Бой в Желтом море 28 июля 1904г.

Информация - История

Другие материалы по предмету История

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



мостике “Цесаревича” очнулся раненый артиллерийский офицер лейтенант Ненюков. В рубке, кроме убитых, никого не было. Ненюков встал к штурвалу, который оказался неисправным; попытка передать управление через центральный пост на нижний штурвал не привела ни к чему, из центрального поста не отвечали. В это время в рубку пришел лейтенант Пилкин, которому Ненюков и сдал командование. Так как машинный телеграф не действовал, то Пилкину стоило больших усилий перевести управление в центральный пост. Вскоре командование принял старший офицер корабля капитан 2ранга Шумов. Он приказал поднять сигнал по эскадре, что адмирал передает командование младшему флагману контр-адмиралу Ухтомскому.

В создавшейся обстановке Ухтомский не проявил никакой инициативы и, кроме сигнала “следовать за мной”, никаких мер для того, чтобы вступить в командование эскадрой, не принял.

Приказаний его ни один из командиров кораблей не выполнил. Впоследствии все они утверждали, что сигнала не заметили. В кильватер “Пересвету”, на котором находился новый командующий, вступила одна “Победа”. “Ретвизан” в это время повернул к Порт-Артуру и скоро скрылся из вида. Позднее к Ухтомскому присоединились броненосцы “Полтава”, “Севастополь” и затем “Цесаревич”.

Главные силы противника, прекратив огонь, ушли к северу; его 3-й отряд, находившийся южнее, вел огонь по русским концевым кораблям: 5-й отряд с присоединившимся к нему броненосным крейсером “Асамой” также пытался помешать отходившей русской эскадре; 6-й отряд находился около своих главных сил.

Русские крейсера, после того как главные силы Того пошли на север, оказались в крайне невыгодном положении. Японские броненосцы открыли по ним огонь. Командовавший отрядом контр-адмирал Рейценштейн, находясь на “Аскольде” и решив, что эскадра окружается противником, поднял сигнал “крейсерам следовать за мной” и пошел на прорыв к югу, пересекая курс своих броненосцев, идущих в сторону Порт-Артура. За “Аскольдом” последовал “Новик”, которые прорвали кольцо и ушли. “Диана” и “Паллада” не могли развить ход, равный ходу “Аскольда”, и присоединились к своим броненосцам. На этом бой прекратился.

Адмирал Того не сумел оценить и использовать создавшейся для него крайне выгодной обстановки после выхода из строя “Цесаревича” а расстройства русской эскадры. Ввиду наступления темноты он предпочел увести свои пострадавшие главные силы из-под предполагаемого им удара со стороны русских крейсеров и особенно миноносцев.

Около 8час. вечера японские броненосцы скрылись в южном направлении. На месте боя остались миноносцы противника, которые вскоре устремились в погоню за русской эскадрой.

В девятом часу за “Пересветом” следовали броненосцы “Победа” и “Полтава”. Так как все навигационные приборы на кораблях были разбиты, шли по Полярной звезде. Ночью начались атаки миноносцев противника. Эскадра разделилась. Командиры броненосца “Цесаревич”, крейсера “Диана” и четырех миноносцев в разное время повернули в море, решив выполнять приказ Витгефта, отданный им на совещании 8 августа, идти во Владивосток. В Порт-Артур возвратились броненосцы “Пересвет”, “Ретвизан”, “Победа”, “Севастополь” и “Полтава”, крейсер “Паллада”, три миноносца и госпитальное судно “Монголия”.

Броненосец “Цесаревич” дошел до Циндао, крейсер “Диана” пришел в Сайгон, крейсер “Аскольд” в Шанхай. Все они были интернированы и разоружены: то же случилось с четырьмя миноносцами, один из которых был интернирован в Шанхае и три в Циндао. Миноносец “Бурный” налетел на камни у мыса Шантунг и погиб.

Крейсера “Новик” и “Аскольд”, прорвавшиеся через строй японцев, преследовались семью кораблями. Три из семи “Кассаги”, “Читозе” и “Такасаго” вели огонь, русские интенсивно отвечали. Крейсера шли 20-узловым ходом, и японцы скоро отстали. Во время перестрелки “Новик” получил три попадания: один снаряд пробил левый борт ниже ватерлинии, второй разорвался на палубе и третий проник в отделение носовой динамомашины. Полученные повреждения на боеспособность корабля влияния не оказали, но “Аскольд” ушел, и “Новик” остался один. Утром командир крейсера капитан 2ранга Шульц, убедившись, что для следования во Владивосток не хватит угля, решил зайти в порт Циндао. Взяв там 250тонн угля, “Новик” вышел в море. Шульц решил обойти Японию с юга, а затем по Тихому океану и через пролив Лаперуза достичь Владивостока.

Хотя крейсер и шел экономическим ходом, но угля до Владивостока все же не хватило. Крейсер зашел в Корсаковский пост на острове Сахалин. Это было на десятый день пути. Днем по беспроволочному телеграфу были обнаружены переговоры кораблей в море, и вскоре на горизонте показался неприятельский крейсер. В Токио о прорыве “Новика” узнали от командира парохода “Кельтик”, который встретил его в океане. На поиски русского корабля были высланы быстроходные крейсера “Цусима” и “Читозе”. Первый японский корабль, появившийся у Корсаковского поста, был “Цусима”. На “Новике” прекратили погрузку угля, крейсер вышел в море и вступил в бой, во время которого получил пробоину ниже ватерлинии. Команда “Новика” надеялась исправить повреждение и ночью уйти в море, но оказалось, что на корабле не действовал руль, а пробоину подручными средствами заделать было нельзя.

