"Четырехлетний план" подготовки Германии к войне (1936-1940 гг.): экономический аспект

Дипломная работа - История

Другие дипломы по предмету История

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



d01934.,,,.">Вероятно, А. Гитлер действительно выбирал из этих двух кандидатур, но истинные причины выявить сложно. Они, на наш взгляд, могут быть весьма далеко от объективных, например, государственный деятель нацистской Германии Отто Дитрих писал, что фюрер, посетив в 1934 году декорированный дом Р. Гесса в долине Изара близ Мюнхена, заметил, что не может сделать Гесса своим преемником на посту фюрера, потому что его жилище свидетельствует о полном отсутствии у хозяина понимания искусства и культуры.

Была и другая причина, позже о ней А. Гитлер расскажет А. Шпееру. Фюрер никогда себя не чувствовал комфортно, когда долго общался с Р. Гессом, в свою очередь А. Гесс не понимал по выражению лица фюрера, что тему, которую он поднимает неприятна фюреру, тогда же как Г. Геринг всегда стремился не разонравиться А. Гитлеру и пытался дать те ответы, которых фюрер хотел услышать. Поэтому у А. Гитлера были различные мнения на счет общения с ними: когда я разговариваю с Герингом, то для меня это все равно, что железистая ванна. Я себя чувствую свежим. У рейхсмаршала захватывающая манера подачи вопросов. С Гессом же каждый разговор превращается в невыносимую муку. Он приходит всегда с неприятными вещами и не отстает.

Адольф Гитлер и Герман Геринг всегда находили общие темы для разговоров и вне правительственных тем, например, об искусстве. Фюрер который постоянно претендовал на роль знатока искусства, главным образом в живописи, хотя на самом деле ничего не понимал в ней, импонировал увлечениям Г. Геринга произведениями искусства и закрывал глаза на то, что из-за художественных пристрастий 2-ого Президента Рейхстага некоторые музеи лишались многих своих ценностей, заполонивших в последствии целые залы у него.

Сам Ялмар Шахт в своей книге Главный финансист Третьего рейха не раз отмечает шикарные апартаменты Г. Геринга и его чувство стиля. Во время празднования дня рождения позднее я заметил у Г. Геринга сверкающий позолотой коктейль-кабинет, подарок Фронта немецких рабочих….

Альберт Шпеер был потрясен его кабинетом: его кабинет, имел площадь около 140 кв.м, почти как у Гитлера. Старый письменный стол в стиле ренессанс был громаден, как и рабочее кресло, спинка которого возвышалась над его головой, оно могло бы служить княжеским троном. На письменном столе он приказал установить два серебряных светильника с несоразмерно большими пергаментными абажурами и, кроме того, огромную фотографию Гитлера.

В своих мемуарах Я. Шахт пишет и о том, что помогало Герману Герингу привлечь к своей фигуре постоянное внимание общественности и том числе и А. Гитлера. 2-й Президент Рейхстага не только коллекционировал драгоценные камни, золотые, платиновые украшения в больших количествах, но и носил их. В отличие от непритязательного в быту А. Гитлера, Г. Геринг пользовался в полной мере богатствами, которые ему давало положение во власти. Возможно, А. Гитлер хотел в этом плане равняться на Г. Геринга.

Г. Пикер (бывший сотрудник юридической службы в главной ставке Гитлера) обращал внимание на еще одну черту в Г. Геринге, которая также могла повлиять на решение А. Гитлера. Г. Пикер писал, что спокойствие Г. Геринга, которое всегда исходит от него, его тонкий юмор, его абсолютная уверенность в себе - помимо всего прочего он всегда владеет ситуацией и производят самое благоприятное впечатление. Равно как и его честность и безоговорочная верность. Геббельс назвал его как-то человеком с открытым и доверчивым сердцем ребенка.

Вскоре после посещения дома Р. Гесса, А. Гитлер назначил своим преемником Г. Геринга, которого уважал …за широкий взгляд на политическое значение искусства.

