Болгария во внешней политике России

Курсовой проект - Экономика

Другие курсовые по предмету Экономика

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



значавшемуся в соответствии с Берлинским трактатом на девять месяцев.

Были созданы гражданская администрация, вооруженные силы, правоохранительные органы княжества. По словам видного российского дипломата Н.П. Игнатьева, участвовавшего в разработке Сан-Стефанского договора, Россия всеми силами стремилась "к ограждению княжества от всякого вмешательства Порты в его внутренние дела и к развитию самостоятельных прав Болгарии... с целью привести оную постепенно, без потрясения, но систематическим и законным ходом к совершенной независимости".

Вместе с тем в условиях раскола болгарской политической элиты на либералов, отстаивавших идеи конституционализма, и консерваторов, в противовес первым выступавших за концентрацию власти в руках князя, от России требовалась предельная осторожность в сношениях с Болгарией. Прекрасно осознавая это, Горчаков в инструкции от 10 апреля 1878 г. специально акцентировал внимание российского комиссара в Софии A.M. Дондукова-Корсакова на том, что принципиальная цель России в Болгарии -помочь молодому государству найти удобную для него форму управления.

"Признанные высоким доверием Монарха подготовить и осуществить ...преобразование Болгарии, - пояснял российский канцлер, - Ваше Сиятельство должны прежде всего иметь в виду, что пребывание русской власти в этой стране может быть лишь краткосрочное, и что, помимо всякой мысли о водворении в оной русского влияния, все заботы Ваши должны всецело быть посвящены к пробуждению элементов собственной болгарской жизни и к возможно быстрому упрочению ея самостоятельности, дабы по оставлении нами страны, организация ея могла бы сама противостоять всяким враждебным ей посягательствам". Разумность подхода Горчакова к проблеме строительства болгарской государственности была очевидна, ибо именно от удачного ее решения зависело будущее русско-болгарских отношений.

"Задача России, - писал он, - не разрушать, а создавать, не порождать розни в населении, а сближать и примирять все его элементы, простирая на всех одинаково покровительство закона, требуя от всех одинаково подчинения порядку и обеспечивая всем одинаково блага неприкосновенности личной, религиозной и имущественной без различия национальностей".

В болгарском варианте "болезнь" национализма, свойственная большинству молодых государств, протекала сложно, ибо оставались неразрешенными вопросы объединения Болгарии с Восточной Румелиеи (Южной Болгарией) и статуса Македонии, где болгары наряду с сербами составляли доминирующий этнический элемент.

Не случайно в инструкции российского МИД от 7 сентября 1878 г. дипломатическому агенту и генеральному консулу России в Болгарии А.П. Давыдову была поставлена следующая задача: "Вам необходимо будет обратить особенное внимание на поддержание единения и связи между Болгарским княжеством и тою частью Болгарии, которая на основании Берлинского трактата должна отойти под власть турецкого правительства под именем Восточной Румелии".

В инструкции отмечалось, что "при тех неудовлетворительных и даже неприязненных отношениях, которые в последнее время возникли между болгарскою и сербскою национальностями, весьма легко может случиться, что пограничные дела могут дать повод к усилению неприязни между этими славянскими народностями. Не в интересе нашей политики поддерживать такие отношения между единоплеменниками нашими"8. Поэтому первостепенную цель Давыдова должна была "составлять забота об установлении дружественных отношений между болгарами и сербами".

Однако действительность оказалась гораздо сложнее, чем ее представляли себе в Петербурге. Избрание 17 апреля 1879 г. болгарским князем 22-летнего гессенского принца Александра Баттенберга, племянника российской императрицы Марии Александровны, стало, пожалуй, первым и принципиальным просчетом России в Болгарской политике. Правда, шаг этот во многом был сделан под давлением европейских держав .

Родственные узы, соединявшие принца с царской семьей, позволили Петербургу надеяться на то, что становление болгарской государственности будет идти намеченным Россией курсом и под непосредственным патронатом российской дипломатии. Однако история распорядилась иначе.

Князь не воспринимал тот стиль, которого придерживалась Россия в своей болгарской политике. Кроме того, образ "заботливой покровительницы", культивируемый российскими представителями в болгарском обществе, оказался неприемлемым и для прямых соперников России на Балканах, прежде всего Англии и Австро-Венгрии, и их сторонников, трактовавших благородные стремления Петербурга как намерения превратить Болгарию в свою "Задунайскую провинцию".

