Владимирский край в ХIV-XV веках

Для начала монголо-татары захватили за Клязьмой городское стадо. Затем, на посад пришедше, начали грабить и убивать жителей. Посад был сожжён.

Владимирский край в ХIV-XV веках

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
ако, из предосторожности, поделил Владимирское княжество: Кострому отдал Калите, а Владимир и ряд других городов - князю Александру Васильевичу суздальскому. Разделение это, впрочем, было недолгим: в 1332 г., после смерти Александра, княжество воссоединилось. Но Орда и позднее всячески поощряла появление новых небольших княжеств, пытаясь тем самым тормозить объединение русских земель.

Золотая Орда сама переживала не лучшие времена. Феодальные усобицы раздирали некогда единое ханство. Ослабла центральная власть. Слабели путы татарского господства в подвластных землях. В начале XIV века в основных центрах Владимирского княжества перестал существовать институт баскачества. О нём напоминали лишь сохранившиеся в крае названия сёл: Баскаки, Баскаково.

После смерти Калиты ярлык на великое княжение Владимирское (1340 г.) получил его сын Семён Иванович (Гордый). В 1341 г. хан Узбек, обеспокоенный усилением московского князя, изъял из его власти и передал суздальскому князю Константину Васильевичу город Нижний Новгород, Городец на Волге и город Унжу. Тогда же к великому княжеству Владимирскому был присоединён Юрьев-Польской. В 1342 г. князь Константин перенёс столицу из Суздаля в Нижний Новгород. Ему удалось значительно расширить своё княжество, подчинив мордовские земли. В 50-е годы XIV века в состав княжества, кроме Суздаля и Нижнего Новгорода, входили ещё Юрьевец, Шуя, Городец на Волге. На окраине Суздаля суздальско-нижегородские князья поставили монастыри-крепости: Спасо-Евфимиев и Покровский.

Семеон Гордый, как и Иван Калита, расширял свои владения путём покупки земель. В его духовной грамоте (1353 г.) упоминаются: В Переяславле купля - с. Самаровское, с. Романовское, на Киржаче с. Ортаковское в Юрьевской волости, а также с. Семёновское Владимирской волости, что есмь купил у Овци у Ивана.

После смерти Семёна Гордого на великое княжество Владимирское претендовал его брат Иван Иванович Красный и суздальско-нижегородский князь Константин Васильевич, которого поддерживали новгородцы. Ярлык, однако, был отдан Ивану Красному. К моменту смерти Ивана Красного в 1359 г. его наследники Дмитрий Иванович и Иван Иванович были малолетними, поэтому великокняжеский стол во Владимире сумел захватить суздальско-нижегородский князь Дмитрий Константинович. Летописец подчёркивает, что престол он получил не по отчине и не по дедине, т. е. в нарушение родовых прав. Дмитрий Константинович переехал во Владимир, стремясь вернуть ему роль великокняжеской столицы. Однако правление его было недолгим.

В 1362 г. спор о великокняжеском престоле рассматривался в Орде, и хан Амурат отдал княжение великое по отчине по дедине князю Дмитрию Ивановичу Московскому. Чтобы утвердиться на великокняжеском престоле Дмитрий Иванович прибегнул к силе. Вскоре (1364 г.) всё Владимирское княжество отошло к Москве, а мир с суздальским князем был скреплён браком в 1367 г. Дмитрия Ивановича (московского) с Евдокией, дочерью Дмитрия Константиновича. С тех пор княжество Владимирское перестало существовать как самостоятельная политическая единица.

Со второй половины XIV века история Владимирской земли тесно связана с историей Москвы. Москва выступает как преемник политических и культурных традиций Владимира, что нашло отражение и в архитектуре, и в литературе. История края за этот период очень скудна. Известно, что в 1371 г., когда тверской князь Михаил Александрович получил в Орде ярлык на великое княжение, жители Владимира и Переяславля-Залесского не пустили его к себе, но на следующий год Переяславль был захвачен и разграблен Михаилом с помощью литовского войска под предводительством Кейстута. В 1377 г. владимирские, переяславские, муромские, юрьевские и нижегородские полки принимали участие в битве на р. Пьяне, где русские потерпели поражение; был сожжён Суздаль.

В 1380 г. отряды из Суздаля, Мурома, Переяславля сражались на Куликовом поле. Владимирскими полками командовал воевода Тимофей Васильевич Вельяминов, переяславскими - Андрей Серкизович. Битва на берегу Дона закончилась исторической победой русских воинов во главе с великим князем московским Дмитрием Ивановичем, прозванным в народе Донским. В героической повести - песне Задонщина о Куликовом поле после сражения говорится: Иже лежат трупи крестьянские аки сенныя стоги, а Дон-река три дня кровью текла.

В 1383 г. после смерти Дмитрия Константиновича нижегородского обострилась борьба за Суздальско-Нижегородское княжество. Суздаль достался брату Дмитрия Константиновича Борису. В 1389 г. на великокняжеский престол во Владимире был возведён Василий I Дмитриевич, сын Дмитрия Донского и Евдокии Дмитриевны, дочери суздальско-нижегородского князя Дмитрия Константиновича. Василий I продолжил политику собирания русских земель, и большую роль в этом процессе сыграла борьба за присоединение к Москве Суздаля, Нижнего Новгорода, Мурома.

