Цвет и звук в лирике А. Блока

Сочинение - Литература

Другие сочинения по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ий солнечный деньпришла красавица ночь. И все встают перед нею, как перед красотой, и расступаются. Идет сама воля и красота (IX, 95). Но если цыганка войдет в кабак, будет низведена до кабацкой певицы и станет визжать о любви, то этоопошление красоты, ее поругание, это трагедия. Ведь не встанут же перед нею, как перед красотой, пьяницы с глазами кроликов. Следовательно, разрабатывая и эту сторону темы цыганщины, Блок лишает ее пряной экзотичности, включая в общую тему "страшного мира, с его резкой антимузыкальностью.

В статье Дитя Гоголя (1909), приведя слова великого писателя о музыке. Блок выражает уверенность, что музыка, как и жизнь, вечна: Если же и музыка нас покинет, что будет тогда с нашим миром? спрашивал украинский соловей Гоголь. Нет, музыка нас не покинет (V, 379). Блоковское если музыка нас покинет это опасение утраты чувства времени, способности слышать его ритм. И потому музыка в его поэзии (в широком понимании: и образ и тема музыки, и музыка стиха) это стремление согласовать свое творчество с жизнью, с ритмом времени. Именно здесь Блок вступал в спор с символистами, разделявшими тезис Шопенгауэра: Музыкатолько форма. Так, теоретик и практик русского символизма А. Белый писал: Всякая форма искусства имеет исходным пунктом действительность (понимая под действительностью внутренний мир поэта, а конечныммузыку, как чистое движение. Блок же, понимая музыку как способность и особенность поэтического восприятия мира, все увереннее шел к мысли о содержательности музыки, о содержательности форм искусства. Для него музыка прежде всего ритм жизни, а затем уж ритм творчества. Перед нами очень своеобразная трактовка проблемы отношения искусства к действительности, трактовка чисто поэтическая, эмоциональная: поэзияэто отклик на отклики, если считать, что ритм жизни, ее музыка является отзвуком самих жизненных явлений; поэзияэто отражение не голых фактов, а движения жизни, ее ритма. Музыка трактуется как звуковой эквивалент действительности.

Таким образом, попутно ставится и проблема поэтического вдохновения. Обладая особым художественным слухом, поэт или только воспринимает свои субъективные представления о мире и тогда они воплощаются в мистических образах, или тонко чувствует ритм, голос жизни и вследствие этого из-под пера его выходят произведения, передающие в словах, красках, ритмах движение самой жизни.

Идея музыки настолько прочно вошла в сознание Блока, что стала одной из основных черт его эстетических взглядов и психологии творчества на протяжении всего зрелого периода творческой деятельности, начиная примерно с 1905 года. В 1919 году поэт записал в дневнике: Я боюсь каких бы то ни было проявлений тенденции, искусство для искусства потому что такая тенденция противоречит самой сущности искусства и потому что, следуя ей, мы в конце концов потеряем искусство; оно ведь рождается из вечного взаимодействия двух музык музыки творческой личности и музыки, которая звучит в глубине народной души, души массы. Великое искусство рождается только из соединения этих двух электрических токов (VII, 364).

Отсутствие музыки означало для Блока отсутствие жизни, омертвелость. Безумная пляска пани Катерины в Страшной мести Гоголя или Катерины Ивановны Мармеладовой в романе Достоевского Преступление и наказание антимузыкальна, это жест крайнего отчаяния. Умирающий может плясать лишь в припадке безумия или полнейшего равнодушия к людям, как пляшут притворяющиеся живыми мертвецы в Плясках смерти Блока. Скрежещущие звуки, которые проходят через все стихотворение, открывающее этот цикл, это лязг костей, это тот диссонанс, который во многих стихах Блока враждует с музыкой жизни, это отражение антимузыкальности страшного мира.

Мертвецы еще пытаются жить, даже править жизнью. Это и заклейменные Гоголем мертвые души помещиков и чиновников, это и чиновники Достоевского типа Голядкина из повести Двойник.

Как тяжко мертвецу среди людей

Живым и страстным притворяться!

Но надо, надо в общество втираться,

Скрывая для карьеры лязг костей...

У этого мертвеца и повадки самых отвратительных героев Достоевского. Разве это не господин Голядкин-младший:

Мертвец весь день трудится над докладом.

Присутствие кончается. И вот

Нашептывает он, виляя задом,

Сенатору скабрезный анекдот...

Мертвецы пытаются лязг костей музыкой заглушить, но это и музыка в блоковском смысле, и люди и их окружение здесь антимузыкальны. Все в этом мире омертвелости дисгаргармонично, здесь постоянно висит один звук нездешний, странный звон: То кости лязгают о кости. Заметим попутно, что чиновник из Плясок смерти, напоминающий Голядкина-младшего, ничего общего не имеет с блоковской темой двойничества. Мотив двойничества у Блока идет от романтической идеи разлада в душе человека, в сложных ассоциациях отражающего противоречия действительности. Достоевский же в людях типа Голядкина показывает не столько разлад, сколько подсиживание, подозрительность к самому себе в стремлении повыгоднее пристроиться в жизни. Двойник Блока субъективен. Он порожден фантазией отчаявшегося человека, который теряет нечто большее, чем место коллежского регистратора: от него жизнь уходит. Особенно глубоко раскрывается эта тема в стихотворении Двойник (1909), герой которого переживает ужас надвигающейся старости, требующей подведени

s