"Четырехлетний план" подготовки Германии к войне (1936-1940 гг.): экономический аспект

Дипломная работа - История

Другие дипломы по предмету История

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



своих мемуарах, вышедших после 1948 года. В Германии к 1935 году ряд видных лиц уже лишились своих должностей по причине принадлежности к масонству. Против Я. Шахта начинает активные действия Р. Гейдрих. В том же, 1935 году, Я. Шахт в беседе с американским послом зондировал почву для своей возможной эмиграции.

Все выше упомянутое привело к тому, что фюрер был вынужден в довольно короткие сроки найти возможную альтернативу Я. Шахту.

Это уже становилось ясно после постоянных споров между фюрером и Я. Шахтом, А. Гитлер теперь не скрывал, что категорически против предложений о сокращении расходов на военную промышленность. Один такой конфликт, произошедший в середине 1936 года, описал Альберт Шпеер: Примерно в 1936 г. Шахт появился в Бергхофе, где он должен был сделать Гитлеру доклад. Мы, гости, в это время находились на примыкающей к жилой комнате хозяина дома террасе, куда было распахнуто огромное окно. Насколько можно было судить, Гитлер в высшей степени возбужденно атаковал министра экономики. Диалог с обеих сторон становился все резче и вдруг оборвался. Гитлер в ярости появился на террасе и еще долго распространялся о своем упрямом и закостеневшем министре, затрудняющем ему политику вооружения.

В данной ситуации А. Гитлер по-видимому возвращается к кандидатуре Г. Геринга. Тот лучше хранил верность внешне- и внутриполитическому курсу, который прокладывал А. Гитлер. Во-первых, он не собирался защищать еврейскую собственность, как Я. Шахт. Экономические санкции, направленные на разорение евреев и решение за их счёт финансовых проблем Германии, были инструментом в руках Г. Геринга и Г. фон Функа. В глазах фюрера Я. Шахт всё менее соответствовал своей должности. Критика перевооружения, автаркии, антисемитизма, всевластия НСДАП - по мнению А. Гитлера было явным превышением полномочий, которыми был наделён министр хозяйства. Тиссен в своих воспоминаниях установил прямую связь между перевооружением Германии и отставкой Шахта. Ведь неоднократно в своих выступлениях Я. Шахт говорил, что государственные ассигнования с 1934-1935 гг., стремительно увеличиваясь в размерах, потекли в военную промышленность.

Об этом же свидетельствует документ о расходах на вооружение в Третьем рейхе за 1934-1943 гг., по нему видно, что если расходы правительства в 1934 году на вооружение составляли 4,2 млрд. марок, то в 1938 году они составили 17,2 млрд. Стоит обратить внимание, что расходы начали расти возрастать сразу после отставки Я. Шахта с поста министра экономики, так в 1936 году сумма расходов была чуть более 10 млрд. марок. И если Я. Шахт постоянно призывал ограничить расходы на военную промышленность, то Г. Геринг наоборот поддерживал фюрера в увеличении расходов на вооружения, а также обещал разрешить проблему нехватки сырья с помощью более активного производства всевозможных заменителей, эрзацев.

Тем более Адольфу Гитлеру значительно больше импонировала безоговорочная верность Г. Геринга, готового пренебречь любыми объективными факторами ради исполнения воли фюрера. Фюрер в похвальных тонах констатировал факт, что в лексиконе главы четырёхлетнего плана отсутствовали слова это невозможно.

Со второй половины 1936 года влияние Яльмара Шахта на экономическую политику стало уменьшаться, хотя А. Гитлер предупредил его, что в сентябре 1936 года будет выступать на конференции с новой экономической программой, но никакого представления о ее содержании Я. Шахту так и не дал. Такой поступок легко объясняет Альберт Шпеер. Он прямо пишет, что …специалистам, как например, Шахту, он (А. Гитлер) не доверял всю жизнь….

В сентябре 1936 года произошла передача четырехлетнего плана под жесткий контроль Г. Геринга хотя он был в этой области не компетентен. Не раз Я. Шахт отмечал, что Г. Геринг на него никогда не производил впечатления как человек компетентный в какой-либо сфере. Тот же А. Шпеер прямо пишет только особой склонностью Гитлера к дилетантизму можно объяснить подбор им непрофессиональных сотрудников. Ведь еще ранее он назначил виноторговца министром иностранных дел, своего партфилософа - министром по делам восточных территорий, а военного летчика - хозяином над всей экономикой. В итоге А. Шпеер делает вполне логичное заключение о том, что ключевые посты фюрер доверял любителям, редко допускал специалистов, которые могут не всегда с ним соглашаться, тем самым могут подорвать репутацию безусловного лидера. Вот поэтому А. Гитлер и не любил специалистов, превосходящих его по интеллектуальному развитию и ставящих его по многим вопросам в тупик, ему нужны были люди, которые могут ему беспрекословно подчиняться.

