Владимир Жириновский - enfant terrible русской политики

Владимир Жириновский - enfant terrible русской политики

Владимир Жириновский - enfant terrible русской политики

Информация

Политология

Другие материалы по предмету

Политология

Сдать работу со 100% гаранией
в Майкопе, потому что у моей матери было двое братьев и двое сестер, их было пятеро детей в семье. И у всех у них были дети, и все они женились и вышли замуж. Если собрать всю семью - это, наверное будет около ста человек. И. конечно, там были люди разных национальностей. И были у нас в семье и уборщица, и кандидат наук. Просто солдат и полковник. Люди, окончившие вузы и не окончившие. Типичная средняя русская семья. Многонациональная. Мужья некоторых двоюродных сестер были нерусскими. У тетки муж был мордвин, Виктор Измайлов. У двоюродной сестры Рены муж был осетин или адыгеец. Так что мы как-то перемешались. Но в основном мы все-таки русские люди." По эпической интонации и избыточным перечислениям семейная история Жириновского (кроме матери, ни один из родственников не будет играть в дальнейшем изложении никакой роли) явно избирает в качестве образца библейские родословные древа. Это, с одной стороны, родословная героя, спасителя Родины (на это указывают и особые обстоятельства рождения - не успели вызвать "скорую", дядя сам отрезал пуповину", с другой - типичное, рядовое русское фамильное древо. Заметим, что Жириновский к своим родным относится достаточно рационально и критично (см. историю жизни его матери) и совершенно не склонен делать из них культовых фигур, вся эта семейная орда нужна ему для того, чтобы подчеркнуть свою укорененность в русской почве, свою связь с Россией как с организмом - а Россия представляется ему именно как огромный, живой, материнский организм, от которого он эмансипирован ровно в такой мере, что видит, как ей помочь, но не настолько, чтобы вполне от нее дистанцироваться. В отличие от многих политических писателей, например, Зюганова, Жириновский не испытывает ностальгии по "былым временам" - ни в том, что касается личного прошлого, ни в том, что касается истории. Рассказывая о несчастной жизни матери, он делает такое заключение: "Всю жизнь - унижения и страдания". И продолжает, сразу переходя к обобщениям: "Это, видимо, была участь всего нашего народа. Моя мать и мой отец родились в Российской Империи, отец - в 1907 году, мать - в 1912 году. И весь этот век они мучились. Сперва царь и Российская Империя, потом революция и гражданская война, потом Великая отечественная война, и эти вечные переезды, вечные какие-то формальности, паспорта, прописки, можно-нельзя. Сколько городов, сколько квартир поменяли... Мы всю нацию посадили на колеса. Весь русский народ - на повозке, дребезжа по проселочным дорогам, по ухабам (сознательные или неосознанные гоголевские аллюзии.). Весь двадцатый век. И в космос вышли, и немца разбили. Но разрушили все семьи, все устои, потеряли все архивы, родственные связи. Сколько людей перемешалось, потерялось. А как хорошо было в начале века. Российская Империя. И отец и мать были одинаково подданные Российской Империи. Потом проведут границы, и это будет уже не Украина и Польша, это будет уже не Пензенская губерния, а Мордовская республика, не город Верный, а Казахская автономия, а потом Союзная республика и, наконец, независимый Казахстан. За что, за что (а это уже Толстой - двумя строчками выше появляется Польша; вообще Жириновский на редкость литературен.) такая напасть на семью?.." В приведенной цитате - то же, уже отмеченное выше, отождествление собственной семьи и России. После рассуждений о судьбе нации ожидаешь в конце: "За что такая напасть на Россию, на народ?", а получаешь: "на семью", потому что для автора нет дистанции между собственным "я" и страной и, рассказывая о себе, он рассказывает о стране. Надо отметить, что вздох по Российской Империи - это редкость для Жириновского; вообще-то он устремлен в будущее, проектированием которого с увлечением занимается. С его точки зрения, Российская империя была хороша, но не идеальна, и его целью не является простое воспроизводство (на доступном материале) России XIX века, хотя он подчеркивает отличающую его от "политической массы" связь с былой Россией. Вот как он характеризует себя, в манере вполне хлестаковской: "Человек образованный, с двумя университетскими дипломами, говорит на европейских языках - откуда он взялся здесь, этот осколок той, процветающей России прошлого века." Но в целом, повторяем, Жириновский не озабочен историческим прошлым, а прошлое непосредственное, советское в его текстах описывается как время нищеты, лишений, беспорядка, унижений и мелких бытовых неудобств. Композиционно книга "Последний бросок на Юг" состоит из двух неоднородных частей. В первой излагается история жизни-жития героя; во второй - его рецепт для России. Первая часть эксплуатирует сюжет о "гадком утенке", и завершается, естественно, его превращением в лебедя - лидера одной из крупнейших политических партий России. Маленького Жириновского, узнает читатель, никто не любил, не ласкал. Учителя