Царь Иван Васильевич Грозный

Дипломная работа - Разное

Другие дипломы по предмету Разное

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ки царя и не говорят царю правды. "Не смотрите на то, - говорил он, - что бояре молчат; они связаны житейскими выгодами, а нас Господь для того и отрешил от мира, чтоб мы служили истине, хотя бы и души наши пришлось положить на паству, иначе вы будете истязаемы за истину в день судный". Епископы, непривычные к такой смелой речи, молчали, а те, которые старались угодить царю, восстали на Филиппа за это.

Никто не смел говорить царю правды; один Филипп явился к нему и сказал: "Я повинуюсь твоей воле, но отставь Опричнину, иначе мне быть в митрополитах невозможно. Твое дело не богоугодное; сам Господь сказал: еще царство разделится, запустеет! На такое дело нет и не будет тебе нашего благословения".

"Владыка святой, - сказал царь, - восставши на меня "мнози", мои же меня хотят поглотить".

"Никто не замышляет против твоей державы, поверь мне, - ответил Филипп. - Свидетель нам всевидящее око Божие; мы все приняли от отцов наших заповедь чтить царя. Показывай нам пример добрыми делами, а грех влечет тебя в геену огненную. Наш общий владыка Христос повелел любить Бога и полюбить ближнего как самого себя: в этом весь закон".

Иван рассердился, грозил ему своим гневом, приказывал ему быть митрополитом.

"Если меня и поставят, то все-таки мне скоро потерять митрополию, - говорил Филипп, - пусть не будет Опричнины, соедини всю землю воедино, как прежде было .

Царь разгневался. Епископы с одной стороны умоляли Филиппа не отказываться, с другой - кланялись царю и просили об утолении его гнева на Филиппа. Царь требовал, чтобы Филипп непременно ставился в митрополита и дал запись не вступаться в Опричнину. Филипп, наконец, согласился. Неизвестно, что было поводом к этой уступке, но всего менее ее можно объяснить трусостью, так как это не оправдывается ни предыдущим, ни последующим поведением Филиппа. Вернее всего, царь подал ему какую-то надежду на свое исправление. Филипп дал грамоту не вступаться в царский домовый обиход, и был поставлен в митрополиты 25 июля 1566 года. Несколько времени после того, царь действительно воздерживался от своей кровожадности, но потом опять принялся за прежнее, опять начались пытки, казни, насилия и мучительства. Филипп не требовал уже больше уничтожения Опричнины, но не молчал, являлся к царю ходатаем за опальных и старался укротить его свирепость своими наставлениями. Царь оправдывал себя тем, что кругом его тайные враги. Филипп доказывал ему, что страх его напрасен. "Молчи, отче, - говорил Иван, - молчи, повторяю тебе, и только благословляй нас по нашему изволению!" - "Наше молчание, - отвечал Филипп, - ведет тебя к греху и всенародной гибели. Господь заповедал нам душу свою полагать за друга свои." - "Не прекословь державе нашей свой сан!" - "Я, - отвечал Филипп, - не просил тебя о сане, не посылал к тебе ходатае, никого не подкупал; зачем сам взял меня из пустыни? Если ты дерзаешь поступать против закона, - твори, как хочешь, но я не буду слабеть, когда приходит время подвига".

Царь вскоре не взлюбил настойчивого митрополита и не допускал его к себе. Митрополит мог видеть царя только в церкви. Царские любимцы возненавидели Филиппа еще пуще царя. 31 марта 1568 года, в воскресенье, Иван приехал к обедне в Успенский собор с толпой опричников. Все были в черных ризах и высоких монашеских шапках. По окончании обедни, царь подошел к Филиппу и просил благословения. Филипп молчал и не обращал внимания на присутствие царя. Царь обращался к нему в другой, в третий раз. Филипп все молчал. Наконец царские бояре сказали: "Святой владыка! Царь Иван Васильевич требует благословения от тебя". Тоща Филипп, взглянув на царя, сказал: "Кому ты думаешь угодить, изменивши таким образом благолепие лица своего? Побойся Бога, постыдись своей багряницы. С тех пор как солнце на небесах сияет, не было слышно, чтоб благочестивые цари возмущали так свою державу. Мы здесь приносим бескровную жертву, а ты проливаешь христанскую кровь твоих верных подданных. Доколе в русской земле будет господствовать беззаконие? У всех народов, и у татар, и у язычников, есть закон и правда, только на Руси их нет. Во всем свете есть защита от злых и милосердие, только на Руси не милуют невинных и праведных людей. Опомнись: хотя Бог и возвысил тебя в этом мире, но и ты смертный человек. Взыщется от рук твоих невинная кровь. Если будут молчать живые души, то камения возопиют под твоими ногами и принесут тебе суд".

"Филипп, - сказал царь, - ты испытываешь наше благодушие. Ты хочешь противиться нашей державе; я слишком долго был кроток к тебе, щадил вас, мятежников, теперь я заставлю вас раскаяться".

"Не могу, - возразил ему Филипп, - повиноваться твоему повелению паче Божьего повеления. Я пришелец на земле и пресельник, как и все отцы мои. Буду стоять за истину, хотя бы пришлось принять лютую смерть".

Иван был взбешен, но отвел свой гнев на других и на другой же день, как бы в досаду Филиппу, замучил князя Василия Пронского, только что принявшего монашество. Свирепость царя в это время все более и более возрастала. В июле того же года происходили описанные нами выше отвратительные сцены разорения вотчин опальных бояр. Царь с пьяной толпой приехал в Новодевичий монастырь. Там был храмовый праздник и совершался крестный ход. Служил митрополит. Тогда, по обряду, читая Евангелие, митрополит обратился, чтоб сказать: "Мир всем!" - то заметил, что один опричник стоял в тафье, митрополит воскликнул: "Царь, разве прилично благочестивому держать агарянский закон?" - "Как? Чт

s