Власть: генезис, компоненты, методы функционирования

Значение легитимности, отмечал Макс Вебер, в гарантии стабильности общества. Легитимность состоит в длительном и как бы единодушном согласии принять правление

Власть: генезис, компоненты, методы функционирования

Информация

Политология

Другие материалы по предмету

Политология

Сдать работу со 100% гаранией

Потенциально-волевые концепции исходят из определения власти как способности или возможности навязывания воли каким-либо политическим субъектом. Такой подход был особенно влиятелен в традиции немецкой политической мысли. Гегель и Маркс, Фихте и Шопенгауэр, Ницше и Вебер использовали понятия «волевого свойства» или «волевой способности» в самых разных, порой даже когнитивно полярных определениях власти. По классическому определению Вебера, власть представляет собой «любую возможность проводить внутри данных общественных отношений собственную волю, даже вопреки сопротивлению, вне зависимости от того, на чём такая возможность основывается». Строго говоря, такое определение власти при желании можно интерпретировать и как «волевое отношение», но акценты у Вебера, также как и у Гегеля или у Маркса, всё же смещаются на трактовку её как некоего потенциала политического субъекта, обладающего особыми субстанциональными качествами носителя власти.

Во многих волевых определениях и подходах к власти ставится вопрос о средствах её реализации и способах «распредмечивания». Одним из первых, кто определили власть как «силовое распредмечивание», а также обнаружил её важнейший признак в контроле над ресурсами, был в 30-е годы американский политолог Ч. Мерриэм. Это позволяет выделить специфическую инструментально-силовую концепцию власти, связанную прежде всего с англо-американской традицией. Уже в «Левиафане» Гоббса власть, которой обладает суверен, описывается не только как некий абстрактный потенциал, сколько как реальное средство принуждения, форма силового воздействия. Трактовки феномена власти как реальной силы (т.е. средства реализации воли) придерживаются и сторонники «силовой модели» власти англо-американской школы «политического реализма», которые и во внутренней (Д. Кэтлин), и в международной (Г. Моргентау) политике определяют власть как силовое воздействие политического субъекта, контролирующего определённые ресурсы и при необходимости использующего даже прямое насилие.

И, наконец, в современной политической теории разработаны системная и структурно-функциональная концепции власти, связанные, прежде всего, с работами Т. Парсона, Д. Итона, Г. Алмонда, М. Крозье и др. По Парсону, власть скорее всего представляет собой особенное интегративное свойство социальной системы, имеющее целью поддержание её целостности, координацию общих коллективных целей с интересами отдельных элементов, а также обеспечивающее функциональную взаимозависимость подсистем общества на основе консенсуса граждан и легитимизации лидерства.

С атрибутивно-субстанциональными концепциями власти тесно соседствуют реляционные, трактующие власть при помощи категории «социальных отношений». Надо сказать, что эти подходы достаточно тесно переплетаются между собой, как, например, в бихевиоризме. Поведенческий (бихевиористский)подход редуцирует всё многообразие властного общения к элементарным отношениям между поведениями двух индивидов-акторов и соответствующим влияниям одного на другое. Бихевиористы Г. Лассуэл и А. Каплан определяют власть в качестве отношения двух акторов следующим образом: «А имеет власть над В в отношении ценностей К, если А участвует в принятии решений, влияющих на политику В, связанную с ценностями К». Таким образом, власть становится отношением двух поведений и влияний, при котором одна сторона навязывает своё решение другой.

К этим концепциям примыкают и так называемые интеракционистские теории, согласно которым властное отношение выполняет роль особого способа обмена ресурсами между людьми (П. Блау) или асимметричного взаимодействия со сменой ролей акторов при разделе зон влияния (Д. Ронг), а также основного «стабилизатора» в совокупной системе общественных отношений, обеспечивающего посредством регулирования постоянно возникающих конфликтов по поводу распределения и перераспределения материальных, идеологических и других ресурсов (Р. Дарендорф, Л. Козер и др.) социальное равновесие и политический консенсус.

Наконец, к наиболее сложным и комбинированным подходам можно отнести коммуникативные (Х. Арент, Ю. Хабермас), а также постструктуралистские (или неоструктуралистские) (М.Фуко, П. Бурдье) модели власти, рассматривающие её как многократно опосредованный и иерархизированный механизм общения между людьми, разворачивающегося в социальном поле и пространстве коммуникаций. Арендт отмечает в связи с этим, что власть - это не собственность или свойство отдельного политического субъекта, а многостороннее институциональное общение. Возникновение власти как социального феномена обусловлено необходимостью согласования общественных действий людей при преобладании совместного интереса над частным. Хабермас отстаивает точку зрения, что власть является тем макромеханизмом опосредования возникающих противоречий между публичной и частной сферами жизни, который наряду с деньгами обеспечивает воспроизводство естественных каналов коммуникаций между политическими субъектами.