Видимо, не только художественные пристрастия повлияли на возвышение фельдмаршала. Излюбленным приёмом А. Гитлера, направленным на укрепление собственной власти, было учреждение двойственных должностей и конфликтующих друг с другом ведомств. Для противовеса партийным функционерам на пост главного хозяйственного руководителя страны следовало назначить как раз такую кандидатуру, как Г. Геринг. Но, даже оказав ему высокое доверие, А. Гитлер намеренно загружал Геринга другими поручениями, помимо его прямых командных обязанностей, с тем чтобы амбициозный маршал не превратился в опасного политического противника. Естественным результатом стало то, что перегруженный должностями Г. Геринг был не в состоянии должным образом исполнять ни одну из них. Кроме того, фюрер на время сохранил в кабинете соперничающего министра экономики - Я. Шахта, наделенного теми же функциями.

Появляется вопрос, почему А. Гитлер не сделал главным уполномоченным по четырехлетнему плану Ялмара Шахта. Последний к 1935 году занимал все необходимые должности (председатель Имперского банка, генерал военной экономики, военного хозяйства и др.) и соответственно имел опыт для успешного выполнения четырехлетнего плана, до 1936 года все основные направления в области реанимирования экономики были успешно им выполнены. Но Я. Шахт стал возражать против курса, давно уже переставшего поддерживать конъюнктуру и ведущего либо к инфляции, либо к захватнической войне. К середине 1936 года он окончательно осознал невозможность построения в Германии автаркии. Можно отметить и другой факт, так или иначе, экономика Германии, не смотря на экономическую политику нового министра экономики, стала более сильной, но одновременно продолжала оставаться нестабильной. Например, серьезный удар по экономики нанесли неурожаи 1935 года и общее повышение цен на мировом рынке, которые были неожиданны для нового плана Я. Шахта, и в итоге, в апреле 1936 года А. Гитлер назначил уполномоченным по всем валютным и сырьевым вопросам Германа Геринга. Сказалось на решении А. Гитлера и то, что Я. Шахт начинает критиковать политику антисемитизма, тогда как в 1933 году он был менее щепетилен в этом вопросе.

Имея представление о программе НСДАП, Я. Шахт ограничил общение с бывшими друзьями - евреями. Столкнувшись однажды в театре с женой своего бывшего шефа Гутмана, в чьём банке начинал карьеру, Шахт не подал вида, что знает её. Поначалу антисемитизм руководителей НСДАП он воспринимал как тактический ход, уступку настроениям толпы и сам периодически делал публичные антиеврейские заявления. На наш взгляд, в этот период позиция министра экономики была обусловлена чистым прагматизмом. В июле 1934 года Шахт поинтересовался у Гитлера, как ему следует относиться к тем евреям, чья экономическая деятельность полезна для рейха. Фюрер ответил, что такие евреи могут вести своё дело без помех. Но к 1935 году антисемитизм в экономической сфере стал приобретать системные черты. 18 августа 1935 года Шахт выступает в Кёнигсберге с речью, осуждающей бессмысленную жестокость в отношении евреев. Подобно Марбургской речи Франца фон Папена, это выступление не было рекомендовано к распространению министерством пропаганды Геббельса. Но эта кенигсбергская речь не лишком обострила и без того натянутые отношения между Я. Шахтом и А. Гитлером.

Вскоре на седьмом съезде НСДАП, были приняты Нюрнбергские законы (15 сентября 1935 года). Шахт стремится не допустить экономического ущерба в случае, если разорение евреев приобретёт неконтролируемые масштабы. Он предупреждает местные власти о том, что лишь правительство рейха определяет рамки и размеры антиеврейских санкций.

Яльмар Шахт поясняет, почему заинтересован в разрешении этой проблемы. До 1930 года в Германии очень редко наблюдались признаки какого-либо политического антисемитского движения. Поскольку этих признаков было очень мало, то их следовало относить скорее к экономическим мотивам, чем к расовой неприязни мелкой буржуазии.

Активная деятельность Яльмара Шахта в решении еврейского вопроса вызывает усугубление его отношений с руководством партии. В ноябре 1935 года он выпускает министерский циркуляр главе Национальной промышленной палаты, который передали всем филиалам организации. В нем говорилось:

…я просил вас проинформировать группы промышленников, что в преддверии грядущей переоценки позиции по евреям в промышленной сфере филиалам организации не следует предпринимать никаких мер в отношении еврейских фирм…..

Подобные действия для Шахта не прошли бесследно. Также Яльмар Шахт являлся масоном и этого не скрывал ни в то время, ни в