В.В. Розанов о проблемах воспитания и образования в семье и школе

Василий Васильевич Розанов родился в Ветлуге, детство и отрочество провел в волжских городах: Костроме, Симбирске, Нижнем Новгороде. После смерти матери

В.В. Розанов о проблемах воспитания и образования в семье и школе

Информация

Психология

Другие материалы по предмету

Психология

Сдать работу со 100% гаранией

В.В. Розанов о проблемах воспитания и образования в семье и школе

С.В. Скородумов

Наряду с вечными вопросами, ответы на которые являются некой мировоззренческой эессенцией эпох и могут быть развернуты в характерные системы философий, существуют и вечные человеческие проблемы: взаимодействия человека с природой, взаимоотношения полов, существования личности в обществе и т.д.

В ряду вечных проблем цивилизованного человечества одно из центральных мест занимает проблема воспитания, точнее, целый комплекс тесно взаимосвязанных воспитательно-образовательных проблем. Фундаментальность, многоаспектность, первостепенная значимость педагогической проблематики были очевидными еще в глубокой древности. Значительное внимание всегда уделялось проблемам семейного и гражданского воспитания. При этом некоторые мыслители древности именно в семье видели идеал общественных отношений - Платон мечтал об идеальном городе, в котором все общество станет жить как одна семья; Конфуций предлагал сделать сыновью почтительность доминантой общественных отношений. Проблему соотношения семейного (родового, национального) с общественным не обошли вниманием различные религиозные доктрины.

Русская мысль внесла свой вклад в осмысление философско-педагогических вопросов. Здесь уместно будет вспомнить и княжеские поучения своим детям, и советы по домостроительству, сопряженному с миростроительством, и жития святых русской земли. Впоследствии Фонвизин, Пушкин, Гоголь, Тургенев, Достоевский, Толстой и многие, многие другие выдающиеся русские мыслители, поэты, писатели, педагоги, философы отдали должное всестороннему осмыслению проблем воспитания. В частности, оригинальный подход к вопросам семьи, брака, воспитания детей мы находим у теперь уже вновь известного философа, публициста, писателя В.В. Розанова. Впрочем, Василий Васильевич Розанов более известен ныне как автор «Уединенного», «Смертного», «Апокалипсиса» и прочих, скажем так, общехудожественных произведений, и в то же время мало кому известны философско-педагогические изыскания мыслителя. Восполняя этот пробел, в данной статье мы хотели бы познакомить читателей с некоторыми из них − с основными идеями его произведения «Сумерки просвещения». Предварим, однако, их изложение и попытку комментария необходимым вступлением, приведем связанные с темой статьи биографические данные В.В. Розанова и предельно кратко скажем о проблемах главного «персонажа» розановских произведений - России на переломе веков.

