Виртуальные миры и человеческое познание. Концепция виртуальных миров и научное познание

В настоящее время уже достаточно строго показано, что если в некоторой вселенной относительно всех ее объектов справедлива только классическая логика,

Виртуальные миры и человеческое познание. Концепция виртуальных миров и научное познание

Статья

История

Другие статьи по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

Виртуальные миры и человеческое познание. Концепция виртуальных миров и научное познание.

Акчурин И. А.

Каждый из нас мечтал не раз о более счастливой жизни, о любви, об успехах, о выходе из трудностей, о достижениях, завоеваниях и т. д. Не раз упивались мы художественным вымыслом великого поэта или писателя и целые ночи напролет проводили в сказочно красивом мире их героев. Казалось бы мечты, нет ничего в мире более эфемерного и неоформленного, расплывчатого... А вот современная наука показывает, что именно такого рода расплывчатые и эфемерные структуры (человеческих ожиданий) лежат в самом фундаменте нашего мира, составляют его наиболее глубокие, таинственные и устойчивые основания конечно, не сами они, но очень подобные им по своим главным свойствам и онтологическим особенностям динамики.

Именно параллельные виртуальные миры кладет ныне в свои основания наиболее интересная и интенсивно разрабатываемая сейчас так называемая третья, «многомировая», интерпретация квантовой теории Эверетта-Уилера, в которой каждая актуализация, реализация квантовой вероятности дает расщепление существовавшей (до этой реализации) вселенной на две (или более) параллельные вселенные, в каждой из которых имеют место, реализованы все теоретически допустимые вероятностные возможности. А ведь квантовая теория (вместе с теорией относительности) наиболее глубокий и устойчивый фундамент всего нашего современного научного понимания мира.

Современная космология наука о нашей вселенной в целом и ее происхождении также основывает свои наиболее глубокие теоретические построения (Л. Смолин и др.) на возможном существовании наряду с реально «имеющим место» нашим космосом также еще и других, «параллельно» существующих вселенных, возможно, с совсем другими свойствами и качествами. Например, с более сильной связью между электромагнитным полем и веществом, характеризуемой фунда- ментальной мировой постоянной так называемой «постоянной тонкой структуры», равной всего 1/137. Свойства даже повседневных предметов в такой «параллельной» вселенной были бы существенно отличны поэтому от наших, обычных свойств.

Но это, так сказать, чисто онтологический бытийственный аспект концепции возможных, виртуальных миров. Не менее интересен и аспект чисто гносеологический, теоретико-познавательный. Ведь именно этот, наиболее волнующий всякую философию аспект в наши дни также почти всегда связан с виртуальными мирами. Наиболее общий универсальный и всем доступный параллельный (виртуальный) мир создает, конечно же, в определенном смысле философская наука; своими категориями прежде всего. И любой мыслящий человек, решая любую сколько-либо важную для него проблему, сознательно или совсем не думая даже об этом всегда «работает» своей головой в некоем таком, может быть, очень специфическом (а иногда даже и совсем патологическом) параллельном мире. Тем более что современные компьютеры уже могут в наши дни с помощью специальных программ реализовать на экране дисплея почти любой фантастический виртуальный мир во всей его красочности и динамике и даже более того: специальные очки и механические устройства, одеваемые на глаза, руки, ноги и т. д. и управляемые компьютером, создадут полную иллюзию жизни человека-оператора в этом параллельном мире. Многие психологи и социологи видят в этом грядущее решение таких острых проблем человечества, как растущее во всех странах число убийц-садистов и сексуальных маньяков, ничем не мотивированный вандализм в том числе и спортивных фанатов, повышение «качества жизни» широких народных масс и т. д. Некоторые философы (Элвин Тоффлер и др.) полагают, что именно виртуальные компьютерные миры могут сыграть ключевую роль даже в решении такой сугубо философской проблемы, как снятие отчуждения человека от продуктов его труда. Новое осмысление такого рода очень трудных (и стоящих перед человечеством не одно столетие) задач, конечно, очень заманчиво, но оно окажется возможным, по-видимому, только в ходе дальнейшей более глубокой, основательной и содержательной разработки и осмысления самой этой концепции виртуальных миров. На рубеже нового столетия (и даже тысячелетия!) перед человечеством встают действительно очень серьезные и трудные глобальные проблемы. Например, растущая опасность падения на Землю очень большого метеорита по причине того, что пролетающие в ближайшие годы мимо Солнца крупные звезды могут очень сильно возмущать устойчивые траектории крупных и мелких астероидов из так называемого «пояса Оорта» области околосолнечного космического простран- ства, буквально «нашпигованной» всякого рода космическими «обломками». Другая не менее острая глобальная проблема возможность катастрофического расширения в ближайшие годы больших озоновых «дыр» над арктическими и антарктическими регионами нашей планеты, угрожающая не только жизни и здоровью людей, но, возможно, и всей биосфере Земли. Не меньше тревоги вызывает и возможность вымирания целых регионов планеты от таких опасных и пока не излечимых инфекций, как СПИД или лихорадка Эболи. Благодаря окончанию «холодной войны» несколько отдалилась, но, к сожалению, еще совсем не исключена опасность «сползания» всего мира к глобальной ядерной войне. Любые многоэтапные и многоуровневые «сценарии» такого рода глобальных катастроф неизбежно приводят на одном из последующих периодов своего развития к построению целого нового иногда довольно абсурдного параллельного мира со своей очень специфической дина- микой развития, которая имеет очень много общего с теми динамическими ситуациями, которые уже были изучены в теоретической виртуалистике (включая и предкомпьютерные этапы ее развития научную фантастику и поставленные по ней художественные фильмы). Поэтому сейчас нам уже и многие художественные фильмы кажутся такой «прикладной виртуалистикой» (особенно постмодернистские).

