Cравнительный анализ сюжетной и образной структуры в "Пейзаже, нарисованном чаем" Милорада Павича и произведениях Н. В. Гоголя

После того, как Афанасий "что-то шепнул Обрену Опсенице. Последний облизнул ногти, легонько ударил своей тростью по кончику разинского ботинка и

Cравнительный анализ сюжетной и образной структуры в "Пейзаже, нарисованном чаем" Милорада Павича и произведениях Н. В. Гоголя

Сочинение

Литература

Другие сочинения по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
Плюшкин, ведущий одинокую жизнь (идиоритмик ! - А.Р.), прокляв сына - военного, окончательно запустил дела и отошел от руководства имением, так и настоятель Хилендара, предав сербов-военных, своих "сыновей" в вере, в руки немцев, был отстранен от управления и стал шататься из монастыря в монастырь.

III В трапезной Хилендара, рассматривая "картины из княжеской жизни", Атанас Свилар вступает в разговор с отцом Варлаамом (это имя в переводе означает "сын народа" - А. Р.), который напоминает Собакевича, принимающего Чичикова среди изображенных на картинах греческих полководцев. Сходство это не только в "огромном" теле отца Варлаама, в его "зычном" голосе и в том, что он рыжий, как медведь, которого Чичикову напоминает Собакевич, истинный сын своего народа (ведь медведь, как полагают некоторые исследователи, был тотемом у древних русичей - А.Р.)

Показательно, что как Собакевич осуждает Плюшкина, так и о. Варлаам - бывшего настоятеля Хилендара.

У Милорада Павича, Равно как и у Николая Гоголя в конце 1-го тома "Мёртвых душ", тоже появляется образ русской тройки. Автор "Пезйажа" вслед за Андреем Белым, который первым указал на связь характеров коней, впряжённых в "птицу-тройку", со способностями Чичикова, сравнивает их, в свою очередь, с добродетелями Свилара. Но появляется эта тройка не в конце МНР, как можно было бы ожидать, а под конец всего романа. Почему так произошло; что заставило "русскую тройку" совершить скачок через весь РДЛК, чтобы встретить там Атанаса и увезти его в адские ледяные пустыни (очевидно, зороастрийские), мы рассмотрим подробнее ниже. Напоследок лишь упомянем, что отъезд Атанаса Свилара из Хилендара всё-таки можно связать с бегством Чичикова из NN. Оба возвращаются, "исполнив задуманное", но исполнив лишь до половины. Интересная деталь: вернувшись домой, Свилар первым делом бросается перечитывать "Мёртвые души" - он следит за тем, как Чичиков подъезжает к дому Коробочки, где происходит первое посвящение читателей в тайну шкатулки Павла Ивановича. В "Пейзаже" же сцена чтения Свиларом книги Гоголя предваряет открытие собственной тайны Атанаса - он осознал, что "застарелая родная болезнь […] навсегда уходила из его жизни. Ей больше не от чего было его защищать […] Ответ на вопрос, почему жизнь Свилара прошла в бесплодных усилиях построить что-то, что ему не дано было построить, находился наконец перед ним […]; каждого из окружавших его людей можно отнести к одной из двух категорий: к общинникам, как его отец и сын, или к одиночкам - идиоритмикам, каким был он сам […] Свилар не мог быть и одиночкой и строителем. Просто-напросто он не принадлежал к общинникам или зодчим, и не было у него предназначения строить. […] Несчастье его заключалось в том, что был он идиоритмиком" (МНР с. 109 - 110). Только вернувшись домой, Башмачкин "начал собирать мысли, увидел в ясном и настоящем виде своё положение, стал разговаривать с собою […] рассудительно и откровенно, как с благоразумным приятелем […]".

С этого места начинается новая жизнь у Акакия Акакиевича: "С этих пор как будто самое существование его сделалось как-то полнее, как будто бы он женился […], как будто он был не один, а какая-то приятная подруга жизни согласилась с ним проходить вместе жизненную дорогу, - и подруга эта была не кто другая, как та же шинель[…]. Он сделался как-то живее, даже твёрже характером, как человек, который уже определил и поставил себе цель. С лица и поступков его исчезло само собою сомнение, нерешительность - словом, все колеблющиеся и неопределённые черты".

После сознания причины своих неудач, начинается, вместе со 2-й частью "Пейзажа", новый жизненный этап и у Атанаса Свилара. Но прежде чем приступить к разбору последующих перипетий в судьбе главного героя романа, необходимо рассмотреть интереснейшую

cвязь образов Петровича из "Шинели" и Обрена Опсеницы.

Оба эти персонажа наделены демоническими чертами; к обоим главный герой два раза (отражённые в тексте) приходит с просьбой и лишь со 2-го раза ему удаётся заключить сделку, которая явилась поворотным моментом в его судьбе. Вот описание Обрена: "[…] в школе Опсеница имел обыкновение неожиданно повернуться к собеседнику спиной, а затем , вдруг, извернувшись, ловко и сильно его ударить. […] Такому ничего не стоит языком поменять косточки в вишнях, окажись они у него во рту. […] Опсеница бал наделён сверхъестественной способностью питать и взращивать неприязнь к людям, при этом совершенно лишённую враждебных чувств. […] Человек, павший жертвой его тайного, но интенсивного и непрерывного воздействия, становился чем-то вроде больного, подверженного постоянной инфекции, от которой он не в силах защититься, не зная её источников".

