Убийство как преступление против жизни человека

Специальная литература Борзенков Т.Н. Квалификация преступлений против жизни и здоровья. М., 2005. Бородин СВ. Преступления против жизни. 2-е изд. СПб., 2003.

Убийство как преступление против жизни человека

Информация

Юриспруденция, право, государство

Другие материалы по предмету

Юриспруденция, право, государство

Сдать работу со 100% гаранией
аведомо напрасно, без необходимости.

На практике типичными проявлениями убийств при превышении пределов необходимой обороны признаются случаи лишения жизни нападающего при отражении с его стороны посягательства, выражающегося в причинении вреда здоровью средней тяжести, в кражах имущества, хулиганстве и т. д.

Действия, причинившие смерть нападающему, не могут быть признаны совершенными с превышением пределов необходимой обороны, если они имели место после предотвращения нападения и носили характер самочинной расправы.

В момент возвращения К. домой между его родителями возник скандал, отец стал избивать мать, и она обратилась к сыну за помощью. К. подошел к отцу и ударил его тарелкой по голове, а затем осколком разбитой тарелки стал наносить удары отцу по различным частям тела. После этого сын повалил отца на пол и стал душить, но их разняли пришедшие соседи. Полагая, что драка закончена, последние ушли, однако отец с сыном опять схватились. Когда отец упал, сын начал бить его ногами, но потерпевшему удалось добраться до кухни. Там сын начал бить лежавшего на полу отца чайником по голове, наносил удары поленьями. От полученных повреждений потерпевший скончался.

Суд пришел к выводу, что после вмешательства соседей нападение прекратилось, а действия К., избивавшего тяжелыми предметами лежавшего на кухне отца, нельзя считать оборонительными, в связи с чем К. виновен в убийстве без смягчающих обстоятельств.

Необходимо также помнить, что Законом РФ от 8 декабря 2003 г. ст. 37 УК дополнена ч. 2, в которой зафиксировано следующее правило: «Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения».

Особое значение в судебной практике приобретает правильное определение момента начала и окончания посягательства. Известно, что правомерность необходимой обороны и превышение ее пределов возможны, по общему правилу, лишь в тот период времени, когда посягательство уже началось, но еще не завершилось.

Причинение смерти посягающему с выходом (в ту или иную сторону) за указанные временные границы обороняющимся означает несвоевременность защиты. Убийство потерпевшего при таких обстоятельствах должно влечь ответственность для «псевдообороняющегося» на общих основаниях, т. е. по ст. 105 УК.

В случае, когда посягательство окончено и отражено, но обороняющийся находится в состоянии аффекта, вызванного нападением, причинение им в этот момент смерти нападавшему следует квалифицировать по ст. 107 УК.

Таким образом, как «преждевременная», так и «запоздалая» оборона не имеют отношения к рассматриваемому составу преступления. Из этого правила есть два исключения.

Во-первых, состояние необходимой обороны может возникнуть не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения, когда для обороняющегося становится очевидным, что потенциальная опасность сию минуту воплотится в действительность.

Во-вторых, состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, использованных для нападения, от посягавшего к обороняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.

На практике приходится сталкиваться с ситуациями так называемой «мнимой обороны». Она имеет место, когда общественно опасное посягательство в реальной действительности отсутствует, однако в воображении виновного наличествует. Ошибочное предположение о наличии посягательства заставляет его обороняться от несуществующего нападения.

В тех случаях, когда предшествующая причинению смерти обстановка давала основание полагать, что действительно совершается реальное посягательство, и лицо, лишившее жизни посягающего в порядке защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом такое лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях, соответствующих реальному посягательству, оно подлежит ответственности за убийство при превышении пределов необходимой обороны.

Наконец, в ситуациях, когда смерть «виртуальному» нападающему причиняется лицом, не осознающим мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела обязанным и могущим это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по ст. 109 УК.

Например, находящийся в нетрезвом состоянии Р. ночью с угрозами стал ломиться в дверь к своему соседу по квартире С. Последний вылез в окно, побежал к своим родственникам и попросил их вызвать милицию, а сам взял охотничье ружье и вернулся домой. Увидев дома Р. в комнате у кровати, где лежат жена и сын, С. решил, что Р. «душит» их, и поэтому выстрелил в него. Суд расