Викторианство как социокультурный феномен

Влияние таких людей в промышленности, торговле и финансах было необыкновенно сильным, и еще больше усилилось в третьей четверти века. И

Викторианство как социокультурный феномен

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Викторианство как социокультурный феномен

Содержание

 

1. Трансформация ценностных ориентиров элитных групп

2. Унификация стандартов публичного поведения

Список литературы

 

1. Трансформация ценностных ориентиров элитных групп

 

Викторианство - явление слишком сложное и многоплановое, чтобы можно было дать ему краткую характеристику. Обычно под этим термином понимается комплекс ценностных установок, идеалов, стереотипов, норм и правил, характеризующих британское общество в период правления королевы Виктории. Но ввиду переходного характера эпохи в этот период наблюдалось одновременное существование двух совершенно разных

*культурных систем - аристократической и предпринимательской, взаимодействие которых и влияние на различные социальные группы было неодинаковым в разные годы XIX в.

Однако в третьей четверти XIX в. в стране сформировалась определенная массовая мифология, создавались культурные образцы, на которые ориентировалось подавляющее большинство населения, что

*позволяет говорить о викторианстве как о едином социокультурном феномене. Не случайно, что само понятие викторианства приобрело символическое значение именно в средневикторианский период, и все без исключения историки, какие бы споры не разгорались среди них относительно хронологических рамок викторианства, признают его существование в это время. Для Дж.МЯнга период триумфа викторианской системы ценностей - 1845-1860-е гг., для У.Е. Хогтона - 1830-1870-е гг., для Китсона Кларка - 1850-1875гг., для А. Бриггса - 1851-1867 гг., для Т. Тингстена - начало 1820-х гг. - первые десятилетия XX в. Л.Е. Кертман «викторианским веком» считает 1850 -1870 гг., хотя он больше связывает его с социально-экономическими процессами - «период абсолютной монополии Англии на мировом рынке» (1).

Но насколько это явление было уникальным - вопрос по-прежнему дискуссионный. Мнения историков в этом случае определяются их взглядами на сущность викторианства, которые освещались в историографическом обзоре. Те историки, которые видели в нем апогей развития буржуазного духа, обычно отмечали, что сходные явления имели место во многих европейских странах, в России и особенно в Соединенных Штатах, где позиции среднего класса были очень сильны. Те же, кто склонен видеть в викторианстве синтез аристократической культуры и культуры среднего класса, обращали внимание на сохранение в обществе многих идеалов, традиций и привычек, придающих ему неповторимый и свойственный только Британии облик.

Из всего сказанного в предыдущей главе очевидно, что эта точка зрения представляется нам более убедительной. Особенно заметным сближение культур было на высших уровнях социальной иерархии, что отчасти было связано с процессом объединения элит. Изменение идеологических установок аристократии и части среднего класса, оформление единой ценностной системы координат высшего общества - это те проблемы, которым будет уделено особое внимание в данном параграфе. Но до рассмотрения изменений в комплексах ценностей того и другого класса, необходимо показать те установки, которые изначально характеризовали их.

В основе предпринимательской идеологии лежали ценности либерализма, которые включали свободу, терпимость, гуманизм, веру в свободный рынок, частную собственность и конкуренцию, веру в науку, прогресс и в равенство возможностей, самоценность и достоинство человеческой личности и ответственность человека за свои действия перед собой и перед обществом, в котором он живет.

Основной тезис либерализма - это свобода как естественное условие жизни человека и приоритет личности над государством. Государство должно было обеспечивать права и свободы индивида, защищать его от сограждан и угрозы извне, создавать условия для его развития и финансового благополучия, но ни в коем случае не вмешиваться в его жизнь. Человек имеет право самостоятельно выбирать свой образ жизни, местожительство, сферу деятельности и определять свою судьбу. Он вправе совершать любые действия, не вредящие интересам других (2). Поскольку свобода воли и действий предоставлена каждой личности, то все зависит от того, во благо или во зло она употребит дарованную свободу. Жизнь человека будет тем, чем он сам сделает ее. Предполагалось, что поскольку либеральное общество, хотя и не являющееся по своей природе эгалитарным, представляет широкие возможности для самореализации человека, то любой член этого общества может добиться успеха, если он сам этого захочет.