И после назначения Г. Геринга главным уполномоченным Я. Шахт продолжал оставаться рядом с ним, но утратил прежние полномочия экономического диктатора. Я Шахт не стал вступать с новым уполномоченным за выполнение четырёхлетнего плана в открытый конфликт, как это сделал В. Дарре (министр продовольствия и сельского хозяйства был уязвлён тем, что основное внимание в программе развития Германии уделялось не аграрному сектору, а промышленности).

Видимо, Я. Шахт надеялся, что естественный ход событий покажет правильность выводов, к которым он пришёл. Во время Нюрнбергского процесса Шахт дал следующие показания. Главный обвинитель от США Джексон заявил: Вы стремились… получить достаточное количество иностранной валюты, которое дало бы вам возможность импортировать сырьевые материалы, то есть материалы, не подвергавшиеся обработке… Что же являлось вашей доминирующей целью?. Я. Шахт: Обеспечение Германии продовольствием и обеспечение её промышленности, работающей на экспорт. Следовательно, по его мнению, Германии следовало стремиться к превращению европейской периферии в сырьевой придаток. Но это была бы не военная, а экономическая экспансия. Действительно, примерно через год А. Гитлер понял, что столь желаемая автаркия в существующих условиях недостижима. 5 ноября 1937 года он достаточно ясно говорил на совещании политических и военных руководителей Германии, что возможно достижение по части сырья лишь условной, но не тотальной автаркии… Что касается автаркии по части продовольствия, то на этот вопрос следует ответить категорическим нет… Автаркия оказывается несостоятельной как по отношению к продовольственному снабжению, так и в целом… Единственным выходом… является приобретение обширного жизненного пространства. Таким образом, из одного факта о недостижимости автаркии А. Гитлер и Я. Шахт сделали разные выводы.

Герман Геринг формулировал свои взгляды на экономику так: Мы не признаем святость так называемых экономических законов. Следует указать, что торговля и индустрия - слуги народа, а капитал должен служить экономике. Я. Шахт пробовал спорить с Г. Герингом, прибегая к конкретным цифрам.

Так после встречи Г. Геринга с ведущими предпринимателями 17 декабря 1936 года, где он выдвигал идеи, которые явно противоречили любой политической системе и любому экономическому принципу, например, требовал, чтобы промышленность производила продукцию, независимо от прибылей и потерь. А через несколько недель Я. Шахт выступил перед практически такой же аудиторией и полностью раскритиковал Г. Геринга:

…никакая экономика не может функционировать и процветать в любом государстве, которое не опирается на прочно устоявшиеся принципы закона и порядка. Одной из целей законодательства, среди прочих, является гарантия действенности национальной экономики. Я предупреждаю, что буду возбуждать иски против любого лица, которое станет уклоняться от выполнения правил, установленных законом.

Это был выпад в сторону валютной политики Г. Геринга и концентрации предпринимательства. Спор Я. Шахта и Г. Геринга по поводу путей развития экономики в четырехлетнем плане зашел так далеко, что его пришлось разрешать самому А. Гитлеру. Я. Шахт не хотел сотрудничать с Г. Герингом, так как последний его предложения не воспринимал. В итоге, так и не придя с Г. Герингом к консенсусу, он в 1937 году оставил все официальные посты, сохранив должность министра без портфеля. Позднее Я. Шахт возвращается к руководству Рейхсбанком, не имея вместе с тем возможности влиять на политический курс правительства.

В 1938 году как Я. Шахт, так и В. Дарре стали не нужны Гитлеру. Он нацеливал страну на колонизацию новых, восточных, земель. В. Дарре был снят с поста руководителя РуСХА в 1938 году, Я. Шахт вновь стал министром без портфеля в 1939.

После передачи плана под контроль Г. Геринга, Германия перешла к системе тотальной военной экономики. Стоит отметить, что Г. Геринг не только обладал правом издавать любые приказы и инструкции, обязательные для всех государственных и партийных организаций для выполнения плана, но и имел в помощь себе генеральный совет, который формально возглавлял П. Кернер, а также немаловажное значение играл в совете представитель концерна ИГ Фарбениндустри К. Краух, который одновременно занимал пост уполномоченного четырехлетнего плана по вопросам сырья и синтетических материалов.

Таким образом, в подчинении Г. Геринга и его генерального совета по четырехлетнему плану находилась группа генеральных уполномоченных, у каждого из которых было свое управление. Эта организация вскоре набрала штат в семьсот сотрудников, почти как в министерстве экономики.

Центральный аппарат генерального уполномоченного состоял из нескольких управленческих групп: 1-А (германская горнодобывающая и промышленная продукция), 1-В (планирование и производство), 2 (распределение сырья), 3 (использование рабочих ресурсов), 4 (сельскохозяйственная продукция), 5 (валюта). Во главе Генерального совета по четырехлетнему плану стоял П. Кернер. Генеральный уполномоченный по четырехлетнему плану: Герман Геринг (1936-45). Статс-секретари: Пауль Кернер (с 1936), Эрих Грицбах (с 1938), Эрих Нойман (с 1942).