Василий Васильевич Розанов родился в Ветлуге, детство и отрочество провел в волжских городах: Костроме, Симбирске, Нижнем Новгороде. После смерти матери он воспитывался в семье старшего брата - учителя гимназии. По окончании гимназического курса В. Розанов поступил на историко-филологический факультет Московского университета, закончив который, работал учителем истории и географии сначала в Брянской прогимназии, затем в гимназиях городов Ельца и Белого. В общей сложности он около десяти лет работал на ниве просвещения, таким образом, проблемы воспитания и образования знал не понаслышке. «Сумерки просвещения» выросли не из отвлеченно-философских экзерсисов чистого педагога-теоретика, а как плод многолетних раздумий учителя-практика. Розановское произведение не о какой-то выдуманной школе некой абстрактной страны, но о проблемах школы, семьи, общества России конца XIX столетия. Какой была эта страна, удаленная от нас во времени на более чем вековую дистанцию? Какие проблемы были для неё злободневны? В предельно общей характеристике страны справедливым, вероятно, было бы отметить, что в развитии России конца XIX - начала XX веков отчетливо просматриваются две линии, теснейшим образом переплетенные друг с другом - линии прогресса и регресса. Технический, экономический прогресс, расцвет русской литературы, философии и искусства сочетались с явлениями, несущими в себе угрозу процветанию (и как выяснилось впоследствии, и самому существованию) России. К последним следует отнести медленно решаемый аграрный вопрос, чрезмерное имущественное неравенство, рост политико-духовной оппозиции интеллигенции, бюрократизм и формализм, как ржавчина разъедающие системы госустройства, просвещения, затронувшие также и религиозную жизнь. Следствием кризиса в области духовной жизни общества стало «похолодание» в сфере семейно-бытовых отношений. В России были силы, пытавшиеся предупредить грозящую катастрофу, но в большей степени климат российского общества определялся оппозиционно-деструктивными настроениями, продуцируемыми и всячески подогреваемыми «прогрессивной общественностью». Розанов был в оппозиции: «Я понял, - пишет Розанов, - что в России «быть в оппозиции» - значит любить и уважать Государя, что «быть бунтовщиком» в России - значит пойти и отстоять обедню» [1. C. 459]. Своим творчеством он пытался удержать русский быт (бытие) от распада, предупреждал, что интеллектуально-нравственное благодушие, духовная успокоенность, родственные, по сути дела, безразличию, сулят гибель России. Критика, обращенная писателем в сторону догматизма и «номинализма» (формализма), укоренившихся в русской жизни, порой была чрезмерно жесткой и болезненной. По силе своего воздействия она зачастую превосходила выпады собственно врагов царской России, однако цель у розановской критики была другая - врачующая. Вышесказанное в полной мере относится и к содержанию «Сумерек просвещения» - характер этого произведения следует определить как конструктивно-критический. Показательно, что запретить публикацию розановских философско-педагогических статей требовал в свое время министр народного образования Делянов, но издание «Сумерек просвещения» продолжилось, и их выход в свет не прошел незамеченным: книга привлекла внимание к проблемам российской школы, многих заставила задуматься о перспективах и следствиях её развития. Автор конструктивно-критических статей высказал целый ряд интересных наблюдений и соображений, прямо или косвенно касающихся проблем взаимоотношений семьи и школы, школы и государства, непосредственно воспитательно-образовательного процесса. Безусловно, многое из написанного в «Сумерках просвещения» устарело, но некоторые мысли далеки от участи экспонатов археологической древности. Так, насколько нам известно, неприятие Розановым чехарды впечатлений, создаваемой поурочной (точнее одноурочной) системой обучения, нашло преемственность отчасти в широком распространении спаренных уроков, но в большей степени в блоково-«эпохальном» погружении в предмет, характерном, например, для вальдорфской педагогики. Впрочем, критика недостатков поурочной системы есть всего лишь содержательная периферия розановского произведения, а центральным моментом определенно является дальнейшее развертывание апологии естественных форм, начало свое имеющей уже в первом большом философском труде Розанова - «О понимании». В «Сумерках просвещения» на первых же страницах Розанов обрушивает всю силу своей критической мощи на искусственность того способа, коим воспитывается человек с момента его вступления в сферу действия официального образовательно-воспитательного механизма. Процитировав рецепт Пара-цельса по выращиванию искусственного человека в закрытой колбе, Розанов далее пишет: «Эти слова Парацельса об искусственном, помимо природы, способе образования человека невольно припоминаются при взгляде на ту картину, какую представляет Европа в своих попытках образовать, уединяясь от истории, человеческую душу через соединение в ней путем воспитания различных и одинаково ценных качеств» [2. С. 4]. Одним из первых Розанов стал писать об опасностях, которые заключает в себе одностороннее развитие культурно-универсалистской тенденции, понимая, что превращение русского народа в космополитическую массу «Иванов, не помнящих родства» и забывших веру отцов - вполне бы устроило недоброжелателей России. Русского писателя настораживает тенденция конструирования культурного «общечеловека», душа которого формируется его воспитателями путем эклектичного соединения в ней разностильных образцов различных культур. Получивший такое образование человек знает довольно много (точнее - обширно), но живет он как-то вяло - ни холоден и ни горяч проходит он по жизни «спустя рукава». Такой человек толерантен, потому как достаточно безразличен. По мнению Розанова, если получивший хорошее образование человек прикипел душой к какому-либо делу, то это произошло скорее вопреки, а не благодаря всестороннему образованию. Читаем у Розанова: «Только для людей, не стоящих к воспитанию близко, остается тайною эта истина: что вовсе не наилучшие одаренные полнотою душевных даров и даже умственно не наиболее способные с успехом проходят тот тип всюду однообразной, прочно установленной школы, которую мы одну знаем и здесь анализируем, но именно посредственные и часто совсем обделенные. Проходят ее успешно те, которые до возраста 18-20 лет, т. е. до полной возмужалости, ничем никогда не сумели заинтересоваться горячо, серьезно» [2. С. 103]. Взрощенный стандартной школой стандартный же homunculum представляет собой «горький плод», который «…никто не хочет; государство, церковь, общество, наука, литература, наконец, сама школа с ее представителями одинаково в страхе от ужасающей «интеллигенции», которая ничего не понимает, ни к чему не привязана, ничего не чтит…» [2. С. 44] Чтобы не производить на свет такой «интеллигенции» (в недавнем прошлом было в ходу иное наименование подобного продукта - образованщина), в образовательно-воспитательный процесс, полагает Розанов, следует внести существенные изменения: воспитывать и образовывать сообразно природе и отдельности культур, не допуская сутолоки впечатлений, излишнего уплотнения и схематизации учебного материала. Попытаемся разъяснить розановские реко

Похожие работы

1 2 3 > >>