"...На троне вечный был работник"

Статья - История

Другие статьи по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



"...На троне вечный был работник"

Доктор исторических наук Н. Павленко.

На протяжении жизни одного поколения в России начала XVIII века произошли разительные перемены, они приводили в изумление одних и вызывали гнев других. Не оставались равнодушными и европейские дворы, где российские преобразования встречали либо доброжелательные, либо враждебные толки.

В самом деле, Россия конца XVII столетия - огромная, неповоротливая, с границами от Тихого океана до Новгорода и Пскова, которая и стояла-то в стороне от прогресса, лишенная возможности постоянно общаться с более развитыми странами, уж не говоря о том, чтобы влиять на их политику, - вдруг за какие-то два десятилетия стала могущественной державой, прочно закрепившейся в семье европейских народов.

О том, что дали России петровские преобразования, со всей определенностью сказало время. Известный историк и публицист второй половины XVIII века Михаил Михайлович Щербатов считал: путь, пройденный страной при Петре, без него пришлось бы преодолевать два столетия. Николай Михайлович Карамзин в начале XIX века полагал, что на это потребовалось бы шесть столетий. Ни Щербатов, ни Карамзин отнюдь не питали симпатий к царю-преобразователю, но даже они не могли не признать гигантского скачка России в годы петровских реформ.

Особенность преобразований первой четверти XVIII века - их универсальность и всеобъемлющий характер: невозможно назвать ни одной сферы жизни общества или уголка страны, которых бы они не коснулись.

Вся предшествующая история России ставила перед нею первостепенной важности задачу - закрепиться на Балтийском море. Еще отец Петра, царь Алексей Михайлович, пытался возвратить земли в устье Невы, отнятые шведами в годы польско-шведской интервенции начала XVII века. Но цели не достиг: в 1661 году пришлось заключить Кардисский мир, оставлявший за Швецией захваченную территорию.

С середины XVI века русское государство располагало единственным портом, обеспечивавшим морской путь в Европу, - Архангельском. Но он обладал множеством неудобств. Отдаленность от экономического и политического центра страны была вдвое больше, чем от побережья Балтийского моря. А кораблям, следовавшим из Архангельска в Европу Белым, Баренцевым и Северным морями, приходилось преодолевать вдвое большее расстояние, чем идущим через Балтийское море. Да и путь по северным морям считался более опасным - свирепые штормы и айсберги погубили немало кораблей. Наконец, навигационный период здесь не такой продолжительный, как на Балтийском море.

Впрочем, внимание Петра вначале привлекало не Балтийское море, а моря южные - Азовское и Черное. Чтобы овладеть подступами к ним, он совершил два Азовских похода. Последний, 1696 года, закончился блестящим успехом - взятием османской крепости Азов в устье Дона. Чтобы основательно закрепиться на Азовском море, царь основал новый порт - Таганрог. (См. "Наука и жизнь" № 9, 2005 г.- Прим. ред.)

Выход к побережью Азовского моря еще не открывал морских путей в Западную Европу: для этого надлежало стать хозяином Керченского пролива, утвердиться на Черном море и получить право прохода через Босфорский пролив и Дарданеллы. Всего этого предстояло добиться оружием, и в Москве понимали, что страну ждет длительная и напряженная борьба с Османской империей. Именно поиск союзников в грядущей войне составлял одну из задач Великого посольства, отправившегося в Западную Европу в марте 1697 года. В его составе был и Петр.

Дипломатические переговоры Великого посольства по сколачиванию антиосманской коалиции закончились неудачей, и Петру пришлось круто менять внешнеполитический курс - вместо борьбы за выход к южным морям начать утверждение России на Балтике. Царь готовился к войне и вести ее намеревался не в одиночестве, а вместе с Данией и Саксонией. Так возник Северный союз, весной 1700 года начавший военные действия против Швеции.

Вопреки ожиданиям, союзников подстерегали крупные неудачи. Восемнадцати летний шведский король Карл XII, слывший повесой, проводивший время в беспутных забавах, проявил вдруг незаурядные полководческие дарования. Он молниеносно высадил десант под стенами Копенгагена и под угрозой бомбардировки столицы вынудил датского короля выйти из Северного союза и заключить мир со Швецией.

Вслед за этим Карл XII двинулся на помощь гарнизону Нарвы, осажденной русскими войсками. Битва 19 октября 1700 года завершилась полным поражением русских войск, потерявших около шести тысяч человек и лишившихся всей артиллерии. Офицерский состав от капитана и выше, вопреки условиям капитуляции, был захвачен в плен.

Шведский король, полагая, что Россия после такого потрясения быстро не оправится, направил свои войска против третьего союзника - саксонского курфюрста Августа II, одновременно бывшего и польским королем. Этот шаг стал одним из крупных просчетов шведского полководца. Вместо того чтобы, развивая успех, достигнутый под Нарвой, навязать России выгодный для себя мир, Карл XII пренебрежительно отнесся к ее возможностям и, по образному выражению Петра, "увяз в Польше", годами гоняясь за войсками Августа II.

Время, "отпущенное" Карлом XII, Петр использовал наилучшим образом. Вспоминая поражение под Нарвой, он писал, что Нарва "леность отогнала и ко трудолюбию и искусству день и ночь принудила".

Война вытекала из союзнических обязательств России, но, начавшись, она оказывала огромное влияние на внутреннюю жизнь страны и потянула за собой цепь новшеств. Наз

s