В 1392-1393 гг. Василий I получил ярлыки сразу на Муром, Нижний Новгород, Тарусу, Городец, Мещеру.

В конце XIV-начале XV века на роль объединителя русских земель претендует Русско-Литовское княжество. Обстановка осложнилась вмешательством в дела Восточной Европы Польши и Ливонского ордена. Москва охотно принимала выходцев из Литвы. В 1406 г. на службу к великому князю московскому отъехал из Литвы князь Александр Иванович Нелюб, получивший в управление Переяславль, а два года спустя, в июле 1408 г. Василий I с великой почестью встречал брата польского короля Свидригайло, выделил ему в кормление град Володимерь со всеми волостями, и с пошлинами, и с сёлы, и с хлебы земляными и стоячими, тако же и Переяславль, тако же и Юрьев-Польской.

В октябре-декабре 1408 г. набег на Северо-Восточную Русь совершил мурза Едигей. Поход Едигея преследовал главную цель - ослабление Московского государства, и цель эта была достигнута; дело заключалось не только в ограблениях и разорениях русских земель, но и в политических результатах. Одним из условий мира, заключённого в 1409 г., Едигей поставил ликвидацию союза Василия I со Свидригайло, союза, сулившего резкое усиление Москвы. Не случайно основной удар монголо-татар был направлен на города и земли, переданные Свидригайло, в том числе - Переяславль, Юрьев-Польской. Свидригайло был вынужден отъехать в Литву.

Спустя два года земли Северо-Востока вновь были разорены. На этот раз причиной набега стало пребывание во Владимире митрополита всея Руси Фотия. Поставленный в митрополиты константинопольским патриархом, Фотий (грек по происхождению) встал на путь сотрудничества с великим князем московским в деле собирания русских земель. Первым шагом митрополита было посещение церковной столицы Руси г. Владимира, откуда Фотий намеревался управлять всей русской православной церковью. Деятельность Фотия, направленная на дальнейшее возвышение Москвы и укрепление единства великого княжества Владимирского, толкнула ордынского правителя Едигея к организации похода на Русь с целью пленения митрополита.

В 1410 г. Даниил Борисович, сын бывшего суздальского князя Бориса Константиновича, тайно от всех приведе к себе ордынского царевича Талыча. Вместе с Талычем он послал изгоном на Владимир своего боярина Семёна Карамышева, а с ним русско-татарский отряд.

Набег был явно согласован с Едигеем. Однако Фотий вовремя покинул Владимир и скрылся в одном из митрополичьих имений, окружённом труднопроходимыми болотами.

Отряд под предводительством Талыча и Семёна Карамышева подошёл к Владимиру из-за Клязьмы беззвестно в полдень 3 июля. Владимирского наместника Юрия Васильевича Щеки в это время в городе не было, понеже время быстъ тогда тихо и мирно.

Для начала монголо-татары захватили за Клязьмой городское стадо. Затем, на посад пришедше, начали грабить и убивать жителей. Посад был сожжён. Летописи подробно описали разорение владимирского Успенского собора, где ключарь Патрикей, родом гречин, пытался спасти некоторые церковные реликвии. Ему удалось часть золотых и серебряных сосудов и другой утвари спрятать. Когда татары вместе с отрядом С. Карамышева ворвались в собор, они увидели Патрикея, молящегося перед иконой Богородицы. Несмотря на мучительные пытки (на сковороде пекша, за нокти щепъе биша, по хвосте у конь волочиша), ключарь не сказал, где он прятал церковное имущество и людей, которые были в соборе. Собор был разграблен. Пострадала главная святыня собора - икона Богоматери. Разорению подверглись и все остальные владимирские церкви. Прошлись захватчики по волостям и сёлам. Был разорён Стародуб, находившийся в 60-ти вёрстах от Владимира, а затем Муром. Очевидцы погрома отмечали, что всюду трупье мёртвых без числа много. Добыча грабителей была огромной. Пленные, сумевшие вернуться домой, рассказывали, что дорогие одежды и различные вещи просто сжигались, яко сенные копны, так как не было возможности всё забрать с собой. Унесены были только драгоценные церковные ризы, изделия из золота и серебра, а также деньги, которые захватчики мерами делиша меж собою. Во время пожара, бушевавшего во Владимире, церковные колокола поплавились.

Очередной этап междоусобной борьбы начался во второй четверти XV века, когда на Руси развернулась война между сыном Василия I Василием II (Тёмным) и его дядей Юрием Дмитриевичем галицким, которая известна как феодальная война на Руси.

Объектом её был великокняжеский престол, и вполне естественно, что часть событий этой войны протекала на территории нашего края. До 1430 г. активных действий ни со стороны Юрия Дмитриевича, ни со стороны Василия II не предпринималось. После смерти великого князя литовского Витовта, являвшегося дедом по материнской линии Василия II, и почти сразу последовавшей за ней смертью митрополита Фотия, бывшего практически главой московского правительства, начинается новый раунд борьбы за великое княжение на Руси.

Наиболее трагичные события происходят в середине 40-х годов XV в. В 1437 г. Улу-Мухаммед, занявший в своё время золотоордынский престол при поддержке Витовта, был вынужден переселиться с

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 7 > >>