Венгрия 1956 г.: мятеж или революция?

Обсуждение ситуации в высших партийных инстанциях, их повторный анализ в правительстве, растущее давление снизу, согласование предпринимаемых мер с высшими советскими

Венгрия 1956 г.: мятеж или революция?

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
и такие слова:

“Кровопролитие произошло после того, как туда приехало несколько сотен демонстрантов на грузовиках, бронемашинах и даже на русских танках. "Русские с нами! Они говорят, что не хотят стрелять в венгерских рабочих", - кричали они нашему корреспонденту... В полдень на площади перед парламентом лежало много трупов, умирающих мужчин и женщин”. "Численность жертв велика, среди них женщины и дети. Население побаивается массовых репрессий". Массовый расстрел безоружных людей, вошедший в историю как "кровавый четверг", вызвал волну широкого народного гнева по всей стране и усугубил и без того сложное положение, способствуя дислокации восстания прежде всего в таких городах как Сегед, Печ, Мишкольц, Дебрецен, Комаром, Мадьяровар, Дёр и др. На следующий день в городах Дебрецен, Дендеш, Дйр, Кечкемет, Мишкольц, Мошонмадьяровар, Залаэгерсег, Цеглед отряды госбезопасности произвели массовые расстрелы мирных безоружных демонстрантов. Именно после этих событий армейские офицеры и солдаты в ряде мест встали на сторону восставшего народа.

Массовый террор не сломил силу сопротивления, наоборот, вызвал со стороны восставшего народа требование немедленной отставки Гере и роспуск органов госбезопасности, а местами привел даже к самосудам разъяренной толпы над офицерами этих органов.

Тем временем в столице проходили бесконечные заседания партийно-государственных органов. На них присутствовали Суслов и Микоян, убедившие скомпрометировавшего себя Э. Гере уйти в отставку. По утверждению А. Хегедюша, Микоян на заседании Политбюро от 25 октября назвал его главным виновником восстания 23 октября. Новое руководство ВПТ возглавил Я. Кадар, и в его состав были кооптированы еще несколько реформаторов. Удаление Гере в обществе было воспринято как победа сторонников мирного демократического разрешения конфликта, но на деле Гере сохранил членство в составе высшего руководства и вместе с некоторыми ястребами продолжал оказывать воздействие на него в интересах силового решения конфликта.

Народное восстание, переросшее в революционную борьбу под народно-демократическими лозунгами, обострение сопротивления после кровавых событий 25-26 октября заставило политическое руководство страны пойти на уступки восставшим. Необходимость проведения более гибкой политики стала очевидной. Документы заседания ЦР ВПТ от 26 октября свидетельствуют, что партийная элита только в это время стала осознавать реальности. Она пришла к выводу, что события нельзя считать "сплошной контрреволюцией", как это преподносилось до этого, что в "решающем большинстве" следует уже говорить "о массовом демократическом движении". Кадар признал, что "против нас, по сути, теперь уже стоят рабочие массы". Обновленное партруководство, в целом единогласно, в присутствии высокопоставленных советских представителей официально отказалось от квалификации событий в качестве "контрреволюции" и признало их общенародный, национальный и демократический характер.

После заседания Политбюро ЦР ВПТ Кадар и Надь, осознав, что нельзя "опираться только на советские войска" и следует искать какую-то опору в самой стране, выступили по радио с соответствующим заявлением. Были отменены запреты на митинги, объявлено о прекращении огня и дано обещание на удовлетворение некоторых требований повстанцев. После этого Микоян в телефонограмме в Москву так мотивировал необходимость этой переоценки событий: "Прибывают делегации от разных групп населения - рабочие, студенты, интеллигенция, которые требуют изменения правительства. Перед нами два возможных пути: отклонить все эти требования... и, опираясь на части Советской Армии, продолжать борьбу. Но в таком случае они потеряют всякий контакт и доверие у мирного населения рабочих, студентов, и будут новые жертвы, которые еще больше усугубят пропасть между правительством и населением... Поэтому венгерские товарищи считают приемлемым второй путь: это вовлечь в состав правительства несколько видных демократов, сторонников народной демократии как из бывших мелкобуржуазных партий, так и интеллигенции, студентов, рабочих".

