Царские усадьбы XVII в. и их место в истории русской архитектуры

Информация - Культура и искусство

Другие материалы по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



в, содержащаяся в данной записи, не могла способствовать улучшению утилитарных качеств плотины и диктовалась исключительно художественными соображениями.

Благодаря продуманности облика каждой постройки и согласованности декора в царских усадьбах XVII в. было сильно выражено ансамблевое начало. Так, в с. Воробьеве в 1681 г. было велено "на верху чердаков и около тое избушки (новой мыленки. И.Б.-Д.) сделать с две стороны гульбища и поставить болясы, и по обламам поставить балясы ж, и по всем хоромам и по чердакам поставить болясы ж"(41). А в следующем году в Измайлове потребовалось "на Сытном и на Кормовом и на Хлебенном дворцах, и около передних и задних ворот палаты... покрыть в два теса... а поверх тех полат на кровле поставить гребни резные (против того, как крыты на Москве верхи над Приказом Большого Дворца)"(42). Подобные "гребни" были и на царских измайловских хоромах(43), что наглядно объединяло все здания ансамбля.

Единству способствовали и однотипные геометрически правильные планировки отдельных комплексов, входящих в усадьбу. Так, в селе Алексеевском хоромы царской семьи стояли по одной прямой линии, а вспомогательные хозяйственные дворы имели вид каре(44). Прямоугольные очертания приобрел и Государев двор в Измайлове(45); среди измайловских садов, в свою очередь, были квадратные (Просяной сад) и круглые ("круглый огород"); птичник же имел крестообразную форму(46). Прямоугольным был даже копаный пруд в Алексеевском у государевых хором(47).

Конечно, геометрическая правильность форм по большей части наличествовала только как тенденция: тот же пруд в селе Алексеевском представлял собой скорее трапецию, чем прямоугольник. А в прямоугольной ограде Измайловского Государева двора передние и задние ворота были поставлены не напротив друг друга, а наискосок, со сдвигом относительно оси востокзапад. Нам кажется, что это вызывалось не желанием "включить в пространственную композиционную ось монументальный объем Покровского собора"(48), а функциональными соображениями. Передние ворота сдвинули к царскому дворцу, находившемуся южнее, а задние ~ к хозяйственным службам, вытянувшимся вдоль северной стороны ограды. И тем не менее в целом планировка измайловской усадьбы, несомненно, воспринималась современниками как строго симметричная.

Итак, в XVII в. царские "подмосковные" стали неисчерпаемым источником архитектурных новаций. Новые композиционные и планировочные решения в жилом и церковном зодчестве, новые декоративные ~ в частности, ордерные формы, новые градостроительные идеи, опробованные в царских усадьбах, достаточно быстро внедрялись в широкую практику благодаря особому авторитету царской власти и самой персоны монарха. Царственный заказчик с наибольшей свободой мог выражать потребности общества в области архитектуры, он имел и наибольший выбор средств (образцов, мастеров) для удовлетворения этих потребностей. В итоге почти все нововведения, отмеченные в данной главе применительно к царским усадьбам, оказались чрезвычайно плодотворными для последующего развития русского зодчества. В этом и заключалась важнейшая роль царского усадебного строительства второй половины XVII в.

Примечания

1. Подробнее см.: Бусева -Давыдова И.Л. О роли заказчика в организации строительного процесса на Руси в XV11 веке // Архитектурное наследство. М., 1988. № 36. С. 4353.

2. Воронин Н.Н. Очерки по истории русского зодчества XVIXVII веков. М.; Л., 1934. С. 41.

3. Белокуров С.А. О библиотеке московских государей в XVI столетии. М., 1898. С. 7075.

4. См.: Микишатьев М.Н. Ранний памятник Петровской эпохи // Проблемы синтеза искусств и архитектуры: Тематический сборник трудов Института им. И.Е. Репина. Л., 1983. Вып. 14, С. 1825.

5. Белокуров С.А. Указ. соч. С. 35.

6. Забелки И.Е. Домашний быт русского народа в XVI и XVII столетиях. М., 1895. Т. 1. С. 598.

7. Там же. М. 611.

8. См.: Вальденберг В.Е. Древнерусские учения о пределах царской власти: Очерки русской политической литературы от Владимира Святого до конца XVII века. Пг., 1916. С. 352.

9. Русская историческая библиотека. СПб., 1881. Т. 13. С. 396.

10. См.: Подъяпольский С.С. Архитектор Петрок Малой // Памятники русской архитектуры и монументального искусства: Стиль, атрибуции, датировки. М., 1983. С. 4649.

11. Забелин И.Е. Русское искусство: Черты самобытности в древнерусском зодчестве. М., 1900.

12. Цит. по: Робинсон А.Н. Борьба идеи в русской литературе XVII века. М., 1974. С. 82.

13. Симеон Полоцкий. Вирши. Минск, 1990. С. 243.

14. Цит. по: Робинсон А.Н. Указ. соч. С. 143.

15. Там же. С. 84.

16. Мы придерживаемся традиционной точки зрения по поводу датировки Коломенского дворца (см.: Пиоrnyx H.B. Дворец царя Алексея Михаиловича в селе Коломенском: (К вопросу о времени и объеме строительства) // Коломенское: Материалы и исследования. М., 1992. Вып. 3. С. 5667.

17. См.: Забелин И.Е. Указ. соч. С. 186-187.

18. Там же. С. 446.

19. История русского искусства. М., 1959. Т. 4. С. 95.

20 Забелин И.Е. Указ. соч. С. 449.

21. См.: Желудков Д.Г. Чертежи Коломенского дворца XVII века как источники по истории его планировки и развития // Коломенское: Материалы и исследования. М., 1993. Вып. 4. С. 139142.

22. Там же. С. 137-142.

23. Ламанский В. Сборник чертежей Москвы, ее окрестностей и города Пскова XV11 века. СПб.. 1861. С. XXXI11. Мы склонны присоединиться к датировке этого чертежа не ранее чем 1667 г. (см.: Пиотух Н.В. Указ. соч. С. 63).

24. Желудков Д.Г. Указ. соч. С. 127.

25. Забелин И.Е. Указ. соч. С. 611.

26. Тиц А.А. Русское каменное жилое зодчество XVII века. М., 1966. С. 171.

27. Султанов Н.В. Воробьевскии дворец // Древности /

s