"Университетский роман" в британской литературе

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



quot;крутой поворот" в сторону Англии, - традиционный разрыв между различными социальными слоями британского общества. Здесь очевиден протест Лоджа-писателя против американизации английской культуры и литературоведа против нападок "теоретиков" на литературную традицию персонажа и автора. "Теоретики", прежде всего американские, воспринимаются Лоджем как опасно созвучные дегуманизирующему развитию монетаристской экономики. В дальнейшем его произведения ("Райские новости" - "Paradise News", 1991; "Терапия" - "Therapy", 1995) основываются почти исключительно на реалистических приемах. Одиннадцатый роман Лоджа - "Думает…" ("Thinks…", 2001) - еще одна остроумная "университетская" комедия, герои которой представляют разные точки зрения на искусство: героиня считает, что изучение сознания человека - сфера искусства (и эта точка зрения ближе автору), тогда как для героя знание, порождаемое искусством, - всего лишь вымысел.

Эволюция Лоджа-романиста и критика, в сущности, единый процесс. Его увлечение постмодернизмом было продиктовано, в частности, поиском "теории", подходящей для прозы. В работе "Язык литературы" ("Language of Fiction", 1996) Лодж, развивая традиции "новой критики", разрабатывал метод "текстуального" анализа романов, будучи убежден в том, что прозу, как и поэзию, нужно исследовать в связи с внутренней "эстетической логикой" произведения. В книге "Романист на перекрестке и другие эссе о литературе и критике" ("The Novelist at the Crossroad and Other Essays on Fiction and Criticism", 1971) он рассуждает о емких "словесных формах", а также о взаимоотношениях вымысла и "реальности". Со структуралистических позиций написана литературно-критическая книга Лоджа "Виды современного письма: метафора, метонимия и типология современной литературы" ("The Modes of Modern Writing: Metaphor, Metonymy and the Typology of Modern Literature", 1977), а также сборник эссе о литературе 19-20 вв. "Работая со структурализмом" ("Working with Structuralism", 1981). В первой Лодж интерпретировал теорию Р. Якобсона о различии между метафорой и метонимией, создавая свою типологию литературы 20 в по принципу оппозиций "романтизм - реализм", "модернизм - реализм". Использовав якобсоновскую модель языка, Лодж разработал классификацию этапов и произведений английской литературы, основанную на колебании "литературного маятника" между полярными методами: метафорическим-модернистским и метонимическим-реалистическим. Столкнувшись с преобладанием одного из методов, писатель старается оживить "ставшие привычными" средства выражения обращением к другому методу, что создает циклический ритм литературной истории. Постмодернисты, как считает Лодж, разделяют свойственные русским формалистам понимание того, что литературные перемены - это постоянные перегруппировки одних и тех же элементов. Стремясь преодолеть это ограничение и "тиранию языка", они отказываются от выбора метафорического или метонимического "письма" и используют абсурдные или пародийные его способы. Архетипный постмодернистский писатель для Лоджа - С. Беккет.

Важнейшим поворотом в эволюции Лоджа стало знакомство в 80-е гг. с трудами М.М. Бахтина, в которых он на "постструктуралистском этапе" нашел удовлетворяющую его теорию прозы. В книге "После Бахтина" ("After Bakhtin", 1990) Лодж излагает и развивает "заразительные" бахтинские понятия "монологизм", "полифония", "карнавальность", на его взгляд более емкие и гибкие, чем якобсоновская пара "метафора-метонимия". Он разрабатывает бахтинскую типологию "литературного дискурса", позволяющую провести различия между классическим реализмом, модернистской прозой и постмодернистской эклектикой. В статье "Лоуренс, Достоевский и Бахтин" он объясняет особенности романа Д.Г. Лоуренса "Влюбленные женщины" на основе идеи "диалогизма" и "полифонии". Ему созвучно утверждение Бахтиным писательской творческой и коммуникативной силы, в отличие от структурализма и постструктурализма, умалявших роль "индивидуального автора".

