Великие русские экономисты

Продолжая работать в Ленинградском университете, Канторович одновременно возглавил отдел приближенных методов в Институте математики АН СССР в Ленинграде. В последующие

Великие русские экономисты

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
рыми иногда и теперь люди других сфер осыпают человека, предавшегося промышленности».

По Ушинскому, цивилизованный предприниматель - это человек, руководствующийся в своей деятельности научными знаниями, строго следующий государственным законам и осознающий свое призвание в человеческом обществе. Заключительная часть опубликованной речи «О камеральном образовании» гласит: «Из этого быстрого очерка вы видите, мм. ГГ., как обширно поприще камеральной деятельности. В нашем Отечестве оно обширнее, чем где-нибудь. Много еще нетронутых сил дремлет в лоне русской природы, пробудить их и воспользоваться ими - великая задача, великое назначение!»

Эти слова великого педагога и замечательного экономиста К.Д. Ушинского и сейчас звучат как его призыв к всеобщему освоению экономических знаний, без которых успешное развитие экономики страны невозможно.

Проработав в Ярославском Демидовском лицее три с половиной года в должности профессора камеральных наук, Константин Дмитриевич Ушинский зарекомендовал себя не только как высокоэрудированный лектор-педагог, но и как высококвалифицированный юрист и талантливый экономист-исследователь, разработавший систему экономических наук (о ней будет сказано позднее в специальном разделе настоящей работы) и тесно связавший эти науки с практикой хозяйствования.

Основным и главным трудом Константина Дмитриевича Ушинского, снискавшим ему титул великого педагога, явилось его фундаментальное научное исследование «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии», первый том которого впервые издан в 1867, а второй - в 1869 году. Планировалось также издание третьего тома этого исследования, но он остался незавершенным и был опубликован в неоконченном варианте лишь в 1908 году под названием «Материалы к третьему тому Педагогической антропологии».

В этом фундаментальном исследовании автор обосновал, что педагогика, будучи самостоятельной наукой, находится в тесной связи со многими смежными науками, используя их знания о человеке, которые содержатся в так называемых антропологических науках. «К обширному кругу антропологических наук, - писал Ушинский- принадлежат: анатомия, физиология и патология человека, психология, логика, филология, география, изучающая землю как жилище человека и человека как жильца земного шара, статистика, политическая экономия и история в обширном смысле, куда мы относим историю религии, цивилизации, философских систем, литератур, искусств и собственно воспитания в тесном смысле этого слова. Во всех этих науках излагаются, сличаются и группируются факты и те соотношения фактов, в которых обнаруживаются свойства предмета воспитания, т.е. человека».

Само исследование педагогики и ее связей с другими науками сделали К.Д. Ушинского ученым-энциклопедистом, вторгающимся в сферы различных «человеческих» наук. И это вторжение произошло задолго до основного труда Ушинского в его студенческие и первые последующие за ними годы в период преподавания камеральных наук в Ярославском Демидовском лицее.

В этом лицее уже проявились первые признаки Ушинского как пытливого ученого-энциклопедиста, В своих лекциях он излагал систематизированные знания по истории и политической экономии, этнографии и философии, филологии и психологии. Уволенный из лицея за свободомыслие Ушинский в 1850 году был зачислен на службу в департамент духовных дел иностранных исповеданий, а в свободное время продолжал изучение философии, экономики, истории, географии, статистики и других наук, освоение которых ему давало глубокие энциклопедические знания.

В 1855-1859 годах К.Д. Ушинский преподавал словесность и законоведение в Гатчинском сиротском институте. Такое сочетание преподаваемых дисциплин опять-таки способствовало становлению и утверждению его как ученого-энциклопедиста.

Значительное место в педагогической и всей энциклопедической деятельности К.Д. Ушинского наряду с педагогикой и ее непременной спутницей психологией занимала философия, которая привлекла его внимание уже с первых лет обучения в Новгород - Северской гимназии. Эта гимназия отличалась от большинства других школ своим духом демократизма и уважения к глубокому познанию изучаемых предметов, что определялось высоким уровнем квалификации и увлеченностью наукой ее преподавателей. Как отмечает С.Ф. Егоров, «любимым учителем Ушинского и большинства гимназистов был Илья Федорович Тимковский. Питомец Московского университета, став профессором, он до 1812 года читал в университете курсы истории, всеобщей словесности, российского законоведения... Невозможно было представить ни одного торжественного для гимназии события без Ильи Федоровича, который произносил в актовом зале проникновенные речи о великой гуманистической миссии науки, о роли знания в нравственном прогрессе общества, о радости познания. Илье Федоровичу Тимковскому гимназия была обязана тем, что в ее стенах царила атмосфера благоговейного уважения к науке».

