"Четырехлетний план" подготовки Германии к войне (1936-1940 гг.): экономический аспект

Дипломная работа - История

Другие дипломы по предмету История

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



улировать политику государства. Такой подход сказался и на будущем четырехлетнем плане, представителям крупного промышленного капитала было выгодно привести А. Гитлера в к власти, прекрасно осознавая, что через него будут развивать экономику в том направлении, в котором им выгодно. Этому способствовала и осторожность, проявленная А. Гитлером в сфере экономики, объяснялась не только тактическими соображениями. Она свидетельствовала также об известной беспомощности фюрера в этих вопросах, но главным образом - о приоритете политики: строительству государственной власти подчинялось все остальное. А. Гитлер не скрывал этого даже от крупных промышленников, с которыми у него с начала 1930-х гг. завязывались все более тесные контакты.

Так в 1931 году под руководством Адольфа Гитлера и Альфреда Гугенберга на курорте в Гарцбурге состоялось обширное собрание реакционеров старого и нового стиля, здесь были: Яльмар Шахт, руководители организации Стальной Шлем Франц Зельдте и Теодор Дюстельберг, руководители Пангерманского союза и др. Здесь были также представители Калийного треста Винтерсхааль, крупнейший оптовый торговец железом тайный советник Равене, представитель Германской нефтяной компании Миддендорф, владелец больших инструментальных, машиностроительных заводов и заводов точной механики в Хемнице, Рейнекер и многие другие, все они получили на этой встрече представление об основных идеях необходимости завоевания жизненного пространства в целях достижения экономической независимости страны в области снабжения сырьем.

Уже в 1931 году к нацистской партии примкнули такие влиятельные крупные банкиры, как Яльмар Шахт и Эмиль Георг фон Штаус, руководитель Немецкого банка - самого крупного германского банка.

Через несколько месяцев после собрания в Гарцбурге Адольф Гитлер выступает 27 января 1932 года в Дюссельдорфе на закрытой конференции промышленников. На ней Фриц Тиссен, который позже открещивался в своей книге Я заплатил Гитлеру от активной помощи по реализации идей фюрера, представляет Адольфа Гитлера избранному обществу, где тот знакомит уже напрямую в своем докладе с экспансионистской программой нацистской партии.

До сих пор точно не известно, что в действительности сказал А. Гитлер капиталистам. Но даже смягченная реакция его доклада, переделанная для широкого потребления и изданная в ответ на резкие нападки рабочей прессы официальным нацистским издательством Эера под заголовком Доклад Адольфа Гитлера, сделанный хозяйственникам Западной Германии в клубе промышленности в Дюссельдорфе 27 января 1932 г., отражает желания и цели той аудитории, которую стремился привлечь на свою сторону А. Гитлер, а именно обладателей крупного финансового капитала.

Доклад его вызвал бурные, продолжительные аплодисменты. На закрытой конференции Адольф Гитлер пояснял почему жизненное пространство следует искать на Востоке, в частности в завоевании СССР. Так Советский Союз он видит самым серьезным экономическим конкурентом. Если мы хотим разрешить вопрос о пространстве, то нам потребуется вся политическая сила нации. Поэтому совершенно не имеет значения вопрос, будет ли армия насчитывать сто или триста тысяч человек. Нужны восемь миллионов. Мощное государство является необходимым условием для улучшения экономического положения. Именно тогда, возможно, А. Гитлер предполагал осуществление экономического плана по достижению экономической самостоятельности за короткий период времени, что было конечно, выгодно крупным промышленникам в получении многомиллиардных заказов от государства в результате прихода его к власти.

