Цвет в жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского и Льва Николаевича Толстого как средство к пониманию самих писателей

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



том и солнцем, оно втянуто в круг слова серый. Серые люди неинтересные, незаметные, обыкновенные, неясные. Вот мы и расшифровали характер Бориса, на основании цветов, интуитивно выделенных Наташей.

А Пьер у Наташи очерчен ярко и определенно: синий, темно-синий с красным. В нем четкая определенность и радость красного цвета, привычно соотносимого в русском языке с чем-то хорошим, праздничным, веселым (красный звон, красное солнышко, весна красна). Если Наташа говорит о Пьере, что он четвероугольный, не то, что Борис узкий, как столовые часы. У Пьера большая, добрая, вселюбящая душа.

Заметим еще, как цветовой образ может стать смысловым. Мелькнув, казалось бы, случайно в детском лепете, цветовой образ Пьера синий с красным возникает вновь в сцене гадания.

Гадая, девушки думают о князе Андрее, в его военной форме и синий, и красный цвет. Но это цвета не князя Андрея, а Пьера. Случайно, одним штрихом, чуть-чуть намеченным, словно совершается предсказание6 судьба дарит Наташе иного суженого, того, который предстал в полудетском лепете самой Наташе синий, темно-синий с красным.

Наташа изменит сама своей любви к князю Андрею. И в этом проступке, в этом несчастье Наташи особо ярко выделена роль Элен.

В самой Элен все обманчиво: она улыбается той светлой, ясной, красивой улыбкой, которой улыбается всем. Как обдуманно, наигранно каждое ее движение: села на кресло подле зеркала, живописно раскинув складки своего бархатного платья. Вычурность, пышность и не только искусность, но и искусственность подчеркнута в манере одеваться неискренней, порочной Элен.

Безразличная красавица советует Наташе, выбирающей себе платье с модисткой, сделать такое, какое уже есть у ней самой платье из газа цвета металла, прозрачной, обнажающей ткани, но обманчивого цвета тяжелого металла. Цвет металла серый, светлый характеризует Элен, как Бориса, она бесцветная душевно, хотя и красавица.

Мы почти всегда видим Элен в белом цвете, хотя белый это цвет непорочности, невинности, чистоты, но в то же время насыщенность этого цвета вызывает затухание эмоций появляется ощущение стерильности, безэмоциональности.

Как поистине великий писатель, Л. Н. Толстой был хорошим психологом, знатоком человеческой души, человеческой психологии. Он интуитивно предугадал характер героев, используя в их описании цветовые оттенки. Как последователь великой плеяды русских и зарубежных писателей и поэтов, он продолжил использование цвета как психологического образа в создании героев. Вот почему мы так четко каждый для себя видим Наташу. Видим ее внутреннее Я, ее характер.

Чрезвычайно любопытным примером эпитета, преследовавшего Толстого в течение всей его жизни, был „лиловый“. Этот навязчивый цвет пленяюще действовал на него, и почти в каждом своем произведении Толстой окрашивал им самые разнообразные предметы, начиная от людей и кончая полевыми цветами.

Во время отъезда Николеньки в Москву (в „Детстве“) во всем воздухе была какая-то пыльная мгла, горизонт был серо-лилового цвета“ (гл. 14). Во время хлебной уборки (там же) плыли „бело-лиловые облака“ (гл. 7). Во время грозы („Отрочество“, гл. 2) надвигавшаяся большая туча была „темно-лиловая.“... Листья выдавались на „лиловом“ фоне (там же).

Бабушка (в „Юности“, гл. 4) носила необыкновенный „лиловый“ бант... Во время поездки в Кунцево („Юность“, гл. 21) Николенька видел залегшую над березняком „тяжелую лиловую тучу“...

Поверхность реки, на которую так любил смотреть Николенька („Юность“, гл. 32), бывала часто „лиловатой“...

„Разлапистый репейник с неестественно лиловыми колючими цветками грубо растет выше малины“ (там же, гл. 32).

„Дым, поднимаясь чаще и чаще, расходился быстро по линии и сбился, наконец, в одно лиловатое, свивающееся и развивающееся облако“ („Севастополь в августе 1855 года“, гл. 24).

„Кудрявые кусты сирени кое-где как будто были посыпаны сверху чем-то белым и лиловым“ („Семейное счастье“, ч. 1, гл. 2).

Во время венчания Катя стояла „в чепце с лиловыми лентами“ (там же, гл. 5).

В „Войне и Мире“:

Старик Болконский „лежал высоко на спине с своими маленькими костлявыми, покрытыми лиловыми узловатыми жилками руками на одеяле“ (т. III, ч. 2, гл. 8).

„Лиловый кривоногий Серый весело бежал стороной дороги“ (IV, 3, 13).

Собачонка, с которой не расстается Платон Каратаев, „лиловая“ (и это Толстой повторяет несколько раз).

Перед сражением у Красного небо было „черно-лиловое“.

Перед Островной на восходе гнались ветром „сине-лиловые“ тучи.

Перед Тарутином стояла ночь „с черно-лиловатыми тучами“.

Графиня Безухова носила „темно-лиловое платье“.

Кн. Андрей во время своей поездки в Рязанские имения видел, как по дороге из-под листьев вылезала трава и цветы, и цветы эти были „лиловые“ (т. II, 3, 1).

На углу Поварской Пьер увидел женщину армянского типа, которая „в своем богатом атласном салопе и ярко-лиловом платке, накрывавшем ее голову, напоминала нежное тепличное растение, выброшенное на снег“ (III, 3, 34).

В „Анне Карениной“:

Во время бала Анна „была не в лиловом, как того непременно хотела Кити, а в черном“ (ч. 1, гл. 22).

„Кити видела каждый день Анну, была влюблена в нее и представляла ее непременно в лиловом“ (там же, гл. 22).

„Что это Мари в лиловом, точно черное, на свадьбу“, говорила Корсунская (ч. 5, гл. 5).

По приезде из Москвы Кити „в том темно-лиловом платье, которое она носила в первые дни замужества и нынче опять надела и которое был

s