Византийский Эдем: «время-в-пространстве»

Основополагающий образ Эдема византийцам был дан уже первыми листами Септуагинты, представлявшей в соответствии с этимологией от др.-евр. edēn

Византийский Эдем: «время-в-пространстве»

Статья

Культура и искусство

Другие статьи по предмету

Культура и искусство

Сдать работу со 100% гаранией

Византийский Эдем: «время-в-пространстве»

Бибиков М. В.

Основополагающий образ Эдема византийцам был дан уже первыми листами Септуагинты, представлявшей в соответствии с этимологией от др.-евр. edēn "наслаждение" Эдемом "райский сад", определяемый одним словом par£deisoj (Быт. 2:8). Собственно, Эдем передается в Септуагинте часто просто словом "truf" "наслаждение" (Gen. 3:23). Ветхозаветные описания Эдема отмечают обилие влаги для орошения рая, чему служат четыре "начала", проистекающие из Эдемской реки, Geèn (Гихон) Геон, Fisèn Фисон, Тигр и Евфрат. Неиссякаемое орошение сада-рая позволило произрастать там прекрасным на вид и вкус деревьям, в том числе поставленному в центре Древу жизни, а также Древу познания добра и зла (Быт. 2:9). Помимо воды, зéмли, орошаемые водами рек Эдема, изобилуют минералами и камнями золотом и самоцветами (упомянуты "карбункул", т.е., как правило, красный гранат, и "зеленый камень" прасит, вероятно, изумруд; в русском синодальном переводе они превращены в бдолáх и оникс: Быт. 2:12) . Пребывание в Эдеме предполагает и украшение одежд драгоценностями: "ты был произращен в неге рая ("сада") Божьего; всяк камень пригожий украшал тебя сердолик и топаз, смарагд и карбункул ("антракс"), сапфир и яшму, и серебро и золото, и лигурий и агат, и аметист и хризолит, и бериллий и оникс" ( Иез. 28:13). Синодальный перевод дает ощутимые отличия в русском тексте: "Ты находился в Едеме, в саду Божием; твои одежды были украшены всякими драгоценными камнями; рубин, топаз и алмаз, хризолит, оникс, яспис, сапфир, карбункул и изумруд и золото" (Иез. 28:13). К этому каталогу самоцветов восходит текст о камнях Ефода судного наперсника первосвященника (Флорилегий "Вопросоответов" Анастасия Синаита "Изборник Святослава" 1073 г.). Рай у Ефрема Сирина сопричастен благодати:

Восьмая Песнь о Рае.

Но ведь благодатный оный сад

ни с каким ущербом не совместим,

ибо он есть место полноты,

совершенной целости во всем (7.1-4)

XI песнь о Рае, или о благоуханиях духовных

Ни ознобом веющий хлад,

ни люто попалящий жар

не ведомы месту сему,

столь благословенно оно! (2.1-4)

Поелику слабые очи твои

не возмогут прямо взирать

на полную славу лучей

небесных великолепий Его,

Он облачил деревья свои

именами наших дерев,

смоковницам даровал своим

прозвание смоковниц мира сего,

и духовные листы Его

предстали как осязаемая плоть (8.1-10)

Превышая числом рои звезд

на зримом небосклоне сем,

обильные цветы оной страны,

светло торжествуя, являют себя (9.1-4)

Книга пророка Иезекииля располагает райский сад на горе, откуда Бог низвергает сына человеческого после грехопадения: "и Я поставил тебя на то; ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых каменей и ты согрешил; и Я низвергнул тебя, как нечистого с горы Божией, изгнал тебя… От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою; за то Я повергну тебя на землю" (Иез. 28.1417). Здесь, вместо цветущего дольнего сада, насажденного фруктовыми деревьями, смоковницей (ее листами прикрылись Адам и Ева, познавшие стыд), в кущах которых обитают всевозможные звери и птицы (ср. Ефрем Сирин, Григорий Нисский), земной рай предстает возвышающейся доле горой из огненных камней, падение с которой есть низвержение "на землю". Ученик Симеона Нового Богослова Никита Стифат в XI в. прямо будет проводить идею дихотомии Рая одного Эдемского, другого умопостигаемого, высшего: "Создав сначала человека двойным, я имею в виду из видимой и невидимой природы, видимым и невидимым, чувственно воспринимаемым и постигаемым умом, Бог, очевидно, создал точно такой, соответствующий его природам и образ жизни его рай, чувственно воспринимаемым и постигаемым умом, видимым и невидимым, посадив посреди него Древо Жизни и Древо Знания, которое называется Познанием добра и зла. Один из них (рай) Он насадил в Эдеме сообразно этому видимому миру, расположенным на востоке, возвышающимся над всей землей для наслаждения Адама, ибо "Эдем" переводится "наслаждение", окруженным воздухом тонким, благорастворенным и самым чистым, украшенным вечноцветущими растениями, полным света и неизреченного благоухания. Другой же (рай Он насадил) сообразно умопостигаемому и невидимому (миру), существующим и расположенным внутри человека, т.к. человек был сотворен, чтобы (быть) великим миром в малом мире, видимом и помещен Богом на землю".