Так что не надо думать, что виртуальные (параллельные) миры это дело только высокоинтеллектуального круга людей, связанных с миром теоретической физики или космологии, геополитики или современного искусства. Совсем нет: каждый человек в своей жизни переходил много-много раз в совершенно иной очень отличный от повседневного параллельный мир: в состоянии сексуального возбуждения или сна. Это открытие было сделано даже как теория давным- давно на Древнем Востоке, где и были, как известно, созданы самые первые руководства по эффективному управлению такими переходами (в виде, например, знаменитой «Кама Сутры» или в противоположном направлении чадры и других запретов ислама в отношении женщин). Видимо, именно здесь надо искать историко-культурные истоки всей нашей современной концепции виртуальных (параллельных) миров: этот доступный каждому человеку специфически эмоциональный психологический опыт вооружает каждого человека простейшей методологией построения рядом с реальным миром всегда еще другого, вымышленного, но который очень сильно помогает понять этот реальный мир (как об этом сказал еще проницательный Стендаль). Все великие мифы и религии человечества, все его сколько-либо значительные произведения искусства, конечно же, являются здесь для нас в этом аспекте своеобразными «предкомпьютерными» предшественниками современной методологии, так сказать, «конвейерного» построения виртуальных миров в больших вычислительных комплексах наших дней.

Поэтому неудивительно, что многие важные понятия, раскрывающие и конкретизирующие наиболее глубокие аспекты виртуальности, были впервые сформулированы или, по крайней мере, описаны или самими великими художниками прошлого или же теоретиками и методологами искусствознания. Мы уже привели слова Стендаля, не менее важное значение для дальнейшего прогресса всей виртуалистики в целом имеют, по нашему мнению, анализируемые в следующем разделе идеи о монтаже великого кинорежиссера и теоретика этого вида искусства С. М. Эйзенштейна. Здесь же мы хотели бы привести вели- колепное художественное описание другого важнейшего понятия виртуалистики топоса, пространства с меняющейся топологией: «Вот весенний вечер во дворе. Воздух весь размечен звуками. Голоса играющих детей разбросаны в местах разной дальности как бы в знак того, что пространство все насквозь живое. И эта даль Россия, его несравненная, за морями нашумевшая, знаменитая родительница, мученица, упрямица, сумасбродка, шалая, боготворимая, с вечно величественными и гибельными выходками, которых никогда нельзя предвидеть! О, как сладко существовать! Как сладко жить на свете и любить жизнь! О, как всегда тянет сказать спасибо самой жизни, самому существованию, сказать это им самим в лицо!»1.

Так именно и происходит, по-видимому, процесс реального мышления: топосы являются в этом смысле тем «объемлющим» обобщенным геометрическим «вместилищем», в которое ученые следующего века смогут поместить для точного, структурно-математического изучения почти все мыслительные процессы как у человека, так и у компьютера любой степени сложности (подобно тому, как ныне Гильбертово пространство, являясь наиболее общим «вместилищем» волновых процессов, именно поэтому представляется обобщенной геометрической базой теоретического синтеза в квантовой теории волновых и корпускулярных свойств материи). В этом смысле виртуальные миры являются, так сказать, «следующим фундаментальным приближением» в нашем понимании того, как же «на самом деле» происходит процесс человеческого познания не только как скучная последовательность чисто логических, необходимых шагов левого полушария, а с постоянным «включением» в этот процесс и другого, правого полушария мозга, способного по относительно небольшому количеству информации сразу же строить яркую целостную картину познаваемого с большим количеством новых и часто очень неожиданных детал

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>