Вводные конструкции как средство создания комического

Вводные конструкции как элемент экспрессивного синтаксиса играют важную роль в структуре художественного текста. Несмотря на внешнюю изолированность от основного контекста,

Вводные конструкции как средство создания комического

Информация

Разное

Другие материалы по предмету

Разное

Сдать работу со 100% гаранией
тандартного набора цитат в следующем примере).

И, вот именно следя за этим тающим барашком, человек вспоминает не шашлык, а свою молодость, которая, само собой разумеется, прошла, как волшебный сон или как чудное мгновение.

/Дон Аминадо. Летнее стихотворение в прозе/.

В других с помощью вводной единицы актуализируется необычность, окказиональность речевого оформления (с его последующей конкретизацией).

Он был, так сказать, охотник навыворот. Не преследовал, а удирал; заячий спорт, но если в него вживешься довольно завлекательный.

/Н. Тэффи. Житие Петра Иваныча/.

Вводные слова традиционно последовательно акцентируют внимание читателя на оценочной информации.

Хождение в гости, это, в сущности говоря, очень сложное явление.

Нечто среднее между неизлечимым сумасшествием и взаимным грабежом.

/Дон Аминадо. Жажда общения/.

Важную роль играют вводные слова и при оформлении перехода от информативного плана к оценочному, выделяя заложенную в нем авторскую иронию.

С налога разговор незаметно переходит на психологию среднего европейца, который готов повеситься, чтобы только сэкономить свои двадцать пять сантимов.

Явление, конечно, безотрадное и от русского хлебосольства бесконечно далекое. /Дон Аминадо. Жажда общения/.

В качестве дополнительного средства актуализации оценки может выступать и вставная конструкция.

На днях как-то соблазнился хорошей погодой, взял лодку (верней, корыто) и поехал обозревать наши красоты. /С. Черный. Дневник резонера/.

Присоединение с помощью вводной единицы конкретизирующей информации позволяет в некоторых случаях кардинально изменить предполагаемую оценку.

А вещи, действительно, были хотя и ношеные и, вообще говоря, чуть держались, однако, слов нет, настоящий заграничный товар, глядеть приятно.

/М. Зощенко. Качество продукции/.

Там с Никанором Ивановичем … вступили в разговор, но разговор вышел какой-то странный, путаный, а вернее сказать, совсем не вышел.

/М. Булгаков. Мастер и Маргарита/.

Создание комического эффекта может мотивироваться уступкой в оценке повествователя.

При этом неуместном и даже, пожалуй, хамском вопросе лицо Аркадия Аполлоновича изменилось, и весьма резко изменилось.

/М. Булгаков. Мастер и Маргарита/.

В некоторых случаях проявление иронии связано с восприятием и оценкой описываемой ситуации повествователем или окружающими.

У купца Еремея Бабкина сперли енотовую шубу.

Взвыл купец Еремей Бабкин.

Жалко ему, видите ли, шубы.

/М. Зощенко. Собачий нюх/.

При этом оценка может отражать типичность поведения героя в определенной ситуации.

Тут хозяева налегли на оставленную продукцию. Сам Гусев даже подробный список вещам составил. И уж, конечное дело, сразу свитер на себя напялил и кальсоны взял.

/М. Зощенко. Качество продукции/.

Вводная конструкция может актуализировать и восприятие ситуации самим персонажем.

Крест, к удивлению ограбленного Пантелея, оказался на своем месте, под блузой, на волосатой груди сапожника.

/А. Аверченко. Черты из жизни рабочего Пантелея Грымзина/.

Кроме того, в тексте произведения может быть представлена уступка в речевом оформлении с привлечением оценки героя (при этом в рамках вводной единицы повествователь иногда оценивает само высказывание).

Ополоумевший дирижер, не отдавая себе отчета в том, что делает, взмахнул палочкой, и оркестр не заиграл, и даже не грянул, и даже не хватил, а именно, по омерзительному выражению кота, урезал какой-то невероятный, ни на что не похожий по развязности своей марш.

/М. Булгаков. Мастер и Маргарита/.

Интересны случаи, когда комический эффект определяется противоречием между описываемым фактом и его оценкой со стороны повествователя, неожиданностью подобной оценки.

Мы спорили бы очень долго, но, по счастию, тут со скамейки свалился какой-то ребенок и сломал себе обе челюсти. Это отвлекло нас от нашего спора.

/Д. Хармс. Сонет/.

В данном примере именно позиция вводной конструкции, ее контактное взаимодействие с основной информацией предложения («тут со скамейки свалился какой-то ребенок») определяют создание комического эффекта, реальный же объект оценки («это отвлекло нас») оказывается оторванным.

Выражение авторской иронии может быть связано с взаимодействием различных временных планов. Например, повествователь может отсылать читателя к уже известной комической ситуации.

/Степа/ Пытался позвать на помощь Берлиоза, дважды простонал: «Миша … Миша …», но, как сами понимаете, ответа не получил.

/М. Булгаков. Мастер и Маргарита/.

В других случаях автор заставляет взглянуть на ситуацию с точки зрения будущих комических событий, позволяя читателю самостоятельно представить их дальнейшее развитие.

Первая из них, как вскоре выяснилось при составлении протокола, была супругой Аркадия Аполлоновича … /М. Булгаков. Мастер и Маргарита/.

Кроме того, вводная конструкция может актуализировать смоделированную самим повествователем комическую ситуацию.

Конечно, другой, менее жизнерадостный человек был бы сильно пришиблен этим обстоятельством. И даже, может быть, у менее жизнерадостного человека кожа покрылась бы прыщами и угрями от излишней мнительности.

/М. Зощенко. Качество продукции/.

Иногда же более значимой становится ее оценка.

О страсти нашей к так называемым оказьонам и скидкам можно было бы написать целое исследование и по крайней мере в пяти томах.

Но, конечно, лучше не надо, потому что пять томов это уже не оказьон, а катастрофа.

/Дон Аминадо. Акажу и прочее/.

Одним из характерных приемов при создании комического эффекта является моделирование общения с читателями.

Сто лет проходит, и стихи Пушкина вызывают удивление. А, я извиняюсь, что такое Цаплин через сто лет? Нахал какой!..

/М. Зощенко. В пушкинские дни.

Первая речь о Пушкине/.

При этом важным для повествователя иногда становится доверительность (даже некоторая интимность) диалога.

Вообще, между нами говоря, в другой раз даже как-то удивляешься, почему к поэтам бывает такое отношение.

/М. Зощенко. В пушкинские дни. Вторая речь о Пушкине/. Возможно также и моделирование читательской реакции на описываемую ситуацию (прогнозирование поведения «дотошного» читателя).

Конечно, читатель может полюбопытствовать: какая, дескать, это баня? Где она? Адрес? /М. Зощенко. Баня/.

Таким образом, проведенный анализ показал, что вводные конструкции могут играть важную роль при создании комического эффекта.

Наиболее характерными приемами являются актуализация логической ошибки, позиционное или временное смещение, уступка в речевом оформлении или оценке. Имитация диалога с читателем позволяет создать особую комическую атмосферу произведения.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.yspu.yar.ru

 

Похожие работы

< 1 2