Венгрия 1956 г.: мятеж или революция?

Обсуждение ситуации в высших партийных инстанциях, их повторный анализ в правительстве, растущее давление снизу, согласование предпринимаемых мер с высшими советскими

Венгрия 1956 г.: мятеж или революция?

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
заметила солдат официально уже не существующих органов безопасности и посчитала, что там в подвалах держат арестованных, Делегацию повстанцев, попытавшихся проникнуть в горком, гэбисты уничтожили, после чего началась перестрелка, завершившаяся в тот же день штурмом здания и самосудом толпы над несколькими офицерами госбезопасности. В целом за период венгерского восстания жертвами народного гнева стали 28 человек (из них 26 были сотрудниками госбезопасности).

В таких условиях стала известной в Венгрии Декларация советского правительства "Об основах развития и дальнейшего укрепления дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и другими социалистическими странами" от 30 октября 1956 г., выражавшая готовность строить "взаимоотношения только на принципах равноправия, уважения территориальной целостности, государственной независимости и суверенитета, невмешательства во внутренние дела друг друга". Документ был встречен в Венгрии с большими надеждами, добавив еще больше оптимизма к возможному мирному и демократическому исходу по разрешению венгерского кризиса.

Вместе с тем пропагандистская машина радиостанции "Свободная Европа", которая вместе с "Голосом Америки" будоражила венгерское население в дни восстания и, подталкивая его на необдуманные действия, вселяла иллюзии о том, что Запад "не оставит Венгрию в беде", продолжала настраивать своих слушателей на недоверие к И. Надю и его правительству, считая нового венгерского премьера одним из тех, кто вместе с Ракоши довел страну до катастрофы. Радиостанции Запада делали ставку на освобожденного из заключения кардинала Миндсенти, предлагая его, или известного композитора 3. Кодая, в премьер-министры страны.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. Поражение реформаторских сил в Венгрии

 

 

Хотя советские войска с 30 октября и были выведены из Будапешта, в Венгрию продолжали прибывать новые военные формирования. Только 27-29 октября из Прикарпатского военного округа три механизированные и одна стрелковая дивизии, а также железнодорожная бригада пересекли венгерскую границу, а 30 числа в г. Веспрем была переброшена одна из двух мобилизованных военно-воздушных дивизий. Материальная база снабжения воздушного десанта была организована в г. Мукачеве. Военная машина продолжала работать в этом направлении, получая стимул от разработки генштабом МО СССР плана завершающей военной операции против Венгрии на основании приказа министра обороны Г.К. Жукова от 27 октября.

31 октября и в ночь на 1 ноября президиум ЦК КПСС вновь обсуждал положение в Венгрии и принял окончательное решение разрубить "венгерский узел" с помощью оружия, создать новое Временное революционное правительство в Венгрии. Разработка плана военных действий была поручена Жукову, пропагандистское обеспечение действий - Шепилову, Брежневу, Фурцевой и Поспелову. Последний предлагал использовать следующий основной аргумент для ликвидации завоеваний венгерской революции: "не дадим задушить социализм в Венгрии". На пост нового премьер-министра Хрущев предложил поставить Мюнниха, а его заместителем - Кадара, которому поручалось "обратиться к нам с просьбой о помощи, а мы оказываем помощь и наводим порядок". С правительством Надя, согласно протокольной записи, было решено покончить следующим образом: "пригласить то ли на переговоры о выводе войск, и решить вопрос".

Готовящаяся акция по "оказанию интернациональной помощи" в интересах "наведения порядка" в Венгрии руководством КПСС согласовалась также с лидерами компартий других социалистических стран Европы, особенно соседних, а также Китая.

Главнокомандующий объединенными вооруженными силами ОВД маршал Конев незамедлительно был отправлен в Венгрию, что само по себе говорило о грядущей военной операции. Тем временем в страну продолжали прибывать новые воинские соединения. Они и вызвали настороженность венгерского руководства. Отметим, что Суслов и Микоян, еще будучи в Будапеште, советовали Москве не вводить дополнительные воинские формирования в страну, а сосредоточить их у границ. Но в новых условиях продвижение войск было продолжено. Только с 30 октября по 4 ноября две танковые, две воздушные, одна зенитно-артиллерийская и одна механизированная дивизии пересекли границу Венгрии с востока, а одна - из Одесского военного округа через Румынию. Посол Андропов сначала заверял венгерское руководство, что это "явное недоразумение", а затем, отвечая на настоятельное требование венгерского МИДа, представившего конкретные факты продолжающегося прибытия новых частей, пообещал выяснить причину.

Реакция венгерской стороны на концентрацию войск, особенно на вторжение в страну новых советских формирований, была адекватной и прослеживается на основе сохранившихся венгерских документов.

