ХХ век: короткий век - длинная эпоха

Статья - Философия

Другие статьи по предмету Философия

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



деления многих соотечественников. Фон Мисес аргументированно утверждает, что никакого "третьего пути", "третьей системы" между советской и американской на самом деле не существует27 .

Российское общество пребывает в униженном состоянии постимперского синдрома . Его основной особенностью, на наш взгляд, является состояние отложенной массовой мобилизации. В каком направлении может быть канализирован массовый порыв, будет ли он обладать созидательной или разрушительной силой, зависит от правильного выбора приоритетов модернизации.

Сложность выбора политической стратегии для любого российского политика состоит не только в том, чтобы сохранить государственность, а в том, как найти согласие в обществе, разделенном на людей с мышлением индустриальной и постиндустриальной эпохи. Первые из них даже не подозревают о сложности вызова, брошенного современной технологической революцией и глобализацией мировых процессов. Поражает нереалистичность многих политических оценок международного положения России. Например, один из государственно-патриотических идеологов Алексей Подберезкин считает, что России нужна "самодостаточная национальная экономика", "представляющая собой полноценный самостоятельный комплекс, который на равных условиях сотрудничает и соревнуется с экономикой развитых стран"28 . Сегодня с такой постановкой проблемы не справится ни одна страна в мире, даже более развитая, чем современная Россия. Надо ли говорить о том, что нереалистично сформулированные задачи, если они и ласкают слух, при их реализации могут подорвать национальную безопасность. Необходимо объективно проанализировать причины бегства стран Центральной и Восточной Европы, Прибалтики из советского блока и смены ими одного вида внешнеполитической зависимости на другой. Возможно, основная причина заключалась в цивилизационной несовместимости с Россией. Как ни печально констатировать, но германский национал-социализм был им ближе в цивилизационном плане, чем советский коммунизм.

Российское общество заплатило непомерную цену за самонадеянность социальных инженеров, но оно должно понять и собственную историческую вину. Это естественная расплата общества за недостаточную развитость, нежелание учиться у других, высокомерие, иждивенчество, бескультурье. Сегодня проявляется великий соблазн уйти от разговора на эту тему ссылками на историческое своеобразие, поискать "внешнего врага". Важнейшая задача внутренней безопасности России заключается в преодолении азиатчины, повышении уровня срединной культуры, в т. ч. технологической, принятии массовым сознанием правил буржуазной производственной этики (названной Максом Вебером протестантской).

Рискую предположить, что на исходе ХХ века вновь жестко ставится знакомый вопрос: "С кем вы, работники культуры?".

Умберто Эко обоснованно отмечает, что "интеллигенция - категория очень зыбкая…". "Четче определима "функция интеллигенции". Эта функция состоит в том, чтобы критически выявлять то, что представляется посильным приближением к представлению об истине - и осуществляться эта функция может кем угодно, даже аутсайдером, но когда этот аутсайдер мыслит о собственном существовании и суммирует эти мысли. И в равной степени с функцией интеллигента не справляется профессионал от литературы, если он реагирует на события эмоционально и не ставит рефлексию во главу угла. Поэтому, как говорил Витторини, интеллигент не должен дудеть музыку революции. Не из-за того, что стремится уйти от выбора (он, кстати, вполне имеет право выбирать, но как индивидуум), а потому что для действия требуется устранять полутона и двусмысленности (такова незаменимая функция командующих фигур во всех процессах), а интеллигентская функция состоит, наоборот, в том, чтобы выпячивать двусмысленности и освещать их. Интеллектуальная функция может привести человека к результатам эмоционально непереносимым, поскольку многие проблемы решаются только выводом, что они решения не имеют"29 .

Остановимся на одной из интеллектуальных функций - "выпячивать двусмысленности" и "освещать полутона". Политические процессы в ХХ веке все сотканы из "двусмысленностей" и "полутонов", категорически не восприимчивых к идеологизированному анализу.

Но насколько востребована обществом и его лидерами эта историческая картина, сотканная из "двусмысленностей" и "полутонов"?

Путь возвращения к самим себе, своей самобытности не будет усыпан розами. "Русская мысль виновата перед Россией: не снабдила ее самопознанием… именно Сократовым "познай самого себя"", - пишет Георгий Гачев30 . Другой современный русский философ Евгений Барабанов критически оценил способность отечественной общественной мысли к извлечению уроков из прошлого. На смену "партийности философии как критерия ее научности" пришли "русская идея", "соборность", "русский космизм" и "национально-религиозное возрождение" - элементы будто бы новой "мировоззренческой революции". Никаких следов самосознания, удивления, попыток осмыслить себя в ситуации разрыва, фантомности, поражения, отравленности, вины. Опять никакого интереса, никакой воли к философскому прояснению самой ситуации "здесь-и-сейчас"31 . Не утратили своей значимости слова Фихте, которые можно сформулировать как главную философскую задачу современности: "Понимать само себя может лишь свободное сознание"32 .

И

s