Анализ понятия и сущности принципов открытости и гласности в гражданском и арбитражном процессе

В настоящее время открытость и гласность правосудия уже не является исключительно принципом процесса, но становится направлением государственной политики. В

Анализ понятия и сущности принципов открытости и гласности в гражданском и арбитражном процессе

Дипломная работа

Юриспруденция, право, государство

Другие дипломы по предмету

Юриспруденция, право, государство

Сдать работу со 100% гаранией
восудия и судебной власти в целом.

С.А. Авакьян выделяет такие компоненты гласности в деятельности государственных органов, как «широкое привлечение общественности» и «публичность»3. Данные компоненты находятся в органической взаимосвязи и характеризуют различные стороны публичности (гласности) как единого конституционно-правового свойства органов государственной власти и местного самоуправления. С одной стороны, суды не могут действовать обособленно и автономно по отношению к функционированию гражданского общества. Граждане и их объединения должны иметь гарантированную конституцией страны и законодательством возможность непосредственного участия в деятельности публичной власти. В отношении судебной власти - гарантируется равный доступ граждан к замещению на конкурсной основе должностей судей и право участия граждан в отправлении правосудия в качестве присяжных или арбитражных заседателей. С другой стороны, публичность предполагает гласность, открытость, информационную доступность деятельности каждого из государственных или муниципальных органов по реализации их компетенции. Никакой публичный орган не вправе действовать келейно, закрыто или тайно от гражданского общества.

Б.С. Эбзеев справедливо обращает внимание на «юридизацию» в лице государства социальной ответственности общества, поскольку государство выступает не только как носитель власти, но и как субъект определенных обязанностей по отношению к гражданам4. С данной мыслью корреспондирует конструкция публичности правосудия в аспекте социального контроля судебной власти и фактора общественного доверия к суду. Судебные инстанции, с одной стороны, независимы (иное означало бы

«посягательство на осуществление правосудия» и создавало бы «опасность того, что не будут обеспечены права и свободы человека»), с другой - ответственны за свою деятельность перед государством и обществом. Независимость правосудия не может истолковываться как некая привилегия судебной власти, дающая конституционную санкцию произвольным действиям. Напротив, на суды возлагается ответственность обеспечения справедливого рассмотрения споров тяжущихся сторон, что предполагает их связанность правом, публично-правовые обязательства, защиту общества от противоправных деяний носителей судебной власти. В этом проявляется «публичность» их деятельности.

В соответствии с принципом гласности граждане имеют право присутствовать при рассмотрении судами дел от начала и до конца во всех стадиях процесса (в суде первой инстанции, кассационной и надзорной инстанциях, при пересмотре решений по вновь открывшимся обстоятельствам) и лично воспринимать все происходящее в зале судебного заседания.

В настоящее время существует довольно обширный массив нормативных актов разного уровня, регулирующих вопросы открытости и гласности правосудия: ч. 1 ст. 123 Конституции РФ, ст. 9 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 No 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ст. 6 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 No 1-ФКЗ «Об арбитражных судах Российской Федерации», АПК РФ, Федеральный закон от 27.07.2006 No 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее - Федеральный закон об информации), Федеральный закон от 29.07.2004 No 98- ФЗ «О коммерческой тайне».

Реформирование в данной области во многом связано с принятием Федерального закона от 22.12.2008 No 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон No 262-ФЗ).

Есть основания говорить о том, что нормативная база в сфере обеспечения открытости правосудия на данный момент сформирована. Большее внимание обычно уделяется состоянию правового регулирования, пробельности законодательства. Вместе с тем практика зачастую свидетельствует, что принятие новых законодательных норм либо их обновление не решает автоматически всех проблем, существующих в той или иной сфере общественных отношений.

В связи с этим следует обратить внимание на отмечаемую в настоящее время учеными потребность в проведении комплексных исследований, позволяющих совершенствовать механизмы правового регулирования, разрабатывать более совершенные методики оценки регулирующего воздействия правовых актов на стадиях их разработки и применения, выявлять закономерности и прогнозировать развитие меняющихся правовых, экономических и социальных циклов5.

При этом понятия «гласность», «открытость», «транспарентность», «публичность» часто рассматриваются как тождественные, но в то же время высказываются и иные точки зрения относительно соотношения этих понятий и их различий6. В настоящей работе не ставится задача предельно четко разграничить данные понятия с формально-логической точки зрения; вместе с тем представляется возможным исходить из следующего.

