Великие русские экономисты

Продолжая работать в Ленинградском университете, Канторович одновременно возглавил отдел приближенных методов в Институте математики АН СССР в Ленинграде. В последующие

Великие русские экономисты

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
огут изучаться в чисто научном плане, независимо от политической организации общества, в котором они исследуются». Работы Купманса и Канторович по линейному программированию тесно соприкасались, а американский ученый подготовил в 1939 г. первую публикацию книги советского ученого на английском языке. В своей Нобелевской лекции «Математика в экономике: достижения, трудности, перспективы» Канторович говорил о «проблемах и опыте плановой экономики, особенно советской экономики».

В следующем году Канторович стал директором Института системных исследований АН СССР. Проводя собственные исследования, он в то же время поддерживал и обучил целое поколение советских экономистов.

В 1938 г. Канторович женился на Наталье Ильиной, враче по профессии. Их дети сын и дочь стали экономистами. Канторович скончался 7 апреля 1986 г. в возрасте 74 лет.

Кроме Нобелевской премии и наград, полученных в СССР, Канторовичу были присуждены почетные степени университетами Глазго, Гренобля, Ниццы, Хельсинки и Парижа; он был членом Американской академии наук и искусств.

 

2. Константин Дмитриевич Ушинский

 

К.Д. Ушинский, как и многие выпускники юридических факультетов российских университетов поры XVIII века, получив основательные познания экономических наук в Московском университете, стал в итоге своей деятельности видным экономистом.

Преподавая камеральные науки в Ярославском лицее, Ушинский их называл «юридико-хозяйственным предметом» и в своей научной и педагогической деятельности, говоря о назначении хозяйственной науки, соответственно тесно увязывал ее правовые и экономические аспекты и в то же время указывал на их различия. В речи «О камеральном образовании» он говорил, что «экономическое общество заключает в себе все человечество. Сознательно и бессознательно каждый находится в нем. Привести это общество и законы к сознанию - вот цель хозяйственной науки.

Интересы этого общества суть только материальные, так же как и предметы права этого общества, права гражданского. Для юриста это общество есть гражданское, для экономиста экономическое. Юрист рассматривает это общество в том виде, как его оставили римляне, рассматривает его как множество отдельных, исключительных эгоистических единиц. Экономист связывает эти единицы своим разделением. Для юриста все эти единицы тождественны, безразличны; для экономиста все они являются колесами одной машины, победившей природу; для экономистов вся эта масса безразличных юридических единиц различивается, но и для юриста (в строгом римском смысле этого слова), и для экономиста один и тот же субъект - эгоизм, один и тот же предмет - материальный интерес. Гражданское право лежит в основе экономии, но в нее не входит, оно предполагается ею как бесспорно существующее. Экономический интерес человечества и связь людей этим интересом - вот предмет науки хозяйства». (Здесь следует пояснить, что применяемый в то время термин «наука хозяйства» равнозначен сегодняшнему понятию «экономическая наука» или «экономика» в смысле экономической науки).

Соединяя в себе юриста и экономиста, К.Д. Ушинский настойчиво и умело доказывал теснейшую связь и единение хозяйственных наук с общественными. В речи «О камеральном образовании» он говорил: «Знаменитейшие из политико-экономов никогда не решались выбросить из своей науки общественные вопросы, но, принимая их, всегда ставили себя в затруднительное положение, потому что не знали, где остановиться в этих общественных вопросах, которые их заводили во все сферы человеческих наук; и только один экономический такт спасал их от того, чтобы не пускаться в рассуждения о политике, нравственности, религии, науке и т.д.

Другие политоко-экономы, боясь попасть на эту бесконечную дорогу, объявляли вперед, что они будут говорить только о произведении, распределении и потреблении ценностей, но в своих сочинениях говорят о разделении человечества на народы, на экономические сословия, говорят о сословии работников, мануфактуристов, капиталистов и землевладельцев, говорят о сословии городском и сельском о цехах, хозяйственных общинах, о бедных, о скоплении капиталов в одних руках - словом, говорят о множестве общественных вопросов».

