Великая Отечественная война: первый период

С первых же часов советско-германской войны стало ясно, что расчеты Гитлера на

Великая Отечественная война: первый период

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

Нападение фашистской Германии на СССР. Трудности первого периода Великой Отечественной войны.

22 июня 1941 года гитлеровская Германия, нарушив советско-германский договор о ненападении, вторглась на территорию СССР. В истории Второй мировой войны начался новый этап, во многом изменивший её ход. С первых дней эта война отличалась от войны на Западе своим размахом, кровопролитием, крайним напряжением борьбы, массовыми зверствами фашистов по отношению к мирному гражданскому населению и военнопленным.

План ведения военной компании против СССР (план «Барбаросса»), утвержденный Гитлером 18 декабря 1940 года, ставил цель разгрома СССР путем молниеносной (в течение 6-7 недель) войны силами трех групп армий: «Север» (Прибалтика Ленинград), «Центр» (Минск Смоленск Москва), «Юг» (Киев Донбасс) с выходом на линию Архангельск Астрахань. Изначально нападение на СССР было назначено на 15 мая 1941 года, но 6 апреля (через несколько часов после подписания советско-югославского договора о дружбе) было перенесено на 22 июня.

Перед нападением на Советский Союз в распоряжении Германии оказались промышленность, сырье, людские ресурсы оккупированных ею западноевропейских стран, что увеличило её военно-экономический потенциал.

Начало Великой Отечественной войны было чрезвычайно тяжелым для Советского Союза. Советские войска, принявшие на себя удар огромной силы, оказались в очень невыгодном положении. В непосредственной близости от границы (в 3-5 км за линией пограничных застав) располагались лишь отдельные роты и батальоны, занятые оборонительными работами. Большинство дивизий, предназначенных для прикрытия границы, находились далеко от неё и занимались боевой подготовкой по планам мирного времени. Артиллерия многих дивизий и корпусов, зенитные соединения и части Западного и Киевского военных Особых военных округов проводили учебно-боевые стрельбы на артиллерийских полигонах вдали от своих соединений и объектов.

Неподготовленность приграничных военных округов к отпору врагу явилась, прежде всего, следствием ошибочных представлений И.В. Сталина о перспективах войны с Германией в ближайшее время и переоценки им значения советско-германского договора. Несмотря на явные признаки готовившегося нападения на страну, Сталин до самого последнего момента верил, что ему удастся политическими и дипломатическими мерами оттянуть начало войны Германии против СССР. Советское руководство допустило крупнейший просчет в оценке военно-стратегической обстановки. Не придавалось должного значения достоверным сообщениям советских разведчиков, в том числе Р. Зорге. Опасаясь, что приведение войск в боевую готовность и выдвижение их к границе может послужить Германии поводом для развязывания войны, Советское правительство категорически запрещало осуществлять эти мероприятия. 14 июня 1941 года радиовещание и печать распространили в стране успокоительное сообщение ТАСС. В нем говорилось: «… Слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, и происходящая в последнее время переброска германских войск… в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям».

Директива о приведении в боевую готовность сухопутных и военно-воздушных сил была передана военным советам западных приграничных округов Красной Армии только в половине первого ночи 22 июня, после того как поступили неопровержимые данные о готовящемся нападении Германии на СССР. В директиве указывалось, что 22-23 июня возможно нападение немецкой армии, которое, по всей вероятности, начнется с провокационных действий. Руководство Наркомата обороны, приказав привести в боевую готовность все части приграничных округов, в то же время потребовало не поддаваться ни на какие провокации, «могущие вызвать крупные осложнения».

Нападение фашистской Германии на Советский Союз стало «вероломным и внезапным» только из-за маниакальной уверенности Сталина в том, что войны удастся избежать, что столкновения в невыгодных для нас условиях не будет. Естественная для политика осторожность переросла у него в перестраховку, сковавшую всех, кто ощущал надвигающуюся смертельную опасность.

Внезапность удара, на которую гитлеровские стратеги делали ставку, поставила советские войска в чрезвычайно трудное положение. Особенно тяжелый урон нанесла вражеская авиация. Враг господствовал в воздухе, его танки устремились в глубь нашей территории, а командующие Северо-Западным и Западным фронтами не имели надежной связи ни с армиями, ни с авиационными соединениями.

В первый день войны 4-я танковая группа генерала Гепнера, ударившая по правому флангу 3-й армии Западного Особого военного округа, пробила глубокую брешь, в которую ворвался танковый корпус Манштейна. К вечеру три советские дивизии были рассеяны, а пять других понесли потери до 70% личного состава. 14-й механизированный корпус, который дислоцировался в районе Пружаны Кобрин, подвергся такому мощному удару немецкой авиации, что даже не успел рассредоточиться, и был полностью уничтожен.

