Царские усадьбы XVII в. и их место в истории русской архитектуры

Информация - Культура и искусство

Другие материалы по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



-Д.) на Пресне построить церковь каменную, мерою той церкви быть: вдоль меж олтарем и трапезою четыре сажени с третью, поперег двенадцать сажен с третью, олтарь четыре сажени, поперег тож, пределам, что по углам, длина и поперег по две сажени... вышина сторонних глав от полу до замка сторонних стен по адиннадцати сажен по два аршина, шеи по сажени с аршином..."(32). Подробное описание дает возможность сделать масштабную реконструкцию как плана, так и объемного построения задуманной церкви. Она должна была быть центрической, с четырьмя одинаковыми выступами со всех сторон. В восточном выступе размещался алтарь. Эти выступы-притворы мыслились ниже стен храма, к которым они примыкали. На кубическом центральном массиве стоял низкий восьмерик, не имевший большого композиционного значения. Боковые главы были поставлены на высоких приделах и ориентированы по сторонам света.

Церковь на Пресне должна была напоминать собой украинские "пятибанные" храмы. Мы связали ее замысел с поездкой на Украину мастера Оружейной палаты Карпа Золотарева, предпринятой по поручению царя специально "для описания церковных чертежей"(33). Выехав из Москвы в середине марта, живописец посетил Киев, Переяславль, Нежин, Батурин, Глухов "и иные розные малороссийские города". Он, несомненно, видел Никольский собор в Нежине, к которому близка пресненская постройка. План, составленный В.П. Выголовым на основании цитированной записи, довольно точно совпадает с планом нежинского собора. То же можно сказать и об основных чертах объемного построения.

Даже если храм в Воскресенском не был осуществлен из-за болезни и смерти заказчика, его замысел не прошел бесследно для русской архитектуры. Во-первых, мы предположили, что по подготовленным строительным документам возвели (с небольшими изменениями) собор Донского монастыря. Во-вторых, самым важным в данном случае был сам прецедент изменения царем канонического типа храмовой постройки: после того как центрический ярусный храм был высочайше дозволен к строительству в царской усадьбе, стало возможным сооружение аналогичных церквей повсеместно и в разных вариантах. Во всяком случае, хотя раньше украинская архитектура не оставалась неизвестной русским заказчикам (многие из них с 1654 г. успели побывать на Украине по служебным делам), она не вызывала подражаний, а тем более повторений. Именно от церкви царского села Воскресенского взяли начало все разновидности ярусных храмов конца XVII в.: троечастные, четырехлепестковые, "кораблем" (с пристроенными к центрическому ядру трапезной и колокольней), при том что конкретный образец уже мог свободно заимствоваться с Украины. Более того, храм на Пресне как исходная точка развития новой типологии заложил основу формообразования храмового зодчества XVIIIXIX вв.

Может быть, непосредственной предшественницей церкви Воскресения на Пресне служила также Мостовая башня (колокольня) в Измайлове (1670-е годы). Несмотря на то что внутри она была разгорожена на этажи-ярусы, ее характерную композицию в виде широкого восьмерика на четверике (точнее, на двух четвериках) полностью подготавливала появление центрических ярусных храмов.

Неординарный архитектурный тип представляли собой и ворота царских усадеб. А.Г. Чиняков подметил в Передних воротах Коломенского "ряд элементов, новых для московской архитектуры: большой ордер парных приставных колонн с капителями коринфского типа, с раскрепованными антаблементами, стоящих на отдельных постаментах"(34). А ворота в Измайлове (1682), по его наблюдению, впервые дают образец принципиально новой композиции, со строго симметричным решением фасада (два малых проема по сторонам большого центрального). Исследователь Измайловских памятников верно подметил, что этот прием по существу не имел практического смысла и призван был лишь создать репрезентативный образ въезда в усадьбу своеобразной триумфальной арки.

Хотя в Измайлове Передние и Задние ворота изначально были идентичны(35), вероятно, тройные ворота все же воспринимались как более парадные. Во всяком случае, в селе Воскресенском на Пресне в 1681 г. требовалось "сделать... на государеве дворе к церкви Воскресения Христова ворота тройные обшивочные... и сделать совсем в отделку против передних ворот, да на дворцы (на хозяйственные дворы. И.Б.-Д.) сделать ворота ж двойные... образцом против задних ворот"(36). Схема ворот Измайлова с парными колоннами, фланкирующими проезд, получила распространение и повторялась в воротах Новодевичьего, Высокопетровского и Донского монастырей(37).

Небезынтересны были хозяйственные постройки царских усадеб, например Водовзводная башня в Коломенском. Это монументальное сооружение не имеет точной датировки(38), но, судя по близости ее скромного декора к некоторым формам церкви Казанской Богоматери Государева двора, она могла строиться в то же время около середины XVII в.

Более поздние хозяйственные постройки украшались наряднее: резьбой, "вислым каменем", прорезными гребнями ("гребень травной прорезными репьями"(39)), балясинами. Любопытно, что в подрядных записях 16701680-х годов внешнему виду хозяйственных и технических сооружений уделялось не меньше внимания, чем дворцам и храмам: например, "падины" (углубления) на новой каменной плотине в Измайлове предлагалось "перемыкать... гусятами, да поперемычке огнуть волом четвертным, и выверстать ряд, да спустить в лещади гусенок двоеполочной да жолоб с прямью"(40). Подробная регламентация архитектурных обломо

s