"Тотальная мобилизация": концепция нового мира

Дипломная работа - Философия

Другие дипломы по предмету Философия

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



нацию как в непреходящую ценность, существующую здесь и сейчас. Но это был видоизмененный идеал нации - новый национализм, переживший шок от столкновения с реальностью в первой мировой: солдатский национализм. Термин новый национализм был использован А.И. Борозняком в книге Искупление. Нужен ли России германский опыт преодоления тоталитарного прошлого? для описания духовной ситуации Германии после объединения: В Европе вызывает тревогу возродившийся в Германии дух чванливости и превосходства. Уходит эпоха, начавшаяся после второй мировой войны, и в ФРГ, освобождающейся от комплексов, заметно выросло влияние течений в исторической науке и в исторической публицистике, которые можно объединить в рамках понятия новый немецкий национализм. Представители этой части интеллектуальной элиты ничуть не похожи на вызывающих всеобщее подозрение неонацистов. На университетских исторических и политологических кафедрах, в издательствах, в редакциях газет и журналов, на телевидении, в компьютерной сети и на видеорынке достаточно прочные позиции ныне занимают новые правые - бесцеремонно напористые, респектабельные, хорошо образованные, лишенные комплексов профессионалы молодого и среднего возраста.

Новому идеалу нации была присуща большая эмоциональная нагрузка, большее стремление всех социальных групп к идентификации с нацией. Нация превратилась из одного из равноценных идеалов в идеал, обладающий высшей ценностью. Исповедуя веру в нацию, немцы способны были сплотиться в единый монолит, тотально мобилизоваться для достижения высшей цели. Рабочий был призван дать немецкой культуре инструмент борьбы с цивилизацией. Единомышленники Э. Юнгера сочли, что ему это удалось: Этой книгой Вы победили Францию без армии, оружия и танков.

Примечательно, что Ш. Брейер в своем исследовании консервативной революции пришел к выводу, что именно нация была той единственной ценностью, объединявшей представителей этого движения. Он предложил отказаться от несостоятельного, по его мнению, термина консервативная революция и заменить его на термин новый национализм. М. Хиетала выявила различия в новом национализме Э. Юнгера и других представителей ново-националистического направления. Ключевыми словами юнгеровского нового национализма являются борьба, вооружение, военный опыт, нация, героизм, мистические и метафизические элементы, надличностные силы, он направлен против либерализма, капитализма и материализма, в то время как переменными его оппонентов являются народ, значительные личности, Германия и немецкий. Новый национализм Э. Юнгера стоял под знаком его военного опыта и обращался к аудитории бывших фронтовиков. Однако ко времени создания концепции тотальной мобилизации и, в еще большей мере, в эссе Рабочий, нация как ценность теряет свои позиции, уступая их планетарному распространению государства Рабочих. Задача нации не в том, чтобы следовать своим устремлениям, а в том, чтобы быть репрезентантом гештальта Рабочего.

Э. Юнгер считал, что идеи разума, прогресса и индивидуализма не были интернализованы его согражданами: Нет, немец не был добрым бюргером, и менее всего там, где он был наиболее силен. Повсюду, где мысль была наиболее глубокой и смелой, чувство - наиболее живым, битва - наиболее беспощадной, нельзя не заметить бунта против ценностей, которые вздымал на своем щите разум, громко заявлявший о своей независимости. Фронтовики - первое поколение, осознавшее фальшивость бюргерских ценностей, приблизившееся во время войны к очертаниям нового мира: Мы настоящие, истинные и беспощадные враги бюргера, и потому его разложение радует нас. Мы - не бюргеры, мы сыновья войн и гражданских войн, и только после того, как это представление кругов, вращающихся в пустоте, закончится, сможет высвободиться то, что есть в нас от природы, от элементарных сил, от настоящей дикости, от праязыка, от способности к продолжению рода кровью и семенем. Только тогда будет предоставлена возможность развития новых форм. Именно в них Э. Юнгер видел резервуар воинственной энергии.

Современность определяется Э. Юнгером как этап перехода от эры бюргера к эре Рабочего. Смене эпох предшествует разрушение фундамента, на котором покоится система бюргерских ценностей. Бюргерскую картину мира должна заменить предложенная Э. Юнгером в его эссе картина мира героического реализма: Сознание этого порождает новое отношение к человеку, более жаркую любовь и более ужасную жестокость. Становится возможной ликующая анархии, сочетающаяся в то же время со строжайшим порядком, - это зрелище уже проступает в великих битвах и гигантских городах, картины которых знаменуют начало нашего столетия. Мотор в этом смысле - не властитель, а символ нашего времени, эмблема власти, для которой взрывная сила и точность не противоположны друг другу. Он - игрушка в руках тех смельчаков, которым нипочем взлететь на воздух и усмотреть в этом акте еще одно подтверждение наличного порядку. Из этой позиции, которая не по силам ни идеализму, ни материализму, но должна быть понята как героический реализм, проистекает та степень наступательной силы, в которой мы нуждаемся.

Первая ценность бюргера - уверенность в своей безопасности и в завтрашнем дне - рассыпалась в прах во время

s