"...На троне вечный был работник"

Статья - История

Другие статьи по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ть. Даже Прутский поход (а он поставил русскую армию в такое критическое положение, что и поныне нельзя с точностью установить, как ей удалось выбраться из мышеловки) не мог поколебать престижа России в международных делах. Сколь сложно было русской армии на Пруте, свидетельствует готовность Петра во имя заключения мира вернуть все завоеванные территории, за исключением выхода к морю на Неве. Даже Псков царь готов был отдать шведам, а "буде же того мало, то отдать и иные провинции", - наставлял царь своего уполномоченного на переговорах. Подобных жертв от России, однако, не потребовалось - османы "довольствовались" передачей им Азова и разрушением Таганрога и Каменного Затона.

После изгнания шведов из Прибалтики события Северной войны протекали довольно вяло. Отчасти это объяснялось возникшими в стане союзников противоречиями, отчасти отсутствием у России линейного флота, о котором царь начал проявлять особое попечение после Полтавы. Померанская операция 1712-1713 годов, в результате которой русские войска совместно с союзниками изгнали шведов из Померании, а также две морские победы русского флота - у мыса Гангут в 1714 и у Гренгама в 1720 году - оживили затянувшиеся на десятилетие военные действия.

Особую радость Петра, увлеченного и кораблестроением, и военно-морским флотом, вызвала Гангутская операция, которую он любил сравнивать с Полтавской викторией. Впрочем, победа у Полтавы сопровождалась полным разгромом и ликвидацией армии Карла XII, солдаты и офицеры которой либо сложили головы на поле битвы, либо сложили оружие у Переволочны, в то время как у Гангута было захвачено лишь несколько кораблей и пленен контр-адмирал Эреншельд. Однако подлинное значение этого сражения в том, что оно явило собой первую морскую победу русского флота. Морское сражение у Гренгама закрепило успех Гангута и дало военно-морскому флоту России господствующее положение в Балтийском море.

Балтийский флот Петра превратился в грозную силу, оказывавшую давление на Швецию. Дважды, в 1719 и 1720 годах, на шведское побережье высаживался русский десант - именно это вынудило шведов сесть за стол переговоров. 30 августа 1721 года - день подписания Ништадтского мира, по которому к России отошли Эстляндия, Лифляндия, Ингерманландия, города Выборг и Кексгольм.

Сенат в знак признания заслуг Петра в войне поднес ему титул императора. Россия обрела статус морской державы и стала именоваться империей.

Цель войны была достигнута: Россия не только овладела выходом к Балтийскому морю, но и обеспечила безопасность Петербурга - "Парадиза", как называл царь основанный им город.

После Прутского похода угроза вторжения неприятеля в Россию отпала - у Швеции для этого не было сил, а Османская империя довольствовалась уходом русских из Причерноморья. У Петра появилась возможность уделить больше внимания внутренней жизни страны и продолжить преобразования. И если раньше новшества вводились главным образом для удовлетворения внезапно возникавших военных надобностей, то преобразования этого периода отличались планомерностью, тщательным изучением опыта государственного строительства Западной Европы.

В 1718-1720 годах возникли коллегии, заменившие старинные приказы. От приказов коллегии отличались строгим разграничением обязанностей, управляли той или иной отраслью государственного хозяйства на территории всей страны благодаря разработанным регламентам, определявшим место каждой коллегии в государственном механизме. Во главе 12 коллегий, заменивших 44 приказа, царь поставил самых опытных администраторов: Г. И. Головкин возглавил Коллегию иностранных дел, А. Д. Меншиков - Военную коллегию, Ф. М. Апраксин - Адмиралтейскую и т. д.

В ряду административных реформ важное место заняло учреждение Синода, заменившего патриарха. Последний патриарх Адриан умер еще в 1700 году, но Петр не спешил с избранием нового, учредив вместо патриарха должность местоблюсти теля патриаршего престола, которую вплоть до образования Синода (1721) занимал Стефан Яворский. Учреждение Синода, состоявшего из чиновников в рясах, означало полное подчинение духовной власти светской. Отныне не могло возникнуть ситуации, аналогичной делу Никона при отце Петра, когда патриарх пытался затмить царя и претендовал на первенствующую роль в государстве. (См. "Наука и жизнь" № 6, 2004 г. - Прим. ред.)

Совершенствовались Сенат и губернская администрация. Основными административными единицами стали не восемь губерний, на которые была поделена страна, а провинции - более мелкие по размерам территории.

Надзор за деятельностью созданного бюрократического механизма осуществляли генерал-прокурор и обер-прокурор Сената и Синода, прокуроры коллегий и провинций. Российское чиновничество существовало и до Петра, в годы же проведения административных реформ царь вооружил его уставами и регламентами, четко определявшими каждое действие должностного лица и порядок продвижения бумаги от одной инстанции к другой. Строгая регламентация привела в конце концов к тому печальному результату, что мерилом работы чиновника стало не дело, а след, оставленный им на бумаге, - многочисленные пометы и резолюции.

К заметным внутриполитическим акциям правительства относится указ о единонаследии 1714 года, определивший порядок передачи наследства потомкам. Отныне главное богатство помещика - земля (недвижимая собственность) не подлежала дроблению, она целиком передавалась одному из сыновей. С одной стороны, указ принуждал дворя

s