Вальтер Ратенау

Как известно, первую мировую войну давно готовили, ее ждали, и все же она пришла неожиданно. Все слои общества на какое-то

Вальтер Ратенау

Курсовой проект

Литература

Другие курсовые по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
льку имеющиеся либеральные концепции развития общества не могут этого выполнить.

В предисловии Ратенау самонадеянно утверждал: «Эта книга бьет догматический социализм прямо в сердце».

Большой знаток всемирной литературы и философских учений он мог оценить притягательную силу идей социализма и возможности их реализации в Германии. Трудно было оспаривать социалистический принцип всеобщего равенства на земле, а не на небе, фактическое, а не формальное признание прав на труд, образование, отдых жилье и т. д. Ратенау противопоставил социалистическим идеалам свои взгляды на развитие общества. Книга состоит из трех главных разделов: «Цель», «Путь», «Воля» - и заключения. Наибольшее число страниц отведено написанию «Цели». Автор искренне считал, что именно в правильном обосновании цели (теперь это называют национальной идеей) таится та сила, которая может перевернуть мир. Формулируя содержание «Цели», Ратенау высказал свои аргументы против социализма. Несмотря на все его старания, большинство историков считает, однако, именно этот раздел книги самым слабым из-за множества противоречий и неопределенности позиции самого автора. И это мнение справедливо.

Основной тезис первого раздела сводится к тому, что человечество должно всегда иметь такую цель, которая могла бы мобилизовать его, все силы людей до конца, выявить их творческие способности для ее осуществления. В этом Ратенау, причисляя себя к либералам и противникам социализма, на наш взгляд, резко расходится с либералами и стремительно сближается с идеалами социалистов. Ведь либералы всех поколений (включая нынешних) в моральном, нравственном и экономическом плане бьются за полную независимость от государства, от всех ограничений, какого бы рода они не были и от каких бы инстанций не исходили, до истеричности превознося абстрактный принцип свободы индивидуума. О какой всеобщей для всех цели могла идти речь в обществе, расколотом на классы, партии при наличии института почти абсолютной монархии, экономически страдающего от недостатка собственных ресурсов и узости внутреннего рынка. Признано социологами, что демократические государства естественно и объективно способствуют укоренению пороков людских. Наша действительность демонстрирует рост наркомании, уголовной преступности, бродяжничества, сексуальных извращений и т.д. Психологические отклонения стали бичом общества конца XX века именно исходя из принципа свободы личности.

Ратенау решительным образом отрицает цели социалистов - удовлетворение материальных потребностей людей путем ликвидации эксплуатации человека человеком, так как достижение «земного благополучия», т.е. равенства людей, не может преобразовать старое общество. Ратенау неоднократно повторял, что настоящая преобразующая сила рождается только в сфере идей, в мировоззрении, вере, трансцендентности. Теперь этот тезис выглядит особенно неубедительно, когда все индустриальные страны, и прежде всего Германия, ставят социальные проблемы (обеспечение занятости, высокий уровень зарплаты, государственную помощь малоимущим социальным слоям и другие социальные задачи) во главу угла внутренней политики, невзирая на партийную принадлежность законодателей и исполнителей. Более того, эти идеи были взяты на вооружение противниками демократии, а значит свободы, как очень удобные для оправдания самой сумасшедшей политики, конечно, вопреки истинным намерениям гуманиста. Проблема земного обустройства людей имеет весьма прозаичное земное происхождение. Это положение вещей не могут отрицать и не отрицают искренне и глубоко верующие в существование бога люди, будь они либералы или консерваторы.

Мало что проясняет в рассуждениях Ратенау о преобразующей силе идеи положение о необходимости открытия «пути к свободе» (они и по сути неоригинальны), так как человечество, сколько себя знает, все бьется над этим понятием «свобода». Философов издавна интересовала категория свободы, и наиболее распространенные ее определения мы находим у Канта, Гегеля, Маркса, Ницше и др., и никого из них Ратенау, конечно, не превзошел. На наш взгляд, Ратенау дал очень туманное, невнятное толкование «человеческой свободы», которую можно интерпретировать как самостоятельно избранную и соблюдающуюся ответственность каждого человека по отношению к обществу. Несколько позже Томас Манн заметит в своем «Докторе Фаусте»: «Свобода сама по себе внутренне противоречива, поскольку вынуждена, самоутверждаясь, ограничивать свободу своих противников, а стало быть, отменять самое себя». И герои этого интеллектуального романа не верят в свободное устройство общества, считая, как Руссо, что золотой век свободы остался в прошлом. Рассуждения Ратенау о свободе понять еще труднее.