На наш взгляд, понятие «открытость» носит более общий, фундаментальный характер и потому употребляется в отношении правосудия в целом, в то время как для гласности привычным является использование данного понятия в качестве существенной черты (принципа) судебного разбирательства. Таким образом, понятие открытости представляется более широким. Тем не менее, в отношении указанных понятий нельзя не отметить, что в то время как традиционным является поиск соотношения понятий в двухмерном режиме, поскольку законодательство и юридические конструкции обычно воспринимаются как текст, для некоторых из них более близкой к реальности оказывается трехмерная модель. При таком понимании понятия могут быть проанализированы не с точки зрения того, каким образом пересекается их содержание, а как различные стороны одного и того же явления, позволяющие оценить его с разных углов зрения.

При этом представляется возможным согласиться с тем, что термин «транспарентность» в судопроизводстве применяется к деятельности самого суда, характеризует суд как государственный орган (а в некоторой степени и судебное решение) и означает прозрачность, очевидность механизма функционирования судебной власти при рассмотрении конкретных дел, в том числе доступность информации о совершаемых судом действиях.

В данном контексте гласность, публичность и транспарентность могут рассматриваться как сущностные черты соответственно судебного разбирательства, отправления правосудия, суда как органа власти, а все они в совокупности - как составляющие открытости судебной власти и судебной деятельности в наиболее широком смысле.

Для оценки того, насколько реализована открытость правосудия применительно к судопроизводству по гражданским делам в судах Российской Федерации, необходимо ответить на два вопроса:

        насколько открыты суды (какова степень открытости);

        достаточно ли открыты суды (адекватна ли эта степень открытости имеющимся условиям).

Но прежде следует выяснить, какой цели призвана служить открытость правосудия, так как прежде чем определить требуемую меру выражения той или иной качественной характеристики некой деятельности, необходимо понимать, для чего эта деятельность наделяется такой чертой, какие результаты такая деятельность призвана воплотить.

С одной стороны, очевидно, что принцип публичного отправления правосудия является древнейшим; он закреплен во многих международных документах (ст. 10 - 11, 19, 29 Всеобщей декларации прав человека, ст. 14, 19 Международного пакта о гражданских и политических правах и др.) и продолжает выполнять функцию одного из основополагающих принципов права.

Существование неких базовых и общепризнанных подходов в данном вопросе свидетельствует о том, что обществу за долгие годы удалось согласовать некие универсальные правила, но не отменяет того, что общество формулировало такие правила не ради их самих, но для того, чтобы решить какую-то важную для общества задачу.

Федеральная целевая программа «О развитии судебной системы на 2007 - 2012 годы» предполагала комплексное решение проблем обеспечения доступности, открытости и прозрачности правосудия, повышения доверия общества к правосудию и эффективности рассмотрения дел, обеспечения независимости судей и повышения уровня исполнения судебных актов, а также проблем создания условий для осуществления правосудия.

Несомненно, открытость правосудия взаимосвязана с его доступностью, а то и другое вместе имеет непосредственное отношение к доверию общества к судебной системе как эффективному механизму рассмотрения и разрешения дел. Именно поэтому одним из показателей реализации данной ФЦП выступала общественная оценка достигнутого эффекта; именно в таком ракурсе проблема давно обсуждается в прессе.

Таким образом, открытость правосудия можно рассматривать как самостоятельный способ укрепления доверия к судам. При этом есть понимание, что открытость и прозрачность правосудия сами по себе не могут решить все проблемы российской судебной системы.

Следовательно, обеспечение соответствия действующего правового регулирования международным стандартам, хотя они и воплощают представление об открытости правосудия как об универсальной ценности, едва ли должно пониматься как самоцель. Это скорее метод укрепления авторитета отечественной судебной системы и системы арбитражных судов как одной из ее составляющих. Ситуация, когда правовое регулирование соответствует этим стандартам, а общество тем не менее оценивает открытость системы как неудовлетворительную, как раз служит аргументом в пользу большего внимания к проблемам правоприменения, а не необходимости разработки очередных изменений законодательства.

Другой вопрос, который может быть поставлен исходя из соотношения названных целей (реализации публичности судебного разбирательс

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 6 > >>