения изучалось преимущественно этологами у животных и лишь в последние годы стало исследоваться и у человека [3], [9], [11], [13]. В своей работе мы исходим из представления о том, что психологическая готовность к материнству формируется под влиянием нераздельных биологических и социальных факторов и, с одной стороны, имеет инстинктивную основу, а с другой выступает как особое личностное образование.

Мы разделяем мнение И.Ю. Малисовой [45], что мотивационная основа материнского поведения человека формируется на протяжении всей жизни, испытывая влияние как благоприятных, так и неблагоприятных факторов. Соответственно, уровень психологической готовности к материнству определяется суммарным эффектом действия этих факторов к тому моменту, когда женщина становится матерью. Не претендуя на выявление всех значимых для формирования материнского поведения этапов и факторов, мы попытались вычленить наиболее существенные из них и использовать при выделении показателей уровня психологической готовности к материнству.

Важнейший, с нашей точки зрения, этап это первые годы жизни.

Складывающееся в общении первое личностное образование может рассматриваться и как первый вклад в становление будущего родительского поведения. Если опыт общения с близкими взрослыми был положительным, это означает, что стартовые условия для формирования субъектного отношения к другим людям были благоприятными и основа для формирования субъектного отношения к своему ребенку заложена.

Мы предположили, что о характере раннего коммуникативного опыта, полученного будущей матерью в общении с близкими взрослыми, можно судить по аффективным следам, оставленным в ее первых воспоминаниях о себе и родителях, об их стиле воспитания, о своих привязанностях. Если родители были ласковы, общение с ними оставило в памяти женщины яркий след, если была сильная привязанность к матери или другим родственникам, значит, в раннем детстве женщина имела благоприятный опыт эмоционального общения, что ставит ее в более выгодные условия в прогнозе будущего материнского поведения по сравнению с теми, кто такого опыта не имел.

Большое значение в становлении родительского поведения вслед за эмоциональным, мы придаем общению со сверстниками, старшими и младшими детьми. Основания для этого мы находим также в исследовании В.В. Бойко [20].

Таким образом, в первую группу показателей психологической готовности к материнству мы включили особенности коммуникативного опыта женщины в ее раннем детстве.

Безусловно важным этапом в становлении материнского поведения является период от зачатия до рождения ребенка. В это время в организме и психике женщины происходят глобальные преобразования, актуально подготавливающие ее к материнству, вырабатывается отношение женщины к своему собственному конкретному еще не родившемуся ребенку. О характере этого отношения можно судить по особенностям взаимодействия будущей матери с ним, наличию или отсутствию воображаемого общения [9]. Многие авторы выделяют в качестве важных факторов, влияющих в этот период на последующее материнское поведение, желанность нежеланность ребенка, особенности протекания беременности и субъективное переживание женщиной беременности [4], [6], [7].

Исходя из положения Г.Г. Филлиповой о том, что мотивационная основа материнского поведения человека формируется на протяжение всей жизни человека, испытывая влияние как благоприятных, так и неблагоприятных факторов следу

Похожие работы

<< < 2 3 4 5 6 7 8 9 10 > >>