Образы "горнего" рая и "дольнего" Эдема, кажется, примиряются в картине уже упомянутого древа жизни, двенадцать раз приносящего плоды, дающего на каждый месяц плод свой; и листья дерева для исцеления народа в Апокалипсисе (22.2), где древо жизни помещено у известной реки: сама же "река воды жизни" вытекает из престола Бога и Агнца ("и показал мне чистую реку воды жизни, светлую как кристалл, исходящую от престола Бога и Агнца" Откр. 22:1). Сопричастность реки и древа жизни высочайшим престолам ("трону") принципиально отдаляет их от земли и всего земного: учение о небесной иерархии Псевдо-Дионисия Ареопагита строится на противопоставлении, где превыспренные Престолы "совершенно изъяты от всякой низкой привязанности земной; они, постоянно возвышаясь над всем дольним, премирно стремятся в горние, "всеми силами неподвижно и твердо прилеплены к Существу истинно Высочайшему, принимая Божественное Его внушение во всяком бесстрастии и невещественности; означает также то, что они [престолы] носят Бога ("богоносны" и раболепно выполняют Божественные Его повеления" (CH VII.1).

К Септуагинте восходят и попытки "локализации" земного рая. В Книге Бытия называются реки, вытекающие из первоисточника, и называются страны, куда они текут: "Имя одной Фисон: она обтекает всю землю Хавила… Имя второй реки Гихон: она обтекает всю землю Куш. Имя третьей реки Хиддекель: она протекает пред Ассириею. Четвертая река Ефрат" (2:1114). В греческом оригинале Фисон течет в земле Евилáт, вторая река называется Геон, которая кругом обтекает землю Эфиопии; третья река Тигр (Gen. 2:1114). Так осуществляются земные, привязки Эдема, который в целом располагается, согласно Книге Бытия "на востоке" (2:8).

Построения, "локализующие" земной рай, разнятся от ограничения его территориями Месопотамии, Сирии и Армении до распространения его на все пространство между Нилом и Ефратом: Епифаний, Амвросий и Августин считают одну из эдемских рек Нилом. Аналогичные идентификации видят в Фисоне Фасис, а в Гихоне Аракс; по другим идентификациям, Геон и Фисон это расположенные еще дальше Амударья и Сырдарья. Помимо поисков Эдема в Африке (Эфиопия и Абиссиния), Армении и на Кавказе, Сирии и Палестине, Месопотамии и Вавилоне, византийские прагматики отодвигали местонахождение его за Индией (Косьма Индикоплов), на Цейлоне, в Гималаях. К востоку обращают молитвы христиане, словно обращаясь к утраченной родине (Василий Великий. О Св. Духе).

Причастность атрибутов Земного рая места пребывания прародителей небесным Престолам предопределяет разделение потустороннего мира в восточном христианстве на Эдем местопребывание прародителей, и грядущий небесный рай, предназначенный для душ праведников после свершения Страшного Суда. С последним связаны представления о "семи небесах", на первом из которых находятся ангелы, на втором, выше, архангелы, в высших сферах Силы, Власти, Господства, далее Серафимы и Херувимы; Эдем расположен как раз на "третьем небе" (Климент Александрийский, Ориген, Псевдо-Дионисий Ареопагит).

Однако грядущее Царствие Небесное до времени сокрыто от смертных. Развивая слова книги Бытия, что Бог "изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Эдемского херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к древу жизни" (3:24), византийские учителя (Григорий Нисский, Иоанн Златоуст) описывает огненную стену, окружающую земной рай с древом Жизни и истоками четырех рек, или стену кристаллическую, или жемчужную, воздвигнутую до небес (ср. Лактанция и Тертуллиана) . Так "оправдывается" этимология "парадиза" от др.-перс. Pairidaêza "огороженное место" (так у Ефрема Сирина и Никиты Стифата).

Ефрем Сирин пишет:

Ограда, замыкающая Рай,

есть тишина, что миротворит все;

и твердыня его, и вал его

суть согласие, что все единит;

и на страже его стоит Херувим,

приветно взирающий на тех, кто внутри,

но грозящий тем, кто суть вовне,

на отверженных насельников тьмы;

и все в ограде Рая того

непорочно и свято весьма,

и должно тебе все, что слышишь ты,

тонкостно и духовно разуметь.

Благословен Властный Адама воззвать

и вовзратить его в Рай

(XI песнь о Рае, 3.1-14).

Самоочевидна абсолютная вневременность Рая: сущий до творения всего Творцом, в т.ч. и до творения времени, он является сопричастным царству эона вечности. Однако некий рай, сущий между грехопадением и Страшным Судом, тоже представлялся византийцам вполне реальным. Он есть место временного пребывания Еноха и Илии. Этот рай "парадиз" встречается в Новом Завете лишь трижды (Лк 23:43; 2 Кор. 12:4; Откр. 2:7). По апокалиптической традициии, этот земной рай может находиться не только далеко на востоке, но и на "севере" или северо-западе (эфиоп. Энох), или даже на западе ("за океаном": неканон. 4 Ездр. 14:9).

В этот рай можно попасть вместе со Спасителем и до Страшного Суда, о чем возвещает на Кресте одному из разбойников

Похожие работы

1 2 >