Тропы в произведениях В. Маяковского

В искусстве XX века В. Маяковский — феномен громадного масштаба. Подлинное великолепие В. Маяковского — не только в широте

Тропы в произведениях В. Маяковского

Курсовой проект

Литература

Другие курсовые по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
ет в данном случае крупнейшее значение, и сформулировать отношение к нему.

Так в поэме «Во весь голос» В. Маяковский заменяет слово «памятник» такими перифразами, как «бронзы многопудье», «мраморная слизь», чтобы выделить, что вечным человека делает не памятник, сооруженный в его честь, а его творчество.

К важным языковым средствам образности языка причисляются тропы. Троп- это замена названия явления словом или выражением, используемым не в прямом, а в образном смысле. Троп дает право кратко, но ясно и очень эффектно охарактеризовать какие-либо характерные черты или свойства предмета, явления о котором говорим. Такого рода высказывание дает более пластичное и живое понятие об назначенном свойстве предмета, чем детальнее объяснение, прямые описания. В литературе к нему обращаются не потому, что в языке событие не имеет точного названия, для того, чтобы сделать вербальное устройство образным. Троп поясняет явление изобразительно, влияя на воображение. Способы переноски свойств 1-го предмета на другой его свойства могут быть различны, поэтому отличаются многообразные виды тропов.

Простейшим видом тропа является сравнение- пояснение какой – либо особенности, явление с помощью его указания на сходства с другим.

Сравнение может быть простым, как у Маяковского: «Время – хамелеон» («Война и мир»), «Медведь – коммунист» («Про это»), «как звезды грани штыков» («Хорошо»), «поэзии» – бабы капризной («Во весь голос»).

Ю. Карабчинский считает, что из всех поэтических тропов именно сравнение удается Маяковскому лучше всего, в том смысле, что образ, построенный на сравнении, хотя и не выходит за рамки наглядности, имеет все же наибольшую ассоциативную емкость:

«...Упал двенадцатый час,

как с плахи голова казненного...»

Развернутое сравнение поясняет ту или иную особенность изображаемого более многогранно и называется эпическим.

Металось солнце,

Сумашедший маляр,

Фанжевым колером пыльных выпачкав»...

( «Война и мир»)

или

« В курганах книг,

похоронивших стих,

железки строк случайно обнаруживая,

вы

с удовольствием

ощупывайте их,

как старое,

но грозное оружие» («Во весь голос»)

Эмоциональность восприятия особенно усиливается в отрицательных сравнениях. Классическим примером могут служить строки из поэмы Маяковского « Во весь голос»

Мой стих дойдет,

Но он дойдет не так, -

Не как стре6ла,

В амурно - лировой охоте,

Но как доходит

К нумизматам стершийся пятак

И не как свет умерших звезд доходит.

Мой стих.

Трудом громаду лет прорвет

И явится

Весело,

Грубо,

Зримо,

Как в наши дни

Вошел водопровод

Сработанный

ещё рабами Рима.

2.2 Метафора. Метаризация в лирике Маяковского

Одним из функциональных образно-выразительных средств является метафора. Это троп, в котором одно явление представлено полностью уподобленным другому, чем-либо сходному с ним. Этот троп ещё более, чем сравнение содействует увеличению сочной яркости воссоздаваемого материала. Метафора в ряде ситуации создает целую, завершенную картину. Очень глубока по теме законченная метафора Маяковского, характеризующая мощь влияние поэтического слова: « Я знаю силу слов, я знаю слов набат» В этой метафоре умение познавать народ подобна набату, презентована как качество самого поэтического слова. Маяковский много и усиленно работал над выразительностью своего слова; широко применял различные виды иносказательности. Многие ученые его творчества замечают именно метафоричность его поэзии Л.А. Смирнова пишет: « Метафоры и метонимии Маяковского прямо из легенды: « в норах листики всем ещё мышаться», « скомкав фонарей одеяла», « Враждующий букет бульварных проституток», « трамвай с разбега взметнул зрачки». И все это « уложено» в пестрый, сбивчивый разговор улицы или монолог потрясенного её наблюдателя»О. Смола отмечает очень яркие метафоры в поэме Маяковского « Облако в штанах»: «Сплошные губы», « сплошное сердце». « Они вмещают в себе и непомерно большую любовь поэта, и колоссальную амплитуду чувств – от скрипичной мягкости до громоподобных лавр, и космически громадную сферу воздействия этой любви, способный « разговаривать», кажется, немоту самой Вселенной, и, наконец, они выражают потребность поэта взять на себя всю полноту ответственности за нравственное состояние мира, избавив его от « грязи» искупленной жертвой».

Маяковский обширно использует разные виды иносказательности. Бахтин отмечает:» Метафора Маяковского построена не на нюансах, а на основных тонах... Маяковский работает грубыми тонами, но это не является недостатком метафоры. Маяковскому такая метафора идет.