Университетские знания и студенческие философские диспуты для Константина Ушинского стали прологом его научных исканий в области философии, являющейся ключом познания всего мироздания и общественного развития.

К.Д. Ушинский как ученый-философ ярко проявил себя в своем основном педагогическом труде «Человек как предмет воспитания», а также в произведениях «О нравственном элементе в воспитании», «Вопрос о душе в его современном состоянии», «О народности в общественном воспитании», «О камеральном образовании», «Труд в его психическом и воспитательном значении», «О пользе литературы», в его повестях, очерках, рассказах и письмах.

Создавая свою фундаментальную педагогическую теорию, Ушинский опирался на философию Гегеля, Гельмгольца, Канта, Моллешота, Бюхнера, Фогта, Спенсера и других ученых-мыслителей, развивая, дополняя и критикуя их многие теоретические установки, вырабатывая и кристаллизуя собственные философские основы педагогической науки.

Первым его «философом-поэтом» был Георг Гегель, чьи воззрения послужили началом формирования философских взглядов молодого Ушинского. В более зрелые годы в своей фундаментальной философской работе «Вопрос о душе в его современном состоянии» он показал ошибочность ряда положений гегелевского идеализма. Анализируя ошибки Гегеля, Ушинский в этой работе писал: «Другая громадная ошибка гегелевской системы состоит в том, что он, заметив органический характер духа в проявлениях его развития, сделал из него нечто вроде сказочного пеликана, питающего своих детей собственными внутренностями. Эту ошибку, которая погубила много ученых жизней и создала никуда не годные книги, исправила современная материалистическая философия, и в этом, по нашему мнению, состоит ее величайшая заслуга в науке. Она привела и продолжает приводить в настоящее время много ясных доказательств, что все наши идеи, казавшиеся совершенно отвлеченными и прирожденными человеческому духу, выведены нами из фактов, сообщенных нам внешней природой, составлены нами из впечатлений или образовались из привычек, условливаемых устройством телесного организма... Действительно, все, что прошло прежде через форму ощущений, вызывается впечатлениями внешнего мира или состояниями нашего собственного организма; но умение воспользоваться этим знанием, так или иначе, принадлежит нашему духу...

Таким образом, принимая вполне органический характер человеческого духа, мы принимаем в то же время, что единственной пищей этого организма может быть опыт, сообщаемый нам через посредство нашего тела; и что без опыта дух человеческий не может сделать ни малейшего шага в своем развитии. Дух человеческий есть организм, но почва этого организма есть тело, а пища - тысячеобразный опыт, сообщаемый нам через посредство наших чувств».

Как отмечает С.Ф. Егоров, ни одну из современных ему философских систем Ушинский не считал достаточной для того, чтобы положить ее в основу теории воспитания. Для философской теории нужны конкретные знания о психической деятельности человека, о закономерностях восприятия, памяти, мышления, но тогдашняя наука почти ничего или слишком мало знала о закономерностях процессов этой психической деятельности.

По словам С.Ф. Егорова, под влиянием идеалистической философии в середине XIX века господствовало мнение о невозможности познания «души» человека. В противоположность этому мнению вульгарные материалисты игнорировали наличие сложного духовного мира человека.

Ушинский отвергал обе эти точки зрения. В его понимании «душа» не была чем-то мистическим, непознаваемым, недоступным для научного исследования. Он считал, что в человеке физическое и психическое находятся в единстве и взаимосвязи, что разделить эти две стороны можно только в воображении, а в действительности человек представляет собой нераздельное единство материального и духовного. Мысли К.Д. Ушинского о материальной основе «души», о единстве и взаимосвязи физического и психического, о необходимости изучать эти связи научными методами, в целях совершенствования природы и способности человека для своего времени были чрезвычайно смелыми и оригинальными .

Говоря о географии, К.Д. Ушинский обращал внимание на ее высокую роль в познании среды человеческого развития: «Земля - основа всех действий человека и общества. Человек как предмет науки без земли не мыслим для науки, земля и человек составляют одно и то же развитие».

К.Д. Ушинский как ученый-юрист в системе человеческих наук большое внимание уделял юридическим наукам. Показывая их тесную взаимосвязь с политикой и всей общественной жизнью, критически оценивая современное ему соотношение права и политики, он отмечал: «Науке общественного права (названия государственного здесь совершенно не у места, потому что здесь должны излагаться не одни государственн

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 > >>