Царские усадьбы XVII в. и их место в истории русской архитектуры

Информация - Культура и искусство

Другие материалы по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



тил недостаточно последовательное проведение принципа симметрии (так, правое крыльцо дворца заметно длиннее левого, поскольку слева от столовой по переднему фасаду находится десять комнат, а справа одиннадцать и проезд, по ширине также равный комнате)(27). Но вряд ли можно сомневаться в том, что в реальности дворец выглядел абсолютно симметричным. Вполне вероятно, симметричной была и деревянная надстройка. Хотя А.А. Тиц предполагал, что "первоначальный деревянный дворец не представлял единого объема, а состоял, как и в селе Алексеевском, из обособленных хором, связанных общей композицией"(28), это мнение недостаточно аргументировано: хоромы в Алексеевском, в отличие от Воробьева, не имели единого подклета. Не исключено, что чертеж фасада, воспроизведенный у Н.В. Султанова, фиксирует хотя и не деревянные этажи XVII в., но некое напоминание об их первоначальном виде (см., например, характерные "разорванные" фронтоны наличников, отмеченные и Н.В. Султановым).

Необычными для древнерусского зодчества были и размеры воробьевской постройки около 170 м по фасаду, что далеко превосходило все существовавшие к тому времени дворцовые здания Москвы и приближало масштаб нового дворца к привычному для европейских монархов. Впрочем, по мнению Н.В. Султанова, внутри дворца этот масштаб нарушался членением интерьера на относительно небольшие ячейки-клети (9х9 аршин). Однако надо учесть, что помещения указанного размера около 40 м2 в XVII в. воспринимались не как небольшие, а, напротив, как вполне обширные и просторные, учитывая отсутствие опор и двухсаженную (четырехметровую) высоту.

Следует также отметить, что хотя помещения поклетов воробьевского дворца были изолированы друг от друга (предполагают, что они использовались как жилые комнаты для прислуги), по фасаду они образовывали сплошную цепочку. Достаточно было бы расположить дверные проемы не в торцах, а в боковых стенах, чтобы получить полноценную анфиладу. Таким образом, в воробьевском дворце зародились многие чертежи дворцовой архитектуры нового времени симметричность общего построения, тяготение композиции к единому блоку, повышенный масштаб, зачатки анфиладности.

Не менее плодотворным строительство в дворцовых усадьбах оказалось для развития церковного зодчества. В 1671 г. началось строительство Покровского собора в Измайлове. Его вела артель каменщиков-костромичей согласно подрядной записи, где указывалось: "зделать в Старом селе Измайлове церковь каменную против образца Соборные церкви что в Оликсандрове Слободе без подклетов длиною меж стен девять сажень поперечнику тож..."(29). Любопытно, что в качестве образца для усадебного храма указывается также храм древней царской усадьбы.

Мастера повторили предписанные им размеры александровской постройки. Однако возведенный в Измайлове собор разительно отличался от прототипа, и не только отсутствием подклета и пятиглавием вместо единственной главы(30). Основной нетрадиционной его особенностью стало идеально центричное решение внутреннего пространства. В соборе Александровской слободы согласно древнерусской традиции восточные столбы оказывались за иконостасом, благодаря чему световое отверстие барабана выглядело сдвинутым к востоку. Пространство для молящихся делилось на поперечно ориентированные зоны: недоступную богомольцам солею, участок между солеей и западными столбами и, наконец, между западными столбами и западной стеной. Такое "слоистое" строение интерьера при более или менее выраженной осевой направленности от западного входа к алтарю (задаваемой, в частности, визуальным "сдвигом" центрального купола к востоку) характерно для традиционных крестовокупольных построек.

Собор Измайлова при внешней идентичности с подобными храмами имеет совершенно иную структуру интерьера. Основой архитектурной композиции является геометрически правильный куб-четверик, к которому примыкают почти вдвое пониженные абсиды. Иконостас крепился не к восточным столбам, а непосредственно к восточной стене четверика. Таким образом, центральная глава и на плане, и в зрительном восприятии оказывалась точно в центре интерьера, несомая четырьмя свободно стоящими столбами. Угловые главы располагались симметрично по углам четверика: столь же симметричным было и размещение крылец, оконных проемов, наружного декора. Впервые в истории русского зодчества мастерам удалось на основе крестовокупольной схемы создать центрическую структуру, потребность в которой настоятельно диктовалась новыми художественными вкусами. Появилась новая разновидность крестовокупольного типа основы основ храмового зодчества Древней Руси.

Аналогичные по решению внутреннего пространства памятники получили определенное распространение в русском зодчестве конца XVII в.; среди них можно назвать городской Успенский собор в Коломне (16721682), монастырскип Успенский собор в Иосифе-Волоколамском монастыре (16891696), городской Успенский собор в Астрахани (17001710). Но реформа крестовокупольной структуры в это время уже была только паллиативом, который не мог полностью удовлетворить новым требованиям. Необходимо было разработать принципиально новый тип бесстолпного, центрического, репрезентативного по внешнему облику храма. И первый образец подобной постройки должен был появиться также в царской усадьбе селе Воскресенском на Пресне(31).

В "Проектном задании", опубликованном В.П. Выголовым, говорится: "189-го майя в 30 день по указу в. г. (Федора Алексеевича. И. Б.

s