Одну из задач поэта Маяковский видел в преображении окружающего мира через слово. Пример такой трансформации — стихотворение «А вы могли бы?», где Маяковский демонстрирует свою способность показать «на блюде студня косые скулы океана». Уже из этого стихотворения видно также, что немалая часть метафор Маяковского основана на зрительных образах. Наиболее яркий пример использования Маяковским визуальных метафор, на мой взгляд, — стихотворение «Ночь»:

Багровый и белый отброшен и скомкан,

в зеленый бросали горстями дукаты,

а черным ладоням сбежавшихся окон

раздали горящие желтые карты.

Значение зрительного образа объясняется тем, что Маяковский, как и другие футуристы, был еще и художником. Позднее, в «Окнах РОСТА», слово будет неразделимо связано с рисунком в его творчестве.

Еще один прием, используемый Маяковским в построении метафор, — «омертвление» живого и «оживление» неживого (чаще всего абстрактных понятий или города). Этот прием, по-моему, даже важнее, чем употребление зрительных образов, так как он теснее связан с мировоззрением Маяковского.

Омертвление живого — прежде всего сатирический прием, часто употребляемый в таких стихотворениях, как «Нате!» («вы смотрите устрицей из раковины вещей», «ощетинит ножки стоглавая вошь» — устрица и вошь тоже живые существа, но низшие, совсем неодушевленные) и « Гимн судье» («глаза у судьи — пара жестянок мерцает в помойной яме»). А одушевляется, например, город, являющийся в глазах Маяковского гораздо более живым, чем его духовно мертвые обитатели. Если у судьи глаза — жестянки, то в стихотворении «Театры» говорится, наоборот, о «зрачках малеванных афиш». В стихотворении «Утро» «угрюмый дождь скосил глаза», а провода обладают «железной мыслью». Правда, с городом связаны и другие, более мрачные («в читальне улиц так часто перелистывал гроба том» — «Я») и даже инфернальные («гробы домов публичных восток бросал в одну пылающую вазу» — «Утро») метафоры, в которых можно найти сходство с метафорами Блока. Интересны и метафоры, связанные с редкими у Маяковского изображениями природы. Они нарочно снижены, так как сотворенное человеком для Маяковского важнее, чем воспеваемая в поэтической традиции природа:

За солнцем улиц где-то ковыляла

никому не нужная, дряблая луна

(«Адище города»)

Это бог, должно быть,

Дивной

серебряной ложкой

роется в звезд ухе

(«Лунная ночь»)

В метафорических образах У Маяковского город, улица и поэт, творчество нередко переплетаются. Это, конечно, происходит потому, что Маяковский считал, что дать голос улице — одна из важнейших задач поэзии («Улицы — наши кисти, площади — наши палитры» — «Приказ по армии искусства»)

Про улицу в поэме «Облако в штанах» говорится:

Улица корчится безъязыкая

Улица муку молча перла.

Крик торчком стоял из глотки.

Топорщились, застряв поперек горла,

Пухлые taxi и костлявые пролетки.

Грудь испешеходили.

Чахотки площе.

Как улица уподобляется человеку, так и человек (в частности, сам Маяковский) уподобляется улице:

По мостовой

моей души изъезженной

шаги помешанных

вьют жестких фраз пяты.

(«Я»)

Прием оживления применяется не только к улице, к городу, но еще и к абстрактным понятиям, иногда к выражениям. Часто оживляется слово, мысль («мыслишки звякают лбенками медненькими» — «Про это»), крик («шевелит ногами непрожеванный крик» — «А все-таки»). В поэме «Облако в штанах» материализуется фразеологизм «нервы расходились», в поэме «Про это» — «море наплакал», в стихотворении «Прозаседавшиеся» — «разрываться на части». Этот ряд метафорических образов, опять же, связан с особым отношением к слову у Маяковского.

Еще одна особенность метафор Маяковского — это их глобальный масштаб, стихийность (потоп, пожар), обилие военных (оружие) и библейских (распятие, потоп) образов. Дело в том, что Маяковский считал революцию полным обновлением мира, после нее мир должен создаваться заново. Огромную роль в этом процессе (сначала разрушения, а затем сотворения) играют, опять же, поэт и слово. Библеизмы и образы стихии встречаются и в метафорах темы любви, которая является не менее важной, чем революция или сотворение мира, и тесно связана с ними.

В теме поэта и поэзии распространены метафоры, связанные с распятием («гвоздями слов прибит к бумаге я» — «Флейта-позвоночник»), крови («окровавленный сердца лоскут», «душу вытащу и окровавленную дам, как знамя» — «Облако в штанах»), оружия и войны («баррикады сердец и душ» — «Приказ по армии искусства»; «парадом развернув моих страниц войска, я прохожу по строчечному фронту», «застыла кавалерия острот, поднявши рифм отточенные пики» — «Во весь голос»), труда, работы и производства («Разговор с фининспектором о поэзии»). В теме любви сквозными метафорами являются пожар («пожар сердца» — «Облако в штанах»), медведь («шкурой ревности медведь лежит когтист» — «Юбилейное»). Именно в этой теме особенно четко виден вселенский масштаб некоторых метафор Маяковского.

Привяжи меня к кометам ,

и вымчи,

рвя о з

Похожие работы

< 1 2 3 4 > >>