30 октября Ю.В. Андропова пригласили в МИД Венгрии, где ему было заявлено о том, что новые советские военные части пересекли границу и продолжают продвигаться в глубь страны. Посол не мог дать необходимые объяснения, что повторялось и в последующие дни. Впоследствии И. Надь, который после Декларации советского правительства явно не ожидал такого поворота событий, отмечал: "Андропов не мог дать ответа и пытался отрицать вообще пребывание советских частей. Он, как и в прежние дни (а я разговаривал с ним неоднократно), всегда давал один и тот же ответ". На заседании Совмина Венгрии для решения оперативной работы еще 30 октября был создан узкий правительственный кабинет (в составе А. Апро, И. Богнар, И. Доби, Я. Кадар, И. Надь, 3. Тильди и Ф. Эрдеи), который принял решение обратиться к советскому правительству, начать переговоры о выводе советских войск из страны. 31 октября И. Надь отправил письмо Председателю Верховного Совета СССР К.Е. Ворошилову, выразив желание страны "немедленно начать переговоры о выводе советских войск" с территории страны. Об этом решении правительства, как и о провозглашении 23 октября национальным праздником, глава кабинета в тот же день объявил народу возле парламента.

1 ноября 1956 г. И. Надь стал также министром иностранных дел, и ввиду продолжающегося вторжения советских войск в пределы страны он пригласил к себе посла Андропова и заявил ему правительственный протест в связи с прибытием новых войск, "требуя их неотложного и немедленного вывода", ссылаясь на недавнюю декларацию советского правительства. Андропову было заявлено, что "если это не будет сделано, то венгерское правительство заявит о выходе из ОВД, одновременно сообщит об этом ООН, провозгласит нейтралитет страны и для ее гарантирования обратится за помощью к четырем великим державам". Заявление было Андроповым принято к сведению, и он пообещал доложить об этом своему правительству.

Венгерское правительство, не получив к 19 часам от посла СССР внятного ответа, предоставило ему конкретные доказательства продолжающегося военного вторжения и предупредило о возможных последствиях. При этом Андропову было заявлено, что в случае положительного ответа из Москвы телеграмма в ООН будет отозвана.

Вслед за этим правительство Венгрии обнародовало факт вторжения советских войск и свои намерения по радио, а телеграммой проинформировало генерального секретаря ООН Д. Хаммершельда о нейтралитете и выходе Венгрии из ОВД, прося одновременно о содействии в проведении венгеро-советских переговоров. Не получая ответа от советской стороны, премьер-министр 2 ноября вновь проинформировал Д. Хаммершельда о продолжающемся вторжении, подтвердил заявление о нейтралитете и о необходимости обсуждения венгерского вопроса в Совете Безопасности. Казалось, 2-3 ноября с венгерской стороны были исчерпаны все дипломатические возможности решения проблемы. С советской стороны в Будапешт ответ пришел лишь 3 ноября в форме довольно резкой ноты от Андропова, предупреждавшего венгерское правительство о нереальности его требований и устремлений.

И это понятно, ведь 31 октября уже было принято окончательное решение о ликвидации завоеваний венгерского восстания, о чем, естественно, руководство ВНР не извещалось.

Частью реализации советского плана "наведения порядка" в Венгрии стали не только готовящиеся военные акции, но и политические - с опорой на Ф. Мюнниха и Я. Кадара. Я. Кадар, до 1 ноября включительно полностью поддерживавший вместе с остальными членами высшего партийного руководства все действия правительства И. Надя, решительно выступал против ввода в страну новых военных формирований. Он заявил, что готов выйти на улицы и голыми руками останавливать танки. 1 ноября Я. Кадар целый день провел в Будапеште, и радио вечером передавало записанное им еще утром обращение к народу. В нем звучали слова: "Славное восстание нашего народа сбросило с себя, с шеи народа и страны ракошистское господство, добилось народной свободы и восстановления независимости страны, без чего нет и не может быть социализма... Мы не хотим больше быть зависимыми! Не желаем превратить страну в военный плацдарм! Обращаемся ко всем честным патриотам: сплотимся ради венгерской независимости, во имя венгерской свободы!". Когда его призыв передавался по радио, Кадара в Будапеште уже не было. Он вместе с Мюннихом по телефону был приглашен к Андропову, а затем они исчезли из страны и оказались в Москве. В Будапеште о них несколько дней не знали ничего. Советскому руководству не легко и не сразу удалось убедить Кадара возглавить контрправительство Венгрии, которое должно было обратиться за советской военной помощью "разбить черные силы реакции и контрреволюции", спасти "социалистический строй" в стране (этот вопрос был согласован с И.Б. Тито).

На рассвете 4 ноя

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 >