Ночью в море сразу засветило несколько прожекторов; было ясно, что к “Цусиме” подошла помощь. Командир “Новика”, не желая спустить флаг перед противником и отдать ему крейсер, затопил его на глубине около 9м. Команда сошла на берег и благополучно добралась до Владивостока.

В бою 28июля офицеры и матросы порт-артурской эскадры, сражаясь с сильным противником, не посрамили боевых традиций русского флота. Команды “Варяга”, “Страшного” и “Стерегущего”, показавшие в начале войны невиданное упорство в бою, служили примером. Моряки вели себя в бою стойко. Комендор с крейсера “Паллада” Роман Булгаков не прекращал огня из своего орудия, несмотря на тяжелую рану в боку, которую он скрывал до самого конца боя. Матрос Никифоров продежурил всю ночь у орудия с осколком в боку. Когда на “Полтаве” заклинило орудие, комендор Давыдов вышел из-за укрытия и, не обращая внимания на падающие кругом осколки, спокойно действовал разрядником. Комендор Галатов и гальванер Темников, оставшись невредимыми в башне, перевели ее на ручное управление и вели огонь по броненосцам противника до окончания боя.

По-макаровски воевал капитан 1ранга Щенснович. Макаров учил: “...принцип взаимной поддержки нужно понимать в смысле дружного боя, а не помощи одного корабля другому .. Дело первостепенной важностиразбить неприятеля”. Так и поступил командир “Ретвизана”.

Матросы и офицеры сражались отважно, но эскадре нужен был флотоводец. Адмирал Витгефт, пытаясь прорваться во Владивосток, не руководил сражением, да и не был к этому подготовлен.

В бою с японцами моряки эскадры нанесли противнику ощутительные потери в людях и повредили многие из его кораблей, которые пострадали значительно больше русских. “Миказа” понес большие потери, чем “Цесаревич”: на японском броненосце было 32убитых и 82раненых; на русском флагманском броненосце потери составили 54человека, из них убитыми 12.

Во время боя на “Миказе” наблюдалось несколько пожаров. В первом бою он получил попадание в спардек двумя тяжелыми снарядами, осколками была насквозь пронизана гротмачта, убито 12человек и пять ранено. Во втором бою в него попало несколько снарядов, один из которых, разорвавшись у кормовой башни, разбил 12-дюймовое орудие н ранил 18человек. Другими снарядами на переднем мостике броненосца было убито семь человек и ранено 16. К концу сражения обе 12-дюймовые башни корабля не стреляли и не поворачивались, огонь вела только одна 6-дюймовая пушка.

Тяжело пострадал не только “Миказа”, но и другие неприятельские корабли. Крупнокалиберный снаряд, попавший в броненосец “Асахи”, пробил его борт под ватерлинией около кормы и произвел сильные повреждения внутри корабля; осколками были убиты старший артиллерийский офицер и несколько матросов. В броненосный крейсер “Кассуга” попало три крупных снаряда, причинивших много разрушений. Сильно пострадали надстройки броненосного крейсера “Ниссин”; на корабле было 16убитых и 31раненый. Броненосец “Чиен-иен” получил попадание двумя снарядами. На крейсере “Якумо” было убито 22человека; один из снарядов проник внутрь корабля и, разорвавшись там, произвел большие разрушения.

Японские миноносцы тоже значительно пострадали. В истребитель “Асагири” попало два крупнокалиберных снаряда; был подбит истребитель “Мурасаме”; миноносцы “№ 46” и “№ 40” были повреждены: первый в результате столкновения, второй от попадания снаряда. Миноносец “№ 38” потерял управление и ход от попадания в него торпеды.

Японский офицер лейтенант Сакура, участник сражения, впоследствии писал в газете “Кайгун-Дзошши”: “В этом генеральном бою, если можно так назвать его, наши суда пострадали весьма серьезно: не было ни одного, которое не имело бы пробоины, а следствием их и крена”.

Русские корабли и особенно броненосцы тоже имели серьезные повреждения. На “Цесаревиче” вышли из строя обе орудийные башни, все шлюпки на корабле были разбиты, перебита фок-мачта, в корпусе броненосца оказалось много пробоин и т.д. Броненосец “Ретвизан” во время боя получил 21попадание, на нем были выведены из строя 14орудий и большинство прожекторов. Броненосец “Победа” имел несколько пробоин, причем одну ниже ватерлинии, на корабле временно выходили из строя три 6-дюймовых, одно 10-дюймовое и много мелкокалиберных орудий.

Особенно сильно пострадала артиллерия броненосца “Пересвет”: была выведена из строя 10-дюймовая башня, повреждено несколько 6-дюймовых и девять 75-миллиметровых орудий правого борта. Пострадали в разной степени и другие русские корабли.

Состояние артиллерии на броненосцах до и после боя приведено в следующей таблице:

КораблиКоличество орудий до бояКоличество исправных орудий после бояВышло из строя, всего12” и 10”6”75мм47мм12” и 10”6”7