С доктриной свободного выбора была тесно связана вера в необходимость конкурентной борьбы, которая позже нашла отражение в популярности различных биологизаторских социологических теорий, прежде всего социал-дарвинизма. Представители этого направления пытались применить теорию Дарвина о борьбе за существование и выживании сильнейших в растительном и животном мире к отношениям между человеческими личностями и обществами, видя в ней универсальную модель эволюционного прогресса. Естественный отбор благоприятствует наиболее конкурентноспособным личностям, они получают шанс добиться успеха, тогда как несовершенные остаются там, где они и должны быть. Именно конкуренция является стимулом для саморазвития личности. «Положите конец конкуренции, и вы уничтожите прогресс индивидов и классов, вы сохраните повсюду мертвый уровень, вы сделаете общество стереотипным, отнимете повод к соревнованию, и каста со всеми ее ужасами вступит в свои права. Прекратите конкуренцию, и прекратится движение вперед индивидуализма, а следовательно, всего общества», - убеждал свою аудиторию известный проповедник доктрины индивидуализма С. Смайлс (3).

Идеалом развития личности являлся "self-made man" - «человек, создавший себя сам», путем постоянных усилий развивший в себе необходимые качества и достигший успеха. Мерилом успеха становилось накопление собственности. Это было характерно для предпринимательской ментальносте, отражающей мир в денежных категориях, когда не только вещи, но и нематериальные субстанции переводились в денежное измерение. Примером могут служить такие буржуазные девизы, как «все имеет свою цену», «время - деньги» (4). Деньги, имущество являлись важнейшим критерием личностной состоятельности. Луи Блан отмечал: «Достойный уважения и богатый - это у них почти синонимы.... Они обвиняют бедность в разврате, как в вероятном результате лени и безнравственности» (5).

Наиболее ценными достоинствами человеческой личности в предпринимательской идеологии выступают организаторские способности и деловые качества, такие как инициативность, предприимчивость, рассудочность, умение «держать удар» и ценить время, вера в собственные силы.

Моральный кодекс среднего класса составляли соответствующие протестантские этические добродетели. Здесь на передний план выступает трудолюбие. Знаменитая фраза Т. Карлейля «всякий истинный Труд есть Религия» (6) вполне могла служить их лозунгом. Не случайно, многие британские исследователи весь комплекс предпринимательских ценностей характеризуют как «Евангелие труда». При этом проводилось различие между творческой работой, приносящей удовлетворение и являющейся источником «очищения, обучения, дисциплины и отдыха», работой, которая «просвещает разум и облагораживает чувства» человека, и механической работой «по приказу», более низкой и грубой, являющейся исключительно способом добывания средств к существованию, которая может лишь «обременять и подавлять человеческий дух» (7).

Бережливость становилась основой финансовой, а значит, и личной независимости. Забота о фунтах и пенни имела и нравственную значимость: «тот, кто делает долги для того, чтобы жить выше своих доходов, в сущности так же бесчестен, как и тот, кто открыто залезает в чужой карман» (8). Самоконтроль, умеренность и воздержание, скромность, трезвость, аккуратность и методичность образа жизни были тесно связаны с бережливостью, поскольку позволяли экономить не только деньги, но также силы и время.

В идеологии среднего класса постоянно подчеркивались самоценность и высокая нравственная значимость проповедуемых добродетелей, однако в XIX в. на первый план выходила прежде всего их прагматическая ориентация. Это можно ясно увидеть в наводнившей с 1840-х гг. книжный рынок «литературе успеха», где акцент делался прежде всего на значимости проповедуемых добродетелей в улучшении финансового и социального положения человека (9). Развивая идеалы индивидуализма и самоусвершенствования, авторы приводили многочисленные примеры ученых, писателей, общественных и политических деятелей, военачальников, добившихся всего самостоятельно, применяя на практике превозносимые моральные истины.

Изложенные выше идеалы и ценности в основе своей являлись едиными для всех социальных прослоек, причисляющих себя к среднему классу. Они были главными характерными чертами предпринимательского взгляда на мир. До середины XIX в. именно они структурировали идентичность среднего класса, придавали ему внутреннее ощущение единства и самобытности.

Ценности аристократии являли собой прямую противоположность предпринимательским. Они были связаны с социальной системой сельской местности. В их основе лежал миф об идеальном доиндустриальном сообществе, в котором царит гармония, а бедняки, фермеры и землевладельцы находятся в наилучших взаимоотношениях. В аристократической идеологии возвеличивались ценности взаимопомощи и покровительства, при которых землевладелец несет ответственность за духовное и материальное благополучие прямо или косвенно зависимого от него населения. Э.П. Худ в «Эпохе и ее творцах» создал образ такого

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>