Лодж - не только теоретик, но и популяризатор "теории", составитель широко известных в англоязычном мире антологий. "Критика двадцатого века: Антология" ("Twentieth Century Criticism: A Reader", 1972) представляет "новую критику", "историю идей", мифологическую, психоаналитическую, марксистскую, социокультурную критику, литературные программы и манифесты. В антологию "Современная критика и теория" ("Modern Criticism and Theory: A Reader", 1988) вошли в основном европейские тексты по структурализму, постструктурализму, нарратологии, декнструктивизму, культурологи, рецептивной эстетике, феминизму. Книга "Искусство литературы" ("The Art of Fiction", 1992), возникшая на основе публикаций в газетах "Индепендент" и "Вашингтон пост", содержит своеобразную инструкцию "практики письма" - от создания словарей до художественных произведений (например, анализ приемов: "Точка зрения", "Ирония", "Отстранение", "Интертекстуальность"). В "Практике письма" ("The Practice of Writing", 1996) Лодж в постмодернистском духе демистифицирует, демифологизирует творческий процесс, находя в читателях романов потенциальных авторов.

"Постмодернист в обличии реалиста, вызывающего доверие" (Дж.К. Оутс), Дэвид Лодж вместе с тем социальный романист, создавший панораму общественной жизни Великобритании 2-й половины 20 в. И органично вписывающийся в традицию английского романа, уходящего корнями в 18 в. [Саруханян, 2005; 242-244]

 

.2.2 Проблема стиля в произведениях Дэвида Лоджа

Многие критики считают Дэвида Лоджа писателем-постмодернистом, что несколько преувеличено. Несомненно, его творчество соотносится с основными вехами развития постмодернизма в англосаксонской литературе потому, что он творит в период расцвета постмодернистской литературы. Однако в его произведениях детерминирующее положение занимает реалистический художественный метод, представленный в сочетании с модернистскими и постмодернистскими приемами письма.

Современному писателю предоставляется возможность выйти за рамки художественного произведения в культурологический и социальный дискурсы, что Д. Лодж постоянно проделывает. Это явление вполне закономерно, поскольку роман как жанр, склонный к синтетичности (как никакой другой), способен отразить в литературе жизнь в ее многоплановости и сложности, противоречивости и богатстве, ибо "романная свобода освоения мира не имеет границ, и этой свободой каждый писатель пользуется самым разным образом".

Первые произведения Д. Лоджа, по его собственной оценке, были созданы в реалистической манере, в которой автор пытается найти "некую" новую форму и общественное признание для своих экспериментов и наблюдений. Причем объектами экспериментов и наблюдений стали жизненный уклад среднего класса "внутренних" районов юго-восточной части Лондона; военное детство и послевоенная "суровая" юность; католицизм, образование, общество и все те изменения, которые они приносят; военная служба, брак, путешествие и многое другое.

В 70-е годы Д. Лодж теряет доверие к жизнеспособности классического реалистического романа XIX века, подобное чувство он испытывает и по отношению к повествованию, "создающему иллюзию явного окна, распахнутого в реальность"34, хотя в литературно-эстетической среде Запада в это время происходит обратный процесс: исчезает интерес к формалистическому экспериментированию и, наоборот, особой популярностью пользуется реалистическое письмо. Такие перемены не повлекли за собой отказ Д. Лоджа от традиционной функции романа - организации и интерпретации социально-исторического опыта.

Категория игры, заимствованная у постструктуралистов, стала основополагающим принципом организации постмодернистского текста, а не только комическим, сатирическим, пародийным эффектом. Д. Лодж воспользовался опытом постструктуралистов и весьма своеобразно трактует эту категорию в своих произведениях. Игра в романах Д. Лоджа присутствует в явной форме, например, игра в "уничижение" (Changing Places), но чаще всего она существует в скрытом виде, коим является языковая игра и каламбур , с помощью которых изображена картина мира, опосредованная культурным языком, в данном случае, Англии, где вся человеческая жизнь предстает в произведениях Д. Лоджа как совокупность языковых игр.

Будучи писателем периода постмодернизма, Д. Лодж вводит своего читателя в сферу культурного контекста времени, что, в свою очередь, становится предметом изучения литературоведов. Так, например, интертекстуальность романов Д. Лоджа исследует в ряде статей О.Г. Сидорова . По мнению автора, интертекстуальность является слагаемым успеха книг писателя, нацеленного на общение с современным читателем, для которого в культурном пространстве практически не существует границ.

Собственная художественная практика Д. Лоджа позволяет ему впоследствии определить роль интертекстуальности в современной прозе, и ответить на вопрос "Что делает текст литературным?". Литературная традиция продолжает существовать, как считает писатель, благодаря культурным образам, оказавшимся в художественном дискурсе романов и наполняющим их новыми текстами-интерпретациями.

В последней книге университетской трилогии "Милое дело" (Nice Work) Д. Лодж вновь возвращается к реалистическому стилю, это объясняется прежде всего тем материалом, с кото