Удерживающая от зла

Статья - Культура и искусство

Другие статьи по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ские монархи не отличались истовостью веры. Тем более удивительным для современников было то, что ревностная вера государя восторжествовала во времена, когда в моду и обыкновение вошли вольнодумство и атеизм! Поистине, государь был достоин восхищения.

Великий русский провидец и старец, преподобный Серафим Саровский, говорил о государе Николае I одному из своих собеседников: “А ты уж, батюшка, не о нем пекись его Господь сохранит: он велик перед Богом он в душе христианин”. А в разговоре со своим келейником Павлом старец Серафим сказал о государе: “Я всегда молюсь, чтобы Господь продлил его жизнь для счастия России…”

***

Вполне естественно, что и свой императорский долг Николай I воспринимал как служение Богу, России и российскому народу. Он неоднократно говорил об этом публично, но, главное, этот принцип служения он возвел в абсолют и не мыслил своей жизни вне этого

служения. Своих подданных государь также направлял к исполнению сознательного служения Богу, Царю и Отечеству.

И потому именно в царствование Николая Павловича высшего пика достигло понимание Россией и самим государем великого духовного смысла существования Российской империи на земле. Современный исследователь М.Д. Филин совершенно справедливо отмечает, что сам император, конечно же, не был мыслителем на троне, и не дано ему было создать теорию грядущей “Христианской Империи”. Но его русская православная душа, наполненная готовностью к свершению духовного подвига, несомненно, интуитивно чувствовала этот великий духовный смысл бытия России. И потому духовная энергия императора пробудила к жизни, стимулировала труды многих русских мыслителей.

Одним из таких мыслителей, охваченных истинным духовным порывом, пробужденным государем, был министр народного просвещения С.С. Уваров.

Сергей Семенович Уваров (17861855) начал свою государеву службу еще в 1801 году в Коллегии иностранных дел. Был на дипломатической службе за границей, а вернувшись в Россию, занимался литературой, с 1811 года состоял почетным членом, а затем президентом Академии наук. В 1833 году С.С. Уваров стал министром народного просвещения, и период его управления министерством по праву признается благодатным временем для русского образования. С.С. Уваров положил начало образованию в реальных училищах, восстановил практику посылки молодых ученых в командировки за границу. Основал “Журнал министерства народного просвещения”. В 1835 году был введен новый устав, по которому управление университетами перешло к попечителям учебных округов, подчиненных министерству народного просвещения. Ректора университетов утверждались императором, а профессора попечителем. В 1849 году С.С. Уваров вышел в отставку и продолжил занятия археологией и классической филологией.

Еще в 1832 году в своей записке на имя императора С.С. Уваров писал об “истинно русских охранительных началах Православия, Самодержавия и Народности, составляющих последний якорь нашего спасения и вернейший залог силы и величия Отечества”. При своем вступлении в должность министра в 1833 году С.С. Уваров провозгласил принцип деятельности министерства: “Общая наша обязанность состоит в том, чтобы народное образование совершалось в соединенном духе Православия, Самодержавия и Народности”.

В 1837 году в отчете о деятельности вверенного ему министерства С.С. Уваров раскрывал сущность этой тройственной формулы: “При оживлении всех умственных сил охранять их течение в границах безопасного благоустройства, внушить юношеству, что на всех степенях общественной жизни умственное совершенствование без совершенствования нравственного мечта, и мечта пагубная; изгладить противоборство так называемого европейского образования с потребностями нашими; исцелить новейшее поколение от слепого и необдуманного пристрастия к поверхностному и иноземному, распространяя в юных умах уважение к отечественному и полное убеждение, что только приноровление общего, всемирного просвещения к нашему народному духу может принести истинные плоды всем и каждому; потом обнять верным взглядом огромное поприще, открытое перед любезным Отечеством, оценить с точностью все противоположные элементы нашего гражданского образования, все исторические данные, которые стекаются в обширный состав Империи, обратить сии развивающиеся элементы и пробужденные силы, по мере возможности, к одному знаменателю; наконец, искать этого знаменателя в тройственном понятии “Православия, Самодержавия и Народности” вот в немногих чертах направление, данное Вашим Величеством...”

Так в нескольких кратких выражениях и родилась знаменитая формула, может быть, одна из самых знаменитых в истории России, более того, выражающая идеал истинного устройства земного бытия России Православие, Самодержавие, Народность. Немного позднее эта формула стала основой так называемой теории официальной народности. А в русских сердцах она получила и еще одно звучание: “За Бога, Царя и Отечество!”.

По мнению современного историка М.Б. Смолина, первооснованием для теории официальной народности явились идеи Н.М. Карамзина, изложенные в его записках “О древней и новой России” и “Мнение русского гражданина”, в которых историк предложил концепцию российского самодержавия как Палладиума России. Эти идеи всецело были разделяемы и даже вдохновляемы самим императором Николаем I. Еще в 1826 году при посещении Императорского Московского университета император выразил желание видеть в студентах университета “прям

s