"God Save The King" или "Боже, царя храни"

Информация - Культура и искусство

Другие материалы по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



"Молитвы русского народа" посвящены теме России, и любопытно, что "державные" мотивы здесь относятся к Отечеству, а не к монарху:

Перводержавную,

Русь православную,

Боже, храни!

Тема силы последовательно уравновешивается в "Молитве" темой гуманности: "Гордых смирителю, / Слабых хранителю, / Всех утешителю" или миролюбия: "Царство... В силе спокойное", "Воинам-мстителям... Миротворителям". Позиция Жуковского особенно отчетливо выявляется при сопоставлении цитированных строк с весьма "воинственной" второй строфой английского гимна:

O, Lord, our God, arise,

Scatter her [his] enemies,

And make them fall!

Confound their politics,

Frustrate their knavish tricks .

Третья строфа Жуковского, посвященная воинам -- хранителям отечества, сразу же дополняется следующей, развивающей идею блюстителей закона как "мирных" воинов. Одна (18-я) строка английского гимна: "May he defend our laws" развивается у Жуковского в тему подданных -- защитников закона:

Мирных воителей,

Правды блюстителей,

Боже, храни!

Жизнь их примерную,

Нелицемерную,

Доблестям верную

Воспомяни!

Последние две строфы "Молитвы" развивают любимую мысль Жуковского о покорности Провидению и о жизни по воле Провидения (симптоматично и замещение: Бог -- Провидение). Обе строфы -- треть текста -- выключены из контекста темы "престола и отечества":

О, Провидение!

Благословение

Нам ниспошли!

К благу стремление,

В счастье смирение,

В скорби терпение

Дай на земли!

Будь нам заступником,

Верным Сопутником

Нас провожай!

Светло-прелестная,

Жизнь наднебесная,

Сердцу известная,

Сердцу сияй!

Такой финал явно формирует и доминанту всего текста. "Молитва" объединяет всех "русских", независимо от положения и рода занятий, в единство, обозначенное в заглавии, -- "народ". В английском гимне идея нации выражена в местоимениях "our" и "us" ("our gracious King", "our God", "our laws", "our hopes" etc.) и наиболее отчетливо высказана в 14-й строке: "God save us all!". Однако в английском гимне идея нации однозначно связывается с идеей монарха (коллективное "мы" 26-й строки -- это "all loyal souls"). Финальные строфы "Молитвы" Жуковского говорят о единстве людей, а не подданных. Царь входит в это единство не как правитель, а как человек. Но что еще более показательно, у Жуковского внутренняя "жизнь души" -- отсвет небесной жизни и явление глубоко личное и индивидуальное -- торжествует над всякого рода земной суетой и, в частности, над политикой ("Жизнь наднебесная... Сердцу сияй"). Так неожиданно, но вполне в духе Жуковского, трансформируется текст, начавшийся, казалось бы, в однозначно-политическом ключе.

Очевидна и связь "Молитвы русского народа" с историческим контекстом 1815 г. -- празднованием победы над Наполеоном . Именно в этот момент, когда Англия и Россия как союзницы вместе сокрушили Наполеона, не могло быть ничего обидного в том, что в России воспользовались для торжеств мелодией и идеей английского гимна. Совершенно закономерным стало появление в тексте Жуковского строфы, специально посвященной воинам-освободителям:

Воинство бранное,

Славой избранное,

Боже, храни!

Воинам-мстителям,

Чести спасителям,

Миротворителям

Долгие дни!

В этих строках для современников звучало напоминание о двух этапах только что закончившейся войны: изгнании врага из пределов отечества, совершившемся после отступления ("мстители", "чести спасители"), и заграничном походе, принесшем мир Европе ("миротворители").

Вернемся теперь к первой строфе (или "Молитве русских"), поскольку именно она распевалась "на голос: God save the King", и здесь сосредоточимся на выраженной в ней идее монарха. На наш взгляд, именно уникальность исторического момента сделала возможным для Жуковского перевести славу, победоносность, равно как великодушие и гуманность в статус постоянных и неизменных характеристик русского царя (см. в первой строфе: "славный", "хранитель", "смиритель", "утешитель"). Напомним, что в английском гимне неизменными характеристиками монарха являются лишь милость и великодушие ("gracious King", "noble King"), а победу и славу призван ниспослать ему Бог:

Send him victorious,

Happy and glorious...

(ср. также уже цитировавшуюся вторую строфу "O, Lord...").

Мы видим, что принадлежность "Молитвы" Жуковского к той краткой эпохе "славы и восторга", когда "чувства народной гордости и любви к государю" без натяжки и усилий отождествлялись в общественном сознании, легко вычленяется из самого текста. Для данного стихотворения время создания -- не случайное обстоятельство, а факт, определивший его природу.

Обратимся теперь к гимну 1833 г. и посмотрим, как от перемены акцентов и перевода в иной исторический контекст меняется смысл текста.

Первая строка, дословно переведенная с английского "God save the King" и игравшая ключевую роль в "Молитве", отходит на второй план в смысловой организации гимна и становится просто рефреном. В тексте 1815 г. в качестве грамматического субъекта (имплицитно) выступает Бог, а царь является объектом Его действий. В гимне 1833 г. актантом является царь. Богу отведена роль патрона, гаранта успешности царских деяний. Ничья активность, кроме царской, теперь не требуется. В гимне нет ни воинов, ни стражей закона, а коллективное "нам", поскольку оно следует за "харизматическим" определением "державный", ста

s