К исходу четвертого дня войны, как на правом, так и на левом крыле Западного фронта немецкие танковые соединения продвинулись вглубь территории Беларуси до 200 км. Уже 26 июня передовые отряды 2-й и 3-й немецких танковых групп прорвались на подступы к Минску. Здесь они были встречены спешно выдвинутыми на рубеж Минского укрепрайона соединениями 2-го и 44-го корпусов, руководство которыми осуществляло управление 13-й армии.

Развернувшись на фронте более 100 км, они в течение 26-28 июня успешно отражали атаки танковых частей противника. После двухдневных боев на подступах к Минску ударным группировкам 3-й и 2-й немецких танковых групп удалось на ряде участков прорвать оборону 13-й армии. 28 июня они соединились в районе Минска, преградив пути отхода большинству частей 3-й и 10-й армий.

Западнее Минска, в обширном районе, центром которого была Налибокская пуща, оказались в окружении большинство дивизий 3-й и 10-й армий, а также часть сил 13-й армии. Из окружения удалось вырваться не более 10% личного состава. В настоящее время в этом районе остается незахороненным прах более 50 тыс. наших воинов.

В начальный период войны, по официальным данным, Западный фронт понес огромные потери в людях и технике. Из 44 дивизий 24 были разгромлены, оставшиеся 20 соединений лишились в среднем половины сил и средств, ВВС фронта 1797 самолетов (80% штатной численности).

Последствия первых ударов вермахта сразу не оценили даже штабы фронтов. В первых фронтовых донесениях преобладали сообщения о мужестве и героизме, заверения «разгромить, разбить, уничтожить». Нарком обороны, начальник Генштаба, получая донесения и оперативные сводки, не отражавшие действительного положения дел на фронте, не имели возможности правильно оценить обстановку. Только этим можно объяснить директиву Главного военного совета вечером 22 июня на разгром вторгшегося агрессора и переход в контрнаступление войск Юго-Западного фронта на люблинском направлении.

23 июня была образована Ставка Главного Командования (с 10 июля Ставка Верховного Командования, с 8 августа Ставка Верховного Главнокомандования) высший орган стратегического руководства Вооруженными Силами. Вся полнота власти в стране сосредоточилась в руках образованного 30 июня Государственного Комитета Обороны (ГКО). Председателем ГКО, а затем и Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами СССР (с 8 августа) был назначен И.В. Сталин.

Советские воины упорно сражались. К концу июля противник, потеряв половину танков и самолетов, большое количество живой силы, был вынужден на направлении главного удара к востоку от Смоленска перейти к обороне. Это позволило эвакуировать с запада промышленные предприятия, отмобилизовать резервы в глубине страны и провести первоочередные мероприятия по перестройке экономики на военный лад. Под градом фашистских бомб, буквально из-под гусениц фашистских танков были вырваны сотни промышленных предприятий, которые во многом предрешили судьбу Победы.

Только в Оренбургский край прибыло более 90 крупнейших предприятий из Москвы, Ленинграда, Тулы, Киева, Ворошиловграда и других городов. 44 из них разместились в Оренбурге, 17 самых мощных в Орске, 9 в Бузулуке, 5 в Медногорске и др. На местах, куда прибывали станки эвакуированных заводов и фабрик, в невероятные сроки, которых не знал мир, иногда временно даже под открытым небом, не смотря на дождь и снег, налаживалось производство продукции, необходимой фронту.

В конце лета начале осени 1941 года в значительной мере по вине Сталина советские войска постигла вторая катастрофа на левобережье Днепра. Только в плен было взято 665 тыс. советских бойцов и командиров. Это стало возможным потому, что Сталин жестко потребовал от командующего Юго-Западным фронтом генерал-полковника М.П. Кирпоноса: «Киева не оставлять и мостов не взрывать без разрешения Ставки». Разрешение дали лишь после окружения Киевской группировки.

Вскоре последовало третье крупное поражение под Брянском и Вязьмой. Советские войска сражались, используя все возможности, помогая тем самым организовывать оборону на Можайской линии. Однако прорваться на восток, избежать плена 663 тыс. солдат и офицеров не удалось.

В результате неблагоприятного для Советского Союза исхода приграничных сражений немецко-фашистские войска в короткие сроки продвинулись в северо-западном направлении на 400-450 км, в западном на 450-600 км, в юго-западном на 300-350 км, захватили территорию Латвии, Литвы, часть Эстонии, Украины, почти всю Белоруссию и Молдавию, вторглись на территорию РСФСР, вышли на дальние подступы к Ленинграду, угрожали Смоленску и Киеву.

В связи с вынужденным отступлением Красной Армии осенью 1941г. на северо-западном

Похожие работы

1 2 3 > >>