В итоге после ряда опрометчивых шагов и недоразумений как со стороны российских политиков, участвовавших в непосредственном управлении Болгарией в первые годы существования княжества, так и представителей болгарской элиты, здравый смысл в отношениях между двумя государствами уступил место эмоциям и взаимным обидам.

Анализируя факторы, приведшие к возникновению в 1880-е годы разногласий между Россией и Болгарией, назовем три главных.

Во-первых, несогласованность позиций российских представителей в Болгарии в силу отсутствия единого мнения по конституционному вопросу на фоне неоднозначных событий в самой России, связанных с убийством Александра II и усилением в стране полицейского режима. Во-вторых, раздоры внутри болгарского общества по вопросу о будущем княжества при неудачных попытках Петербурга реализовать свою точку зрения на развитие Болгарии. В-третьих, направленная на вытеснение России из Болгарии политика Англии и Австро-Венгрии, сопровождавшаяся их экономической экспансией на рынок княжества.

Осмысление сути названных факторов позволяет прийти к пониманию тех императивов, которыми руководствовалась Россия в процессе становления болгарской государственности на его начальном этапе, с 1878 по 1896 г.

Двойственность, присущая взглядам российских военных и дипломатов, участвовавших в установлении конституционного порядка в Болгарии, проявилась уже во время проектирования государственного строя княжества, во многом механически соединившего в себе конституционно-либеральные и монархические правовые институты.

февраля 1879 г. в Тырново Дондуков-Корсаков в присутствии представителей великих держав и оттоманского комиссара открыл Учредительное народное собрание, которое согласно Берлинскому трактату должно было выработать для княжества Органический статут - так изначально предполагалось назвать основной закон Болгарии. Собрание состояло из 233 членов: 13 представителей от высшего духовенства всех вероисповеданий, 105 представителей от судебных учреждений, окружных и городских советов, 94 выборных представителей и 21 депутата, назначенного императорским комиссаром.

Внесенный на рассмотрение собрания проект, выработанный управлением императорского комиссара и одобренный в Петербурге, заключал в себе следующие основные положения: княжество Болгария есть наследственная конституционная монархия с народным представительством. Князю принадлежит исполнительная власть и командование вооруженными силами страны; законодательную же власть он разделяет с народным представительством. Князь имеет право смягчения наказаний в уголовных делах. Представительство страны осуществляет Народное собрание, которое может быть Обыкновенным и Чрезвычайным (Великим).

В состав Обыкновенного собрания должны были входить: экзарх и половина митрополитов, сменяющихся по очереди; председатели и члены суда высшей инстанции и судов окружных и губернских - также в половинном числе и по очереди; депутаты, избранные прямым голосованием, по одному на 20 тыс. жителей, и лица, назначаемые князем в количестве одного на двух народных представителей и на тот же срок. Великое народное собрание могло созываться только для обсуждения вопросов об отчуждении или обмене части территории княжества, изменения или пересмотра Органического статута.

Высшими правительственными учреждениями согласно представленному Дондуковым-Корсаковым проекту были Государственный совет, Совет министров и министерства. Государственный совет должен был состоять из лиц, назначенных князем (от 7 до 11), и депутатов, выдвинутых народным собранием (по 2 от каждой губернии). Совет министров включал всех министров, из коих один, по выбору князя, назначался председателем. Министры несли ответственность перед Народным собранием.

После длительного обсуждения 16 апреля 1879 г. основной закон Болгарии был принят Учредительным народным собранием.

Проект закона подвергся значительным изменениям в либеральном духе. Само название "статут" было заменено словом "конституция". Учреждение Государственного совета было признано излишним. Был изменен порядок формирования Обыкновенного народного собрания.

В начале ХХ века Россия приложила немало усилий, чтобы объявление Болгарией независимости не вызвало международных осложнений. Со своей стороны дипломатический представитель Болгарии в Петербурге тоже настаивал на реализации российского плана провозглашения независимости. Он оценивал предложение России как выгодное и настоятельно советовал болгарскому правительству принять его. Однако российский МИД запоздал со своим планом.

После провозглашения Болгарией независимости главной задачей российской дипломатии было недопущение осложнений по поводу нарушения княжеством Берлинского трактата. Уже 23 сентября 1908 г. послу в Турции И.А. Зиновьеву и представителям России в Европе был направлен циркуляр, где указывалось, что им "надлежит... приложить все усилия к тому, чтобы, не только не втягиваясь самим ни под каким видом в столкновение с Турцией, по возможности предотвратить таковое и для Болгарии".

В сентябре 1908 г., после присоединения Боснии-Герцеговины к Австро-Венгрии, российский МИД приступил к активной подготовке конференции