Ушинский делает вывод: «Рассматривание общественной организации необходимо входит в хозяйственную науку, потому что законы хозяйства с необыкновенною силою проявляются в организации обществ...» Но он одновременно с необходимостью такого единения указывает на целесообразность рассмотрения в хозяйственной науке только тех общественных вопросов, которые решаются по хозяйственным законам: «Отвергать общественные вопросы в политической экономии - все равно, что, стараясь изучить законы, по которым живет тело человека, отвергать необходимость изучения организма этого тела, тогда как законы жизни создают этот организм и в нем проявляются; но, излагая устройство кровеносной системы, мы не должны в одно и то же время изучать устройства мозга, хотя мозг и кровеносная система находятся в непосредственном соотношении. Точно так, и излагая проявление законов хозяйства в организме человеческого общества, мы не должны избегать всех отделов этого организма, а только тот, который строится по хозяйственным законам, который есть не более как выражение этих законов в человечестве, соответствующее их выражению в природе».

В речи «О камеральном образовании» К.Д. Ушинский выделил раздел, где им говорится, какую пользу может доставить камеральная наука «в руках правительства для государства и народа». И суждения молодого профессора камеральных наук, высказанные полтора века назад, можно и должно отнести в адрес нашего сегодняшнего правительства. Суть высказанного состоит в том, что всегда при выборе мер поощрения хозяйственной деятельности правительство должно руководствоваться наукой хозяйства и даже, «если предположить, наконец, что правительство могло бы совершенно предоставить промышленность ее свободному развитию, то и в таком случае наука хозяйства является неизбежной для правительства». Далее Ушинский говорит, что деятельность правительства оказывает прямое влияние на благосостояние народа, «что всякое правительственное движение, какое оно ни было, глубоко отзывается в народной жизни, и особенно в самой чувствительной ее стороне, самой животрепещущей - в хозяйстве народа».

В своем призыве к правительству следовать науке хозяйства К.Д. Ушинский как юрист-экономист обращает внимание на «неотразимое» влияние принимаемых законов на народное хозяйство, и эти законы, как и все другие правительственные меры, должны опираться на науку хозяйства. По его словам, «почти каждый закон гражданский и даже уголовный, а тем более каждая политическая и финансовая мера производят неотразимое влияние на народное хозяйство, неотразимое уже потому, что закон есть высшая сила в обществе. Закон этот, падая в известный народ, в известную сферу хозяйственной деятельности, должен произвести известное влияние на эту деятельность, на это влияние должен рассчитывать законодатель. Кто же собирает эти данные, кто же сделает их известными, кто же приведет их в такое естественное состояние между собою, чтобы можно было, приложивши к ним данный закон, видеть то влияние, которое производится приложением этого закона в этой живой, нежной, чувствительной сфере? Никто не будет оспаривать, что всякая финансовая мера или всякий гражданский закон, касающийся собственности, производит в хозяйственном мире свое особенное влияние и что эта особенность зависит, во-первых, от свойства самого закона или меры и от свойства той частицы хозяйственной сферы человечества, в которую впадает этот закон или эта мера, и, наконец, от того положения, в котором в данный период времени находится промышленность народа». Далее Ушинский вопрошает: «Неужели же можно издать такой закон или предпринять такую меру, не рассчитавши вперед всех последствий? Кто же будет держать перед глазами законодателя такую живую и движущую картину, как не наука хозяйства, такая живая, движущаяся, современная наука?».

В вышеназванной речи профессор камеральных наук Ушинский высказывает дельные рекомендации предпринимателю, называемому им «частным человеком». Основная суть этих рекомендаций, как и советов правительству, состоит в необходимости познания хозяйственных, технических, юридических и других наук. Обрисовав образ «частного человека», опирающегося в своей хозяйственной деятельности на научные знания и организующего с их помощью эту деятельность, К.Д. Ушинский утверждает: «Такой фабрикант через несколько лет будет стоять несравненно выше своих собратьев, действующих большею частью по примеру других, наудачу, по тёмным и неверным слухам, по недолговечному опыту и, наконец, по отрывочным известиям, которые они не могут привести в стройную систему и которым они не могут дать верной оценки. Фабрикант, по верным правилам хозяйственной науки определяющий относительное положение своего производства в хозяйственной сфере, будет в состоянии определить точные причины упадка или возвышения цен на свои произведения и материалы их, будет в состоянии предвидеть бурю, уклониться от нее или предотвратить ее, если можно.

Наконец, такой фабрикант будет ясно видеть, что он находится в такой связи со всем человечеством, что должен смотреть на свое производство не только как на дело, для которого он существует в мире, - как на должность, занимаемую им в человеческом обществе, должность, обязанности которой он должен исполнять, если не хочет заслужить укоров совести. Производитель, который так поймет и так определит свое положение в хозяйственном обществе, который будет действовать с сознанием всей важности своего призвания, не может уже бессознательно давить своих ближних и не будет заслуживать тех упреков, кото

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 > >>