Дитриху Брондеру, будущему министру печати в нацистском рейхе, встреча с Дюссельдорфе, в которой он принимал участие и которую он описал в своей книге С Гитлером к власти, запомнилась в следующем виде: 27 января 1932 г. навсегда останется достопамятным днем в истории национал-социалистской партии. В этот день фюреру удалось прорвать фронт крупных промышленников западной Германии. Еще и посейчас я ясно вижу перед собой это собрание выдающихся личностей. Все стулья заняты людьми, представляющими собой сливки западногерманской экономики. Там были люди, работающие в ярком свете гласности, и те незаметные, но не менее влиятельные силы, которые невидимо руководят судьбами экономики и о которых было сказано, что у них вместо сердца в груди главная бухгалтерская книга. Впечатление, произведенное Гитлером на этот круг исключительно трезвых слушателей, поразительно. Раздаются взрывы аплодисментов. Когда Адольф Гитлер закончил свою речь, он выиграл сражение. Все это сказалось в последующие месяцы тяжелой борьбы.

То что описывал выше Д. Брондеру являлось еще одной причиной все возрастающего доверия и поддержки среди крупных предпринимателей - это ораторский талант А. Гитлера. Эрнст Нольте неоднократно пишет о таком таланте фюрера и даже утверждает, что он был самым лучшим оратором своего времени: …каждому собранию (крупных промышленников) он (А. Гитлер) говорит то, что оно хочет услышать,- но он говорит не о мелких интересах и заботах нынешнего дня, а о самых общих, самых больших, самых насущных надеждах: о том, что Германия снова вернет былое могущество, что экономика снова будет работать, что каждый получит, что ему полагается,- крестьянин и горожанин, рабочий и буржуа, что все они забудут свои раздоры и соединятся в самом важном - в любви к Германии. Он никогда и ни с кем не вступает в дискуссию, он не допускает никаких реплик, он никогда не занимается какой-нибудь из повседневных политических проблем. Но если он знает, что собрание настроено критически и ждет не мировоззрения, а конкретного ответа, он может в последнюю минуту отказаться от речи.

Об этой черте характера фюрера писал в свое время Отто Штрассер - один из идеологов левого национал-социализма, лидер антигитлеровской оппозиции. В частности, на одном из ужинов у него дома, куда был приглашен А. Гитлер у Отто Штрассера возник с ним яростный спор по поводу национал-социализма, в ходе спора преимущество оказалось на стороне О. Штрассера, успешно доказавшего, что национал-социализм не станет главной движущей силой новой Германии и новой Европы, а станет социализм, на что последовала непредсказуемая реакция А. Гитлера: И тут Гитлер первый раз потерял терпение, и он внезапно яростно ударил кулаком по столу. Затем Гитлер попытался взять себя в руки и с улыбкой, полусерьезно, полушутливо обратился к Грегору: Я опасаюсь, что мы никогда не поладим с вашим слишком интеллектуальным братом. После чего А. Гитлер координально поменял тему беседы: Уклонившись от обсуждения моих аргументов, понять и оценить которые он оказался не в состоянии, и уйдя от предмета обсуждения прямо посреди дискуссии, он разразился яростной антисемитской тирадой.

Все это еще раз доказывает что, множество его идей, устремлений, планов, касающихся в том числе автаркии были никак не подкреплены. Либо они просто усваивались массами, либо встретив аргументированный отпор проваливались.

Политический талант А. Гитлера проявился в том, что он всегда обсуждал подробности своих планов только в определенных кругах, но лишь очень немногим было позволено увидеть всю систему его идей целиком. До его прихода к власти причина такого поведения заключалась в том, что среди ближайших сподвижников А. Гитлера лишь немногие обладали достаточной широтой взглядов, чтобы не испугаться новых идей, переходящих всякие границы разумного национал-социализма и социализма. Партийные реалисты пренебрежительно относились к прозрениям и фантазиям А. Гитлера. И только немногим было тогда открыто, что именно эти фантастические идеи позволяют фюреру идти своим путем.

,,,,(.).">На следующий день после доклада А. Гитлера в клубе промышленности в Дюссельдорфе он с таким же успехом выступил в Годесберге перед представителями креффельдской шелковой промышленности, потом в национальном клубе в Гамбурге. И наконец, на секретном совещании в замке Ландсберг, принадлежащему Фрицу Тиссену, в котором, с одной стороны, принимал