Cущность и некоторые проблемы конкурсного права

В отличие от закона 1992 г. действующий закон о банкротстве относит к числу очередных тех кредиторов, чьи требования обеспечены залогом

Cущность и некоторые проблемы конкурсного права

Информация

Юриспруденция, право, государство

Другие материалы по предмету

Юриспруденция, право, государство

Сдать работу со 100% гаранией
дства по делу о банкротстве. Одной из причин должен стать установленный в суде факт неведeния юридическим лицом предпринимательской деятельности (в частности, если будет доказано, что все обязательства юридического лица, приведшие к возбуждению конкурсного процесса, возникли в результате осуществления уставной деятельности, не являющейся предпринимательской).

Такое регулирование, во-первых, позволило бы применять к некоммерческим юридическим лицам, ведущим предпринимательскую деятельность, реабилитационные процедуры, предусмотренные конкурсным законодательством, а во-вторых, обеспечило бы равные последствия осуществления коммерческой деятельности для всех юридических лиц.

Единственным некоммерческим юридическим лицом, которое могло бы быть изъято из-под действия конкурсного права, является учреждение, субсидиарную ответственность по долгам которого несет собственник его имущества. Но в этом случае необходимо дифференцировать правовое положение учреждений публичных и частных, с тем чтобы последние под действие закона "О несостоятельности (банкротстве)" подпадали. Причина в том, что субсидиарная ответственность собственника частного учреждения в ряде случаев не может что-либо гарантировать кредиторам, заинтересованным в соразмерном распределении средств, вырученных от продажи имущества учреждения.

Включение частного учреждения в число субъектов конкурсного права позволило бы защитить интересы как кредиторов учреждения, собственник имущества которого не обладает достаточным количеством средств, так и кредиторов собственника имущества учреждения.

Одним из критериев эффективности конкурсного законодательства традиционно считается его применение не только к юридическим, но и к физическим лицам.

Закон "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" упоминал в числе субъектов, которые могут быть признаны банкротами, индивидуальных предпринимателей. Но в отношении этих субъектов дела о несостоятельности не возбуждались, поскольку отсутствовали специальные нормы, регулирующие их банкротство, а невозможность применения общих норм была очевидна (например, к физическому лицу пришлось бы применять положения о конкурсном производстве, которое всегда завершается ликвидацией юридического лица).

В 1998 г. закон "О несостоятельности (банкротстве)" кардинально изменил упомянутую ситуацию, поскольку в него вошла специальная глава о банкротстве гражданина. В настоящее время установлена следующая система банкротства физических лиц.

Во-первых, под действие конкурсного законодательства подпадают все физические лица как имеющие статус индивидуального предпринимателя, так и не имеющие его. Правда, в последнем случае ситуация осложняется тем, что соответствующие нормы закона вступят в силу только после внесения в ГК РФ изменений, связанных с банкротством непредпринимателей. Следует отметить, что банкротство физических лиц непредпринимателей рассматривается как позитивное явление, поскольку позволяет физическому лицу освободиться от долгов (сейчас даже обращение взыскания на все принадлежащее гражданину имущество не исключает возможности обращения взыскания на имущество, которое он получит в будущем).

Во-вторых, закон "О несостоятельности (банкротстве)" устанавливает дифференцированный правовой режим для обычных предпринимателей и предпринимателей глав крестьянских (фермерских) хозяйств.

Один из наиболее спорных вопросов, связанных с банкротством граждан, касается физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Должен ли суд принимать заявление о банкротстве такого должника? На первый взгляд, в этом случае следует руководствоваться п.4 ст.23 ГК РФ, что позволит возбудить конкурсный процесс в отношении незарегистрированного предпринимателя. Однако обращение к указанной норме, кажущееся логичным и целесообразным, к сожалению, не вполне соответствует закону, ибо в п.4 ст.23 ГК РФ говорится о том, что гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, "не вправе ссылаться в отношении заключенных при этом сделок на то, что он не является предпринимателем" (выделено мной. - М.Т.). А поскольку банкротство сделкой не является, в настоящее время невозможно начать дело о банкротстве в отношении лиц, ведущих предпринимательскую деятельность, но не являющихся индивидуальными предпринимателями.

Сразу после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом вводится особая процедура наблюдение. (Ранее в российском конкурсном праве такой процедуры не было ни до революции 1917 г., ни по закону 1992 г.) Она включает механизмы, позволяющие сбалансировать интересы должника и кредиторов в период после принятия судом заявления и до рассмотрения дела. До введения наблюдения добросовестная сторона (как должник, так и кредитор) была совершенно не защищена от действий недобросовестной. Так, должник имел возможность распорядиться своими средствами, скрыв их от кредиторов (поскольку до заседания арбитражного суда обычно проходит несколько месяцев). Кредиторы же могли настоять на аресте имущества должника, что означает прекращение его предпринимательской деятельности и, как следствие, невозможность восстановления платежеспособности. Так иногда поступали недобросовестные кредиторы, целью которых было погубить потенциально жизнеспособного должника.

Введение наблюдения исключает такие злоупотребления, так как, во-первых, согласно закону, с введением наблюдения снимаются все ранее наложенные на имущество должника аресты, а наложение новых арестов в общем порядке невозможно, и, во-вторых, появляется особый субъект временный управляющий, контролирующий действия руководства должника и наделенный для этого немалыми полномочиями.

Временный управляющий действует параллельно с главой предприятия-должника, но руководство предприятием в его функции не входит. Управляющий дает согласие на совершение определенных сделок и следит за тем, чтобы не осуществлялись запрещенные законом действия, кроме того, он анализирует экономическое положение должника и выносит заключение о том, возможна ли его реабилитация.

Безусловно, временный управляющий фигура очень важная. Он может отстранить руководителя должника от исполнения его обязанностей (точнее, такое решение принимает суд по заявлению управляющего). Это полномочие некоторые недобросовестные управляющие, к сожалению, иногда используют для достижения собственных целей. На мой взгляд, некоторую гарантию от подобных злоупотреблений могло бы дать введение в закон нормы, в соответствии с которой временный управляющий имел бы право обращаться в суд с заявлением об отстранении руководителя только с согласия собрания кредиторов.

Немаловажным представляется и тот факт, что закон не содержит препятствий к назначению временного управляющего внешним управляющим, т.е. субъектом, в руках которого сосредоточены все возможности по управлению предприятием-должником. Поэтому назначение временного управляющего вопрос очень важный и для должника, и для кредиторов. К сожалению, на практике этот вопрос порой решается в пользу недобросовестных субъектов, а закон вследствие своего несовершенства не может этому воспрепятствовать. Дело в том, что в силу п.3 ст.41 закона "О несостоятельности (банкротстве)" временный управляющий должен быть назначен одновременно с вынесением арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом. Очевидно, в этом случае предложить кандидатуру на должность управляющего сможет только кредитор-заявитель; и нередко он предлагает кандидатуру, которая впоследствии будет действовать в его интересах в ущерб интересам других кредиторов.

Следует отметить, что заявление о банкротстве может быть подано и самим должником, но последний не имеет права выдвигать кандидатуру управляющего (что совершенно логично, ибо управляющий призван контролировать действия должника). Для этого и других случаев, когда на момент принятия заявления о банкротстве невозможно определить кандидатуру управляющего, ч.2 п.3 ст.41 закона "О несостоятельности (банкротстве)" устанавливает десятидневный срок, в течение которого суд должен вынести определение о назначении временного управляющего.

Безусловно, этих десяти дней явно недостаточно для того, чтобы собрать кредиторов для представления кандидатуры временного управляющего.

На мой взгляд, закон должен устанавливать механизм назначения временного управляющего, предложенного собранием кредиторов, а не конкретным кредитором, подавшим заявление. В качестве одного из способов решения данной проблемы можно предложить следующий порядок. При принятии заявления о банкротстве суд назначает субъекта, предложенного кредитором-заявителем, но обязанностью этого субъекта является созыв известных на тот момент кредиторов в целях выдвижения кандидатуры управляющего, и именно эта кандидатура утверждается арбитражным судом.

В настоящее время, как было отмечено, назначение управляющего, действующего вопреки интересам большинства кредиторов, явление нередкое. Ситуация усугубляется тем, что определение суда о назначении временного управляющего не может быть обжаловано, что представляется нецелесообразным.

С деятельностью временного (а в какой-то степени и внешнего, и конкурсного) управляющего связан очень интересный вопрос: каков характер ограничений, налагаемых на должника в течение конкурсного процесса?

Дело в том, что в течение наблюдения определенные виды сделок (они перечислены в п.2 ст.58 закона "О несостоятельности (банкротстве)") должник может совершать только с согласия временного управляющего. На мой взгляд, это дает основание говорить об ограничении дееспособности должника в конкурсном процессе. Более того, в п.3 ст.58 того же закона указаны решения, которые не вправе принимать

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 > >>