Ратенау искренне полагал, что не только человек может иметь душу, но множество людей могут иметь одну единственную общую «душу», каковой и может быть «нравственное государство».

«Если люди, - писал Ратенау, - осознают тот факт, что они могут обрести освобождение, доверившись государству, как олицетворению нравственной общей идеи людей данной страны, то путь к их освобождению открыт». Каким должно быть «государство нравственности», Ратенау не уточнял, но в целом его рассуждения вращались вокруг идеи просвещенного государя или просвещенной элиты. В то же время Ратенау признал, что в современном обществе быть абсолютно свободным невозможно, поэтому процесс «раскрепощения души» человека может совершиться только в результате его больших усилий; направленных на уничтожение зависимости от природы и на бесконечные совершенствования человеческих потребностей.

Путь к человеческой свободе, по мнению Ратенау, лежит через «механизацию», понимаемую им как форму материальной жизни человечества, которая объединяет мир в принудительную ассоциацию, в сплошное общее производство и хозяйство. «Механизация» тождественна капиталистической системе, она способствует росту производительных сил. Но достигнув высшего уровня в начале XX века, она стесняет свободу. «Механизация, - торжественно провозглашал Ратенау, - выполнила свое основное назначение: устранение всякой нужды и бедности». Эта задача так проста, что должна решаться не как эстетическая мера, а как «полицейский долг». Ратенау признал, что богатства, создаваемые людьми в поте лица, бездушно разбазариваются, поэтому, «если бы половину растраченного зря мирового труда направить в нужное русло, то каждый бедняк в цивилизованных странах был бы накормлен, одет, имел бы жилище». «Об экономических первопричинах расточительства говорить поздно, - считал Ратенау, - сейчас стоит задача признать недостатки и попытаться выработать понимание того, что потребление благ не есть частное дело, так как предметы потребления имеются в ограниченном количестве». Чтобы достичь свободы, подводил итог Ратенау, необходимо построить новое общество: «настало время построить «миттельвельт» («среднее общество»), которое будет покоиться на материальном, а достигнет совершенства в возвышенном. Задача, которая уже стоит перед человечеством, писал Ратенау, заключается в одухотворении механического порядка, в преобразовании слепой игры сил в «сознательный, свободный, достойный космос».

Буржуазная действительность, общество, идолом которого являются деньги, не вполне устраивали Ратенау как интеллигента с высокими запросами, признававшего способность трудиться на благо «нового общества» главным назначением человека. Но предлагавшееся им «новое общество» означало подчинение масс «сильной воле», олицетворением которой являлось государство.

Некоторые немецкие авторы, в том числе такой известный ученый, как Ю.Кучинский, считали, что идеи Ратенау проложили дорогу фашизму. На наш взгляд, это неверно, так как Ратенау гораздо большее отделяет от фашизма, нежели роднит: он никогда не был расистом, на первое место ставил экономические отношения, а не политический диктат, был противником всякого насилия, тем более террора, искренне почитал демократию. Признание же особой роли государства характерно для истории индустриальных стран XX века.

Главной чертой «нового общества», по Ратенау, должно было стать господство духовных, а не материальных идеалов. Социализм, утверждал он, не может выполнить благородной задачи воспитания людей: «Социализм поставил освобождение людей в зависимость от денег и богатства и получил, таким образом, массы, но разрушил идеалы. Уничтожение крупной частной собственности, как показал опыт социалистических стран, не могло оградить большинство граждан от жажды ее приобретения». Естественный путь реализации либеральных доктрин приводит к созданию массового общества как общества потребления и подтверждает истину, что люди заботятся о материальных благах больше, чем о возвышении души. Ратенау, ратуя за наполнение жизни людей духовными ценностями, не знал путей достижения этого. Он признавался, что, к сожалению, для обеспечения цели нет математических методик, которые гарантировали бы безопасность пути, а есть только интуитивные. Книгу свою он считал не практическим руководством, а «целенаправляющей». Уточняя свою позицию, Ратенау фактически проповедовал социалистические принципы: подъем жизненного уровня низших слоев населения за счет изменения и улучшения условий труда, сочетание умственного и физического труда, сокращение рабочего дня, предоставление трудящимся жилья, досуга, который заполнялся бы «духовной пищей». Ратенау больше всего был озабочен безболезненной эволюцией общества в лучшее гуманное будущее. Из дневника Ратенау видно, что книга «О проблемах будущего» была его самой любимой книгой. Действительно, в последующих работах, написанных после войны, развивались идеи, изложенные в «проблемах будущего&

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 >