"Четырехлетний план" подготовки Германии к войне (1936-1940 гг.): экономический аспект

Дипломная работа - История

Другие дипломы по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



бсолютная уверенность в себе - помимо всего прочего он всегда владеет ситуацией и производят самое благоприятное впечатление. Равно как и его честность и безоговорочная верность. Геббельс назвал его как-то человеком с открытым и доверчивым сердцем ребенка.

Вскоре после посещения дома Р. Гесса, А. Гитлер назначил своим преемником Г. Геринга, которого уважал …за широкий взгляд на политическое значение искусства.

Видимо, не только художественные пристрастия повлияли на возвышение фельдмаршала. Излюбленным приёмом А. Гитлера, направленным на укрепление собственной власти, было учреждение двойственных должностей и конфликтующих друг с другом ведомств. Для противовеса партийным функционерам на пост главного хозяйственного руководителя страны следовало назначить как раз такую кандидатуру, как Г. Геринг. Но, даже оказав ему высокое доверие, А. Гитлер намеренно загружал Геринга другими поручениями, помимо его прямых командных обязанностей, с тем чтобы амбициозный маршал не превратился в опасного политического противника. Естественным результатом стало то, что перегруженный должностями Г. Геринг был не в состоянии должным образом исполнять ни одну из них. Кроме того, фюрер на время сохранил в кабинете соперничающего министра экономики - Я. Шахта, наделенного теми же функциями.

Появляется вопрос, почему А. Гитлер не сделал главным уполномоченным по четырехлетнему плану Ялмара Шахта. Последний к 1935 году занимал все необходимые должности (председатель Имперского банка, генерал военной экономики, военного хозяйства и др.) и соответственно имел опыт для успешного выполнения четырехлетнего плана, до 1936 года все основные направления в области реанимирования экономики были успешно им выполнены. Но Я. Шахт стал возражать против курса, давно уже переставшего поддерживать конъюнктуру и ведущего либо к инфляции, либо к захватнической войне. К середине 1936 года он окончательно осознал невозможность построения в Германии автаркии. Можно отметить и другой факт, так или иначе, экономика Германии, не смотря на экономическую политику нового министра экономики, стала более сильной, но одновременно продолжала оставаться нестабильной. Например, серьезный удар по экономики нанесли неурожаи 1935 года и общее повышение цен на мировом рынке, которые были неожиданны для нового плана Я. Шахта, и в итоге, в апреле 1936 года А. Гитлер назначил уполномоченным по всем валютным и сырьевым вопросам Германа Геринга. Сказалось на решении А. Гитлера и то, что Я. Шахт начинает критиковать политику антисемитизма, тогда как в 1933 году он был менее щепетилен в этом вопросе.

Имея представление о программе НСДАП, Я. Шахт ограничил общение с бывшими друзьями - евреями. Столкнувшись однажды в театре с женой своего бывшего шефа Гутмана, в чьём банке начинал карьеру, Шахт не подал вида, что знает её. Поначалу антисемитизм руководителей НСДАП он воспринимал как тактический ход, уступку настроениям толпы и сам периодически делал публичные антиеврейские заявления. На наш взгляд, в этот период позиция министра экономики была обусловлена чистым прагматизмом. В июле 1934 года Шахт поинтересовался у Гитлера, как ему следует относиться к тем евреям, чья экономическая деятельность полезна для рейха. Фюрер ответил, что такие евреи могут вести своё дело без помех. Но к 1935 году антисемитизм в экономической сфере стал приобретать системные черты. 18 августа 1935 года Шахт выступает в Кёнигсберге с речью, осуждающей бессмысленную жестокость в отношении евреев. Подобно Марбургской речи Франца фон Папена, это выступление не было рекомендовано к распространению министерством пропаганды Геббельса. Но эта кенигсбергская речь не лишком обострила и без того натянутые отношения между Я. Шахтом и А. Гитлером.

Вскоре на седьмом съезде НСДАП, были приняты Нюрнбергские законы (15 сентября 1935 года). Шахт стремится не допустить экономического ущерба в случае, если разорение евреев приобретёт неконтролируемые масштабы. Он предупреждает местные власти о том, что лишь правительство рейха определяет рамки и размеры антиеврейских санкций.

Яльмар Шахт поясняет, почему заинтересован в разрешении этой проблемы. До 1930 года в Германии очень редко наблюдались признаки какого-либо политического антисемитского движения. Поскольку этих признаков было очень мало, то их следовало относить скорее к экономическим мотивам, чем к расовой неприязни мелкой буржуазии.

Активная деятельность Яльмара Шахта в решении еврейского вопроса вызывает усугубление его отношений с руководством партии. В ноябре 1935 года он выпускает министерский циркуляр главе Национальной промышленной палаты, который передали всем филиалам организации. В нем говорилось:

…я просил вас проинформировать группы промышленников, что в преддверии грядущей переоценки позиции по евреям в промышленной сфере филиалам организации не следует предпринимать никаких мер в отношении еврейских фирм…..

Подобные действия для Шахта не прошли бесследно. Также Яльмар Шахт являлся масоном и этого не скрывал ни в то время, ни в своих мемуарах, вышедших после 1948 года. В Германии к 1935 году ряд видных лиц уже лишились своих должностей по причине принадлежности к масонству. Против Я. Шахта начинает активные действия Р. Гейдрих. В том же, 1935 году, Я. Шахт в беседе с американским послом зондировал почву для своей возможной эмиграции.

Все выше упомянутое привело к тому, что фюрер был вынужден в довольно короткие сроки най

s