"Тотальная мобилизация": концепция нового мира

Дипломная работа - Философия

Другие дипломы по предмету Философия

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



споминанием. В конце книги Юнгер сделал читателя своим сообщником - анархистом. Для этого не требуется политической теории или каких-то политических действий. Нужно лишь обратиться к самому себе и к своей фантазии. Только фантазия может обеспечить чистую агрессию, без проявлений в реальном мире; к своему собственному воображению никогда не потеряешь доверия.

Таким образом, формы познания гуманистической эпохи не могут быть использованы для того, чтобы увидеть формы грядущих изменений. Мировоз-зрение модернизма реагирует на последствия односторонней буржуазной модернизации появлением новых познавательных форм. Стерескопическая оптика, объединяющая взгляд философа и окуляр зоолога, представляет собой реализацию сращения человека и механизма, к которому стремится рабочая эпоха. Такое зрение, способное вскрыть поверхностную оболочку явлений и разглядеть за ней лишь одному этому зрению явленную истину, является органом познания, сообразным эпохе ускорения времени. Как верно отметил А. Михайловский, Юнгер ставит перед собой задачу освободить действительность от шелухи представления. Стереоскопическое зрение дополняется магическим, позволяя не только описывать действительность в ее пластичности, но и синоптически обозревать внутренние символические взаимосвязи мира.

Символические взаимосвязи мира или в терминологии самого Э. Юн-гера бытие в совокупной и единой полноте его жизни познается путем видения гештальтов. Познание мира при помощи гештальтов лишено моральных, эстетических и научных оценок. Это познание имеет по существу анархический характер, оно направлено на отвержение оценок освободившегося и ставшего самовластным духа, на разрушение той воспитательной работы, которую провела с человеком бюргерская эпоха. Единичный человек оправдывается или осуждается в зависимости от его принадлежности к гештальту. Анархический порыв направлен на основательное разрушение бюргерских форм духа, для того, чтобы освободить дорогу гештальтам жизни. Результатом должен быть коренной переворот, а не просто какая-то реакция, желающая отбросить мир на сто пятьдесят лет назад. Через год после создания Рабочего такой переворот произошел, хотя и не в том качестве, которое подразумевал автор.

 

Раздел З. Тотальная мобилизация как метанарратив модерна

 

В данном разделе ставится задача локализации проекта тотальной мобилизации в историческом времени модерна. Для этого предпринимается схематическое сравнение модерна и так называемого постмодерна с целью очертить переходный период, именуемый кризисом модерна или рефлексивной модернизацией. Хронологические рамки и задачи исследования не предполагают тщательного рассмотрения постмодерна, необходимость такого анализа обусловлена невозможностью выделить переходный период от модерна к постмодерну, ограничившись лишь координатой модерна.

К концу XIX в. в результате модернизационных эффектов предустановления модерна начали терять свою легитимность. Мораль, развитие которой происходит значительно медленнее внешних изменений, не смогла приспособиться к быстрым темпам общественных трансформаций. Произошел упадок того доверия, которое западный человек на протяжении последних веков питал к принципу всеобщего прогресса человечества. Развенчание идеи прогресса было связано с крахом иллюзий в возможность достижения совершенства в конце пути. Возникло ощущение разъединенного времени, идущего от неожиданного эпизода к непредвиденному, угрожающего способности человека составить из отдельных фрагментов целостное повествование. Самая важная, по сути, конституирующая черта общества принудительного и безумного развития, - уверенность: уверенность в себе, в других людях, в общественных институтах, - стала исчезать.

Модерн был проектом, направленный на защиту от хаоса. Его строители были проникнуты порывом начать сначала, создать искусственный порядок на месте осколков вневременного, когда-то самовоспроизводящегося, самоподдерживающегося, но уже более не жизнеспособного естественного порядка. Просвещение объявляло войну опасности, проистекающей как из неоднозначности мыслей, так и из непредсказуемости действий. Пытаясь усмирить хаос, человек модерна променял часть своих шансов быть счастливым на определенные элементы безопасности. Счастье же проистекает из удовлетворения потребностей, прежде в значительной мере подавлявшихся. Т.е., счастье означает свободу: свободу действовать на уровне порыва, следовать своим желаниям. В поисках безопасности человек пожертвовал именно такой свободой, установив порядок. Эпоха модерна открыла путь в эру постоянной дисгармонии между желаниями и возможностями. По этой же причине она стала эпохой двойственности. И это сделало необходимой и неизбежной присущую модерну скептическую критику, уходящую корнями в гнетущее ощущение того, что вещи не таковы, какими кажется, а мир, уже представлявшийся нашим, лишен достаточных оснований, чтобы на него можно было опереться. Если средневековый индивид жил в обществе, не знающем сколько-нибудь развитого отчуждения, в силу чего он обладал такой мерой цельности и нерасчлененности его собственной практики, то человек модерна утратил эти качества при переходе к более развитому и дифференцированному буржуазному обществу. Это мир, где все переж

s