Что касается новейших постсруктуралистических (или неоструктуралистических) концепций «археологии и генеалогии власти» Фуко и «поля власти» Бурдье, от их объединяет не субстанционально-атрибутивное, а скорее реляционное видение власти как отношения и общения. Фуко отмечает, что власть представляет собой не просто отношение субъектов, а своего рода модальность общения, т.е. «отношение отношений», неперсонифицированное и неовеществлённое, поскольку его субъекты находятся каждый момент в постоянно изменяющихся энергетических линиях напряжений и соотношениях взаимных сил. Бурдье обосновывает собственное понятие «символической власти», которое сводится им к совокупности «капиталов» (экономических, культурных и т.д.), распределяющихся между агентами в соответствии с их позициями в «политическом поле», т.е. в социальном пространстве, образуемом и конструируемом самой иерархией властных отношений.

 

 

Структура власти.

Основными компонентами власти являются её субъект, объект, средства (ресурсы) и процесс, приводящий в движение все её элементы и характеризующиеся механизмом и способами взаимодействия субъекта и объекта. Субъект власти воплощает её активное направляющее начало. Им может быть отдельный человек, организация, общность людей, например, народ или даже мировое сообщество, объединённое в ООН.

Для возникновения властных отношений необходимо, чтобы субъект обладал рядом качеств. Прежде всего, это желание властвовать, проявляющееся в приказах или распоряжениях. Большинство людей не испытывает психологического удовольствия от обладания властью, власть сама по себе не является для них ценностью, многие вообще предпочли бы уклониться от руководящих должностей и связанных с ними психологической и социальной ответственностью, если бы власть не открывала широкие возможности для получения различного рода благ. Для них стремление к власти имеет инструментальный характер, т.е. служит средством достижения других целей.

Помимо желания руководить и готовности брать на себя связанную с этим ответственность, субъект власти должен быть компетентным, знать суть дела, состояние и настроение подчинённых, уметь использовать ресурсы, обладать авторитетом. Конечно, в реальной жизни власть имущие наделены всеми вышеперечисленными качествами в разной степени.

Субъекты политической власти имеют сложный, многоуровневый характер: её первичными факторами являются индивиды, вторичными - политические организации, субъекты наиболее высокого уровня, непосредственно представляющими во всех властных отношениях различные общественные группы и весь народ, - политические элиты и лидеры. Связь между этими уровнями может нарушаться, лидеры нередко отрываются от масс и даже от приведших их к власти партий.

Отражением первостепенной роли субъекта в отношениях власти является широко распространённое отождествление власти с её носителем. Так, говорят о решениях власти, о действиях властей и т.п., подразумевая под властью управленческие органы.

Субъект определяет содержание властного отношения через приказ (распоряжение, команду). В приказе предписывается поведение объекта власти, указываются (или подразумеваются) санкции, которые влекут за собой выполнение или невыполнение данного распоряжения. От приказа, характера содержащихся в нём требований во многом зависит отношение к нему объекта, исполнителей - второго важнейшего элемента власти.

Власть никогда не является свойством или отношением лишь одного действующего лица (органа). Власть - всегда двустороннее, асимметричное, с доминированием воли властителя взаимодействие её субъекта и объекта. Она невозможна без подчинения объекта. Если такого подчинения нет, то нет и власти, несмотря на то, что стремящийся к ней субъект обладает ярко выраженной волей властвования и даже мощными средствами принуждения. В конечном счёте у объекта властной воли всегда есть пусть крайний, но всё же выбор - погибнуть, но не подчиниться. Осознание зависимости власти от покорности населения нашло своё практическое политическое выражение в акциях гражданского неповиновения, что широко используется во всём мире.

Масштабы отношения объекта к субъекту властвования простираются от ожесточённого сопротивления до добровольного, воспринимаемого с радостью повиновения. В принципе, подчинение так же естественно присуще человеческому обществу, как и руководство. Готовность к подчинению зависит от ряда факторов: от собственных качеств объекта, от характера предъявляемых к нему требований, от ситуации и средств воздействия, которыми располагает субъект, а также от того, как исполнитель воспринимает субъект в зависимости от наличия у него авторитета. <

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 6 > >>