Болдыревы: Дмитрий Васильевич и Николай Васильевич

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



Болдыревы: Дмитрий Васильевич (18851920) и Николай Васильевич (1882-1929)

Александр Машкин, Киев

Крест есть наша защита от большевистской заразы, ибо мы подвержены ей лишь через ослабление христианского духа; Крест и наш меч против большевиков, ибо сатанинская сила рассеивается перед силой Креста. Крест наш путь; Крест наше спасение

Тем, кто, даже потеряв в феврале октябре 1917 года историческую Россию, не соблазнился лукавыми миражами социализма и демократии, а остался верен идеалам самодержавной Традиции, было уготовлено несколько путей. Можно было с первых дней после катастрофы, оказавшись на Западе, сразу же приступить к организации Крестового похода на восток, руководствуясь хлестким, словно удар бича, лозунгом С кем угодно, лишь бы против большевиков. Появился шанс, следуя примеру Анненкова, Унгерн-Штернберга, Семенова, Кутепова, Маркова, Дитерихса и им подобных деятелей Гражданской войны, в пику расплодившимся вокруг либеральным спасателям устоев, открыто сразиться с гидрой ленинизма под девизом За Веру, Царя и Отечество!. И, наконец, принять на себя крест существования непосредственно в Совдепии, наблюдая за тем, как она изживает себя ежеминутно, постоянно и непрестанно, а под ее смердящим струпом зарождается качественно новая, давно забытая многими из нас, жизнь…

Героям нашего эссе выпала последняя судьба: сражаться мыслью и мыслить, сражаясь. Младший сын барнаульского губернатора, Дмитрий Васильевич Болдырев (18851920), закончив историко-филологический факультет (кафедра философии) Императорского университета в Санкт-Петербурге, в 1919 году переезжает в Омск, где становится директором пресс-службы Русского бюро печати правительства адмирала Колчака. Ярый антикоммунист и поклонник религиозно-православной мистики Хомякова, он в самом разгаре вооруженной борьбы в Сибири писал: Большевики… только по языку русские. Они не русские в самом главном. Если враг есть отступник, снявший Крест, то, очевидно, оружие против него есть именно этот Крест. Мы, борющиеся против большевиков, естественно становимся крестоносцами. Непримиримый ригорист, создатель братства и дружин Святого Креста, 34-летний приват-доцент, даже находясь в тюрьме красного Иркутска, подбадривал сокамерников поистине пророческими словами: Братья, разве такое терпели до нас борцы за Веру и Родину? За свои идеи? За дело общеславянское? За Державу? Стыдно и нам падать духом!. Двуногие нелюди из местной ЧК так и не смогли одолеть борца за них 12.05.1920 года это сделали жаркие приступы вшивого тифа. Но, убив тело героя, проклятая болезнь не могла уничтожить главного результатов его напряженной интеллектуальной работы…

Перу Д.В. Болдырева принадлежит созданная на протяжении 1919 года целая серия статей, а также монография Знание и бытие. Но если вторая работа, рассматривая понятие психического, вопросы о том, что такое знание, ощущение, фантазии, вещь-образ в статике и движении, носит в целом академический характер, то в первом цикле наш герой предстает во всей своей красе как трибун, политик, мужественный человек.

Так, в Школе Святой Софии он яростно изобличает отечественную интеллигенцию, тех, кто, по словам мыслителя, не веря в Бога, веровал в идеал, разный, но всегда светлый, у кого все реальное Отечество, Государство, Церковь (то есть, те же Православие, Самодержавие, Народность), что не исчезало от действия этого света, вопреки законам физики, считалось за мрак. Только лишь так называемое Временное правительство, за 8 месяцев существования доведшее страну до экономической ручки, убедило лучшую (!) часть ее в том, что все светлые личности прошлого и настоящего, все разговоры о прекрасной будущности обыкновенное шулерство и обман. Всего три с небольшим странички занимает статья Парад демократии, но сколько в ней актуального и поныне! Давайте вслушаемся: Самодержавие повержено, государства нет. И вот уже тенорки и баритоны разного рода ставят на его место крестьянство, социализм, нацию, народность, Учредительное собрание, Российскую федеративную республику. На его месте вырастает сюртук, как соляной столп, представитель Учительского союза, историк, очевидно. Триста лет, говорит он, Россия изнемогала под игом Романовых. Чрезвычайно простая концепция: сперва татарское иго, потом романовское, затем большевистское. От ига к игу таков якобы путь русской истории. Учредительное собрание единственная светлая точка на данном пути. И далее словно приговор любым прогрессистским иллюзиям: Я видел парад демократии. Все исчезло осталась только одно всеобщее, прямое, тайное, равное ничто. Хорошие люди, но плохие музыканты. Великий кооператив вы, может быть, создадите, но вам не создать Великой России. Заметка Религия брюха и религия духа изобличает внецерковную, а поэтому выродившуюся, одичавшую, интернационализированную сущность, всех этих Горьких, Брюсовых, Есениных, Клюевых, Белого и других, плетущих венок своих дарований иудею Троцкому на рога. В Пролеткульте тонко шаржируется убожество разного вида советских Институтов антропологии и сравнительной психологии, Социалистических академий, Академий ораторского искусства, а в Самостийном областничестве все эти Грузинские республики, Кубани, независимые Украины, Азербайджаны, Таврии, Сибоблдумы и рады загнивающие лужицы, оставшиеся от революционной стихии. Будучи ра

s