Хусейн

Информация - История

Другие материалы по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



p>

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. Появление тирана

18 июли 1979 года в багдадском зале Кюльде (Вечность) состоялось партийное собрание высшего руководства Баас, что-то вроде внеочередного пленума партии. Двумя дня ми раньше генерал-кузен адь-Бакр ушел в отставку по болезни такую официальную версию преподнесли стране. Но в зале шушукались: все знали, что бывший президент здоров, что же, кроме домашнего ареста, могло ему помешать присутствовать на таком важном собрании? Саддам Хусейн не зря столько лет сидел на службе разведки и контрразведки: он давно знал, о чем шепчется правящий истеблишмент. Большинство и. явившихся в зал Кюльде даже предполагали, что, поскольку собрался весь цвет партии, предстоит голосованием избрать нового президента.

Они жестоко ошиблись. На трибуну поднялся Саддам Хусейн военная форма, потухшая сигара в руках и объявил, что в партии обнаружился заговор, следы которого ведут в Сирию. К тому времени два близнеца Баас, сирийский и иракский, уже были на ножах, взаимно отрицая планы арабского объединения. Раздвинулся занавес, и перед присутствующими предстал изможденный пытками человек. По залу а-ах! Абдаль-Хусейн Масхади, генеральный секретарь Совета революционного командования! И тут начинает происходить нечто невообразимое: как только подследственный называет очередное имя, гвардейцы бросаются к жертве, заламывают руки и выводят во двор, где уже ждут машины с зарешеченными окошками. Поразительно: Саддам распорядился заснять эго партсобрание №1 видеокассету, которую увидит весь Ирак! Значит, сознавал, что должен сыграть безошибочно, даже не столько на зал, сколько на всю страну. Список участников заговора составлен заранее, он у него в руках. Неописуемый ужас на скамьях: кто следующий? Вот очередная жертва, которую волокут из зала, вопит о своей невиновности, но с трибуны ей отвечает беспощадный страж баасистской революции: Итла! Итла! То есть Вон! Вон! [1, с.77].

Первая часть экзекуции окончена. В зале опустело шестьдесят мест. Саддам опять поднимается на трибуну. Он плачет! И вместе с ним уже не могут сдержать рыданий многие из тех, кого только что миновала страшная беда. Все присутствующие - объявляет Саддам, - а в зале еще 300 человек, обязаны лично присутствовать при исполнении уже вынесенных государственным преступникам приговор. В ответ… аплодисменты! Партийное собрание закрывается, бывший зам покидает зал уже президентом. Отныне соратниками его будут лишь те, кто хорошо запомнит этот урок. Двадцать изменников из шестидесяти, выдернутых из кресел в зале Вечности, были казнены в его личном присутствии [1, с.78].

Как же на Западе проморгали появление такого тирана, которого впоследствии не удаюсь образумить уже ни Бурей в пустыне, ни последовавшим за ней двенадцатилетним эмбарго? Ничего не знали? Неправда, Саддам еще в свое вице-президентство прибегал к публичным казням, причем трупы повешенных на площадях родственники могли забрать не раньше чем через 24 часа. Потом, уже в свое президентство, он сжег тысячи курдских деревень на севере и шиитских на юге во имя единого Ирака и единой арабской нации. В 1988 году настоящее преступление против человечности: химическая бомбардировка курдского города Халабаджа. Официально признано, что от этой бомбардировки погибли пять тысяч человек. На месте люди говорили, что жертв втрое больше: перед теми, кто пострадал от химических бомб, именно потому, что это были курды, иракская администрация закрыла двери всех больниц и поликлиник. Тысячи людей годами гнили по домам безо всякой медицинской помощи. И этого Запад не знал? Неправда: Даниэль Миттеран, жена французского президента, уже в те годы била во все колокола. Но не слышали и ее. Не очень слышал даже собственный муж, потому что в мировой политике у него с Саддамом были дела поважнее в частности, арабская атомная бомба, к которой больше всех руку приложила именно Франция. Вот, попыхивая сигарой, Саддам принимает корреспондентов Ньюсуик. Они задают ему вопрос, казалось бы, под самый дых: правда ли все то, что говорят о его жестокостях, о пытках и убийствах в его стране? Безмятежный ответ: Конечно, это все есть. А как, по-вашему, следует поступать с теми, кто выступает против власти?

Нет, такого президента народ Ирака никогда не избирал ни прямо, ни тайно, ни всеобщим голосованием, ни тем более на альтернативной основе. Выдающиеся иракские референдумы, не позволяя усомниться в его легитимности, лишь подтверждают известную мысль Вольтера; каждый народ имеет такое правительство, какого заслуживает.

При всем том не на одной же фашизоидной теории Мишеля Афляка вырос такой монстр. С чего бы и Запад, и бывший СССР так долго считачи его своим лучшим другом? [1, с.79]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4. Свобода Ирака

Какое только оружие не искали в Ираке инспекторы ООН! Атомное, химическое, бактериологическое. Чуть не рулеткой замеряли дальность полета ракет, чуть не в порошок растерли дряхлый кукурузник, годный только для опыления полей. А мины и не думали искать. Между тем Ирак не страна, а минное поле. На его минах и подорвался Саддам Хусейн, но теперь они будут рваться под ногами тех, кто придет сюда по плану операции Свобода Ирака.

Первую мин

s