Обсуждение ситуации в высших партийных инстанциях, их повторный анализ в правительстве, растущее давление снизу, согласование предпринимаемых мер с высшими советскими представителями способствовали тому, что 28 октября партийно-государственная власть сделала решительный шаг навстречу требованиям масс. По поручению высшего руководства ВПТ вечером этого дня от имени правительства было сообщено населению Венгрии по радио о переоценке событий, о признании стихийно возникших революционных органов власти. В заявлении была изложена программа выхода из кризиса и решимость осуществить демократические преобразования социализма с использованием "новых демократических форм самоуправления, возникших по народной инициативе" в ходе революции, дано обещание в кратчайший срок вывести советские войска из Будапешта и начать переговоры об урегулировании советско-венгерских отношений. В этот же день, - после консультаций с представителями Москвы - правительство, заручившись их согласием, равно как и одобрением ЦР ВПТ, решилось также на официальный роспуск органов безопасности, считавшихся в народе главными виновниками массовых расстрелов по стране, равно как и на восстановление демократической многопартийности (было начато возрождение партий периода 1945-1948 гг., признающих социалистические ценности). Получили официальный статус революционные органы самоуправления, были восстановлены национальный праздник (15 марта) и герб страны; охрана общественного порядка поручалась полиции, были даны обещания на повышение зарплаты и пенсий. Обо всем этом народ узнал из радиовыступления И. Надя.

Правительство встало, таким образом, на позицию урегулирования вооруженного конфликта мирными средствами. Оно не только заявило о прекращении огня, но и вступило в переговоры с повстанцами, обещая амнистию всем участникам борьбы, готовым сложить оружие. "Перестрелки уже полностью прекратились", - сообщали Микоян и Суслов в этот же день в Москву. В то же время перед лицом растущего негодования масс, требовавших предать суду Гере и остальных обанкротившихся партийно-государственных деятелей, как основных виновников расправы с безоружными массами, они (по предложению Надя и Андропова) в тот же день были эвакуированы в СССР.

Правительственное заявление вызвало облегчение и было встречено с одобрением в народе. Оно сняло остроту и произвело перелом в противостоянии власти и народа. Дни вслед за прекращением огня показали, что эти прагматические реформаторские устремления позволяли обеспечить мирное, эволюционное завершение событий политическими средствами, ценою уступок и некоторого отхода от традиционного советского образца социализма.

Началась реорганизация правительства, в состав которого было введено несколько незапятнавших себя коммунистов, два места отдано членам руководства бывшей Партии мелких сельских хозяев (3. Тильди и Б, Ковач) и зарезервировано одно место для представителя возрождаемой Социал-демократической партии. Руководящие органы ВПТ были преобразованы в Президиум, который вместо фактически распавшейся партийной структуры приступил к созданию Венгерской социалистической рабочей партии (ВСРП). Среди возрождающихся (наряду с названными) были также Национальная крестьянская и некоторые другие партии, но их образование не пошло дальше оформления программных заявлений. Следует отметить, что ни одна из этих партий - включая буржуазные - судя по их доступным сегодня программам, не ставила целью реставрацию довоенного общественно-политического строя, они признавали социальные завоевания, не пересматривали результаты земельной реформы и национализации, добивались возрождения парламентской республики, высказывались за гражданские права, за свободу слова и печати, в защиту частной торговли и предпринимательства.

Новый министр внутренних дел Ф. Мюнних в соответствии с требованиями повстанцев 28 октября издал указ о роспуске органов госбезопасности. Наряду с этим обновленное венгерское политическое руководство встало перед необходимостью выполнения другого требования повстанцев - вывода советских войск из Будапешта. По сути, это стало главным условием сложения оружия повстанцами. С 30 на 31 октября оно было также выполнено. Ревком венгерской интеллигенции эти шаги расценил как "конец предательской сталинской политики Ракоши-Герё-Фаркаша'".

В стране сложилась новая политическая обстановка. В последующие дни в Будапеште жизнь постепенно начала возвращаться в нормальное русло, появились первые признаки консолидации. Установился не только диалог между повстанцами и властью, но последняя начала овладевать ситуацией: прекратились вооруженные стычки, рабочие Советы заверили новый кабинет И. Надя о своей поддержке, заявили о готовности промышленных рабочих прекратить общеполитическую забастовку, началось формирование Национальной гвардии, призванной восстановить общественный порядок, заработал транспорт... Казалось, что путь к гражданскому примирению найден.

В стране заговорили о мирной победе революции. После вывода советских войск из Будапешта даже дипломатическая служба США сообщала в Вашингтон, что "венгерская революция является свершившимся фактом" и поворотным пунктом здесь - наряду с прекращением огня и формированием правительства на коалиционной основе - считала как раз вывод войск из столицы. Донесения западных дипломатов из Будапешта и Москвы в последующие дни, хотя и содержали определенные сомнения и говорили о сохранении некоторых неясностей, в целом все же касались успехов венгерского восстания, начавшейся стабилизации положения в стране.

Начавшаяся после прекращения огня стабилизация положения продолжалась вплоть до 4 ноября и была прервана лишь одним серьезным инцидентом 30 октября у Будапештского горкома партии. Там группа повстанцев

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 > >>