"Четырехлетний план" подготовки Германии к войне (1936-1940 гг.): экономический аспект

Дипломная работа - История

Другие дипломы по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



1935 года, когда А. Гитлер подписал Закон о РАД, который провозглашал трудовую повинность обязательной для "всех молодых немцев обоих полов", после этого численность трудовых лагерей как и число задействованных в них молодых людей стало стремительно возрастать. С 1 апреля 1936 по 1 апреля 1939 г. число трудовых лагерей возросло с 400 до 807. До начала второй мировой войны более 2,5 млн. юношей и около 300 тыс. девушек прошли через трудовые лагеря, где они использовались для строительства стратегических автострад и пограничных укреплений.

Прообразом первых концентрационных лагерей Германии стал Дахау (близ Мюнхена), где в бараках бывшей пороховой фабрики был устроен первый крупный концентрационный лагерь (для политических заключенных) в марте 1933 года.

Через несколько лет в обоснование, так называемой, акции против антиобщественных элементов, разработанной во второй половине 1930-х гг. впервые приводился аргумент экономической пользы, который в последующие годы в сочетании с идеей искоренения якобы неполноценных и бесполезных людей станет поистине смертоносным: Строгое исполнение четырехлетнего плана требует участия в нем всех трудоспособных сил, и недопустимо, чтобы антиобщественные элементы уклонялись от работы и тем самым саботировали четырехлетний план. Фактически речь тогда шла о наборе подневольных рабочих на первые предприятия СС. Помимо кирпичных заводов (Дойче эрд- ундштайн-верке) к ним относились гранитные каменоломни, имевшие важное значение для строек фюрера, - в верхнепфальцском Флоссенбюрге и нижнеавстрийском Маутхаузене (позднее также в нижнесилезском Гросс-Розене и эльзасском Натцвайлере), где выросли новые концентрационные лагеря.

С 1938 года для всех заключенных в тюрьмах и концентрационных лагерях независимо от срока заключения были введены принудительные работы. Заключенные выполняли работы военного назначения, не получая за это никакой платы. Потом уже в начале войны это приняло поистине ужасающие примеры. Начальник диверсионной службы управления иностранной разведки в Главном управлении имперской безопасности, подполковник СС Отто Скорцени в своих воспоминаниях приводит такой пример: 12 тысяч заключенных концентрационного лагеря "Дора", расположенного в Южном Гарце вблизи города Нордхаузен, загнали под землю, где в толще горного массива находились соединенные туннелями две главные шахты по полтора километра длиной каждая. Лишенные дневного света узники - немцы, советские граждане, чехи, поляки, голландцы и французы - работали по 18 часов в сутки. Они делали ракеты, которые разрабатывались под руководством технического директора проектного бюро в Пенемюнде Вернера фон Брауна. Ночью из штолен на поверхность земли вывозили снаряды типа "Фау-1", ракеты "Фау-2" и... трупы. Жертвами нечеловеческих условий труда стали 50 тысяч заключенных. Однако администрация концлагеря Бухенвальд своевременно заботилась о поставке требующегося "человеческого материала".

С каждым годом количество концентрационных лагерей увеличивалось и достигло пика к концу четырехлетнего плана, однако, не стоит говорить о фантастических цифрах числа лагерей и заключенных, так количество заключённых во всех немецких лагерях на момент начала войны в сентябре 1939 года равнялось 21,300. Большинство этих заключённых были обычными преступниками, а евреи составляли небольшой процент от общего числа. Спустя год войны общее население концлагерей по-прежнему было меньше 40 тысяч, в отличии от миллионов заключённых в советских лагерях.

Отто Штрассер приводит другие цифры, и пишет в свою очередь о миллионах людей в лагерях Германии в конце 1930-х гг.: после семи лет диктатуры немецкие тюрьмы и концентрационные лагеря были заполнены больше, чем в течение первых месяцев. И приводит цифру в два миллиона человек: два миллиона немцев долгие месяцы и годы были узниками гестапо, не понаслышке были знакомы с прелестями Дахау, Бухенвальда или Ораниенбурга.

Седьмая проблема- применения террора. Неотъемлемой частью плана являлось усиление кровавого террора против всех противников фашистской диктатуры, проведение террористических мероприятий, чтобы запугать широкие народные массы и не допустить массовых выступлений против гитлеровцев.

Что символично, если служба безопасности (СД) была глазами и ушами нацистского режима, а гестапо и полиция, решавшие вторую задачу, - были его рукой, то с 1936 года все органы полиции и СС оказались под контролем рейхсфюрера СС и шефа немецкой полиции Г. Гиммлера. Политическую и криминальную полицию возглавил Р. Гейдрих, а полицию порядка (охранные отряды, местная полиция и жандармерия - генерал К. Далюге. Объединение под эгидой СС политической и криминальной полиции стало существенным фактором усиления террора.

Хотя Р. Гейдрих всегда настаивал на передаче в исключительное ведение полиции безопасности всех политических задач в самом широком смысле этого слова: Думаю, что в свете нац.-соц. концепции рыночная полиция и пр., ведение народного учета и служба регистрации это мое… Бесспорно, что тотальный, постоянный учет всех людей рейха и связанная с ним возможность постоянного контроля над положением каждого отдельного человека должны находиться в руках полицейской службы, которая помимо обычной охраны порядка имеет идейные задачи, касающиеся разных сторон жизни.

Что-то подобное говорил и заместитель Р. Гейдриха в тайной государствен

s