Угрешские походы царя Алексея

Информация - История

Другие материалы по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ереезде из монастыря в царскую резиденцию была специально предоставлена царская карета, патриарх Московский направлялся к Острову в своей карете. Вместе с вселенскими патриархами в их карете по заведенному церемониалу располагалось лицо духовного звания, которому Московским патриархом было поручено официально сопровождать патриархов Александрийского и Антиохийского, - архимандрит Чудовского монастыря Иоаким.

Что же касается лиц светского сопровождения, то вышел небольшой казус, вполне оставшийся бы незамеченным, если бы не дальнейшие обстоятельства. Приставами к Антиохийскому патриарху были назначены стольник князь Петр Прозоровский и дьяк Иван Давыдов, приставами к Александрийскому патриарху - полковник и стрелецкий голова Артамон Матвеев и дьяк Ларион Иванов. В местническую эпоху приставы, как и все официальные должностные лица, назначались с учетом чести их родов. Дьяки, в силу этого всегда назначались вторыми приставами, считались лицами худородными и на местничество обычно право не имели. Первые же приставы "тягались честью" между собой и главным среди них считался тот, кто был родовитей. Прозоровские относились к первостепенной аристократии и даже цари старались не рисковать при пожаловании им чинов: из стольников такие люди сразу жаловались в высший чин в русском государстве думного боярина. Матвеев, будучи сыном дьяка, выполнявшего различные дипломатические поручения при царе Михаиле Федоровиче, в местнической иерархии стоял несравнимо ниже Прозоровских, и естественно в общей иерархии четырех приставов вселенских патриархов занимал второе место. Но Прозоровскому и этого оказалось мало, дело видимо не обошлось без его интриг, и в итоге Прозоровский занял почетное место в карете с патриархами, а Матвееву пришлось ехать верхом вместе с дьяками вслед за каретой. Чванливый аристократ Прозоровский торжествовал, не предполагая того, что через несколько лет благодаря своему уму, таланту, напору и коварству в последние годы жизни и правления Алексея Михайловича Артамон Сергеевич Матвеев станет вторым после царя лицом в государстве, всесильным начальником Посольского приказа, виднейшей фигурой в клане Нарышкиных, которого иностранцы, посетившие Россию, по праву будут именовать "первым министром". В месяце июне 1668 г., по сути, закончилась эпоха Милославского и начиналась эпоха Матвеева.

По прибытии в село Остров все патриархи посетили церковь Преображения Господня и отправились на двор великого государя. Если бы прием проходил в Кремле, то согласно этикету, гости России, пройдя несколько официальных встреч, могли увидеть царя только в палате, отведенной для приема (Грановитой или Золотой), восседающем на троне. Здесь же в подмосковной резиденции царь, всегда стремившийся к ограничению чопорности придворного этикета, дважды выходил на среднее крыльцо (сначала для встречи патриархов Александрийского и Антиохийского, а затем для встречи Московского патриарха). Стол, данный царем, был "без чинов и без мест", и был проведен подчеркнуто "по-домашнему", не было специальных церемониальных лиц, к которым относились "смотревшие в стол", "наряжавшие вина". Питье царю и патриархам наливал стольник И.В. Бутурлин. Из лиц, стоявших за спинами гостей и помогавших им при трапезе были только крайчей кн. П.С. Урусов (стоял у царского стола), Греческий дьякон Мелетий (стоял у стола вселенских патриархов) и ризничий Московского патриарха. Помимо них официальными фигурами, символизирующими царский пир, были сидевший за царским поставцом боярин и оружничий Б.М. Хитрово и сидевший за патриаршим поставцом думный дворянин И.Б. Хитрово.

По чину церемонии после официального застолья патриархи должны были разойтись в свои покои. Московский патриарх направлялся в свои палаты в Николо-Угрешском монастыре, Антиохийский патриарх - к себе на струг, а для Александрийского патриарха на царском дворе села Острова специально для данной церемонии были поставлены шатры, аналогичные тем, что были описаны нами ранее, строившиеся в местах царских привалов по пути на богомолье.

Следует заметить, что с процедуры царского стола в самой церемонии Угрешского похода 1668 г. начиналась часть, привнесенная из церемонии дипломатического церемониала "отпуска" высокопоставленных иностранных лиц.

Следующим этапом, также связанным с дипломатическим церемониалом, стала посылка от царя к высоким гостям специальных лиц, отправляемых спрашивать лиц светских "о здоровье", а лиц духовного звания "о спасении". Чин такого должностного лица напрямую зависел от статуса гостя. Поскольку статус вселенских патриархов был очень высок, то к ним был отправлен боярин и оружничий Б.М. Хитрово, далеко не последний человек в ближайшем окружении царя Алексея. Согласуясь с тогдашней иерархией патриархов, Хитрово сначала ходил в шатры к патриарху Паисию, а затем ездил на струг к патриарху Макарию. При этом, не смотря на то, что час назад Хитрово и патриархи обедали за одним царским столом, патриаршие приставы были обязаны по всей форме представить "спрашивавшего о спасении" каждому патриарху.

Во второй половине дня, согласно намеченной церемонии, патриарх Александрийский Паисий и патриарх Московский Иоасаф по царскому указу отправились на струг к патриарху Макарию для продолжения официальных проводов. Специально для следующего ритуала на берегу напротив струга был выстроен шатер, в котором должны были собраться все три патриарха и ожидать

s