придирались, ходил он в обносках, а единственную любимую рубашку - яркую, в клеточку - у него украли. Герой повествования был смышленым и резвым мальчиком и тянулся к знаниям, но страдал из-за своего антиконформизма и чувствовал себя чужим среди окружающих людей и низких бытовых проблем, демонстрируя тем самым признаки избранничества. В характере житийного персонажа переплетаются байронические, или онегинские черты с типичными характеристиками архаического персонажа - плута. Если детство Жириновского - это детство романтического героя-избранника (особые обстоятельства рождения, одиночество, чуждость среде и семье, угрюмость, мечта "купить слона", мотив Маугли - "я жил, как в пещере" и др.), то, начиная с отрочества, в личности героя все больше проявляются авантюрные черты, тяга к приключениям. Охота к перемене мест и рода занятий подается не как романтические странствия неприкаянной души, а как стремление и способность легко менять маски и ниши("я готов был в другой сфере находить себя и использовать свои возможности"). Жириновский подробно пишет о своих отроческих забавах: "Нам хотелось каких-то приключений. Мы покупали соски в аптеках, надували их, прокалывали дырочку, наливали туда воду и брызгались - по машинам, по прохожим. Мы искали приключений, нам что-то нужно было." Жириновский не скрывает от своих читателей, что его персонаж в детстве воровал конфеты в магазинах - эта деталь, чуждая облику романтического героя, играет на образ плута, хитроумного и проворного человека, который выйдет сухим из воды и пройдет там, где другой утонет. Авантюрность героя подчеркивает и ненужная, казалось бы, история про то, как маленького Жириновского три раза приводили в милицию и благополучно отпускали. Подобного рода мелкие штрихи помещают героя в пространство авантюрного романа или волшебной сказки, в конце которой его ждет, правда, не принцесса (на отсутствие которой в его судьбе он многословно жалуется), а царство. Кстати, Жириновский подчеркивает, что он - младший сын, что характерно для протагониста сказки. Другой мотив биографии персонажа - это мотив "философского камня". Для того чтобы преобразиться из "гадкого утенка" в красавца-лебедя, ему необходимо найти некое тайное знание. Это знание состоит из разнородных компонентов, которые в нужном сочетании дают химическую реакцию, в результате которой неблагородная материя ("босоногий мальчик", советский мэнээс- неудачник) превращается в благородную (спаситель России). Юного героя ведет его звезда, его обуревает жажда знаний и впечатлений. Он жадно учится, хотя его цель пока еще неясна ему самому: его угнетает узкая специализация и привлекают совершенно разнородные отрасли гуманитарного знания. Получив формальное образование, он меняет места работы, много ездит по стране, собирать кусочки опыта, которые впоследствии окажутся необходимыми элементами того сплава, из которого, как феникс, возникнет Жириновский-политик. Особое значение для него имеет владение языками, которое воспринимается прежде всего как магическая способность говорения на языках - еще одна характерная черта персонажа-трикстера. И вот наступает момент трансформации. Сам это момент в книге не описывается, в тайное тайных читатель не допущен. На этом биография обрывается, и начинается существование героя в новой - божественной - ипостаси, в которой он выступает со своего рода Нагорной проповедью. В ней сформулированы заповеди, исполнив которые Россия достигнет идеального состояния. Мы так подробно остановились на истории "я" Жириновского, потому что для автора существует несомненный параллелизм между его судьбой, историей его семьи и судьбой России, между сюжетом его жизни, и сюжетом русской истории. Как и семейство Жириновских-Макаровых, Россия знала период процветания и спокойствия. Как Жириновский, в советские времена Россия была "гадким утенком" среди стран - голодным, нищим, униженным, одиноким. Как он, Россия накапливала опыт и ресурсы. Но, в отличие от Жириновского, который претерпел трансформацию и превратился в вождя и мага, Россия пока не преобразилась. Однако на это есть все шансы, если она прислушается к речам Жириновского. Рецепт, который предлагает Жириновский для спасения русской нации - это "последний бросок на юг, выход России к берегам Индийского океана и Средиземного моря" Трудно усмотреть какую-либо связь между сим рецептом и наличной реальностью, но этому нетрудно найти объяснения. Преобразившись в результате своих странствий и приключений, Жириновский вышел за пределы реальности бытовой и ныне обитает в реальности мифологической, в которой его идея вполне реальна. Бросок русских армий к Индийскому океану должен произойти в той же действительности, в которой Моисей водил свой народ по пустыне и серый волк доставлял Ивану- крестьянскому сыну молодильные яблоки (к турецким и российским политическим агентам сказанное отношения не имеет); а это, разумеется, превосходнейшим образом возможно. В отличие от Зюганова, который подходит к мифотворчеству, вооружи

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 6 > >>