"На кого Опсеница косо смотрит - у того всё из рук валится", - говорили в кругах специалистов" (МНР с. 15-16). И Свилар "испытал на себе легендарное недоброжелательство Опсеницы", в которое тот вкладывал "львиную долю своей энергии и своего рабочего времени"(МНР с. 16). Именно после встречи с этим своим школьным товарищем Афанасий понял, что его проекты, которым он посвящал "всё свободное время", "работа, осуждённая заполнять лишь его досуг, превратилась в порок"(МНР с. 17). Так впервые появляется мотив забвения имени Афанасием.

Тогда же Свилар "Отвернулся от своего дома и обратился лицом к городу, в котором жил"(МНР с. 18). Как раз во время "ночных прогулок", "желая развлечься, он придумал себе занятие почти неприличное […]" (МНР с 18) - Афанасий невольно отыскивал места, в которых он когда-то обладал женщинами.

Сравните, Акакий Акакиевич "уже несколько лет не выходил по вечерам на улицу" и "глядел на всё как на новость". Там же, на улице, он "остановился с любопытством […] посмотреть на картину, где изображена была какая-то красивая женщина, которая скидала с себя башмак, обнаживши […] всю ногу, очень недурную […]".

Как только Свилар взял себе новое имя и фамилию (заметим, что смена имени у Павича равноценна смене шинели Акакием Акакиевичем. Обратите внимание на связь фамилии и части одежды - "башмака" - у Гоголевского героя), он "в первые же дни своих странствий" уже как "господин Разин" нанёс визит Обрену Опсенице, который стал "источником его деловых удач" (ср. мотив сделки с нечистой силой у Гоголя). "У Обрена Опсеницы были волосы цвета стекла, на концах загибающиеся, словно удочки, а лицо лишено выражения, как коровья лепешка […] Разина он принял чрезвычайно любезно".

После того, как Афанасий "что-то шепнул Обрену Опсенице. Последний облизнул ногти, легонько ударил своей тростью по кончику разинского ботинка и дал деньги. Из этой-то неожиданно возобновлённой дружбы, из имевшейся наличности, из их сотрудничества и вырос постепенно величественный калифорнийский трест архитектора Разина "ABC Engineering & Pharmaceuticals""(РДЛК с. 27 -28). В этом отрывке нас привлекает две вещи, а именно: фекальная символика внешности Опсеницы и удар тростью по ботинку Разина в момент заключения сделки. Опсеница ударом трости (субститут посоха, меча) как бы посвящает Свилара, принимая его в ряды служителей Мамоны. Символично прикосновение тростью именно к ботинку Свилара. Этот жест, очевидно, содержит пародию-"перевертыш" на ритуал, например масонского, посвящения (одним из элементов которого является прикосновение к голове или плечу - к "верху", а не к "низу") и , с другой стороны, намёк на "башмак" - Башмачкина, фекальную символику чьего имени "подметил […], если не ошибаюсь, Крученых", - отмечает Вайскопф. Т.о. Опсеница, приобретая портретное сходство с Башмачкиным, даёт деньги (как Акакий Акакиевич - Петровичу) Свилару и благодаря этому меняется с ним местами. Образ Опсеницы поглощает окончательно и черты Чичикова, бывшие у Атанаса (вспомним о схожести историй строителей Павла Ивановича и Обрена, уже отмеченной нами в своё время). Заметим, что детство и юные годы Чичикова, проведённые в нищете, его отличали "прилежанием и опрятностью" и т.п. очень напоминают судьбу Башмачкина. Так что свести эти два образа в один - в начале применительно к Свилару, а затем и к Опсенице - не представляло труда и не вызвало противоречий в тексте. Важно, что в "Шинели", как обратил внимание Вайскопф, также присутствует портретное сближение Акакия Акакиевича и Петровича: "портной "крив" - Башмачкин "несколько даже подслеповат"; у Петровича "рябизна по всему лицу" - Башмачкин "несколько рябоват". Тем самым оба героя одновременно наделяются двойственным статусом" (М.В. с 354). Подобной амбивалентностью обладают почти все герои М. Павича. Также любопытно, что мотив колдовского перевоплощения демона в облик героя (при этом герой наделяется внешностью, ранее принадлежавшей этому демону) присутствует во вставной новелле "Плакида" - истории, которую Афанасий рассказывает себе, "чтобы очистить душу". Знаменательно, что это происходит в момент, когда на пути Свилара появляется носитель (2-й по счёту) образа демона-помощника, сродни Опсенице. Обновлённый Свилар - новоявленный Разин, сменив имя и начав новую жизнь, выехал в Вену, навестил Обрена Опсеницу и заложил основы будущего финансового могущества, а после этого "снова появился" в квартире Витачи, "взял её за руку и увёз сначала в Вену, а потом в Америку"(РДЛК с. 84).

В повести Гоголя "шинель, перейдя в ранг целевого объекта, напрямую отождествляется с самой невестой", "подругой жизни", заменяет её", - пишет Вайскопф (с. 337). Те же отношения в "Пейзаже" связывают Витачу и фирму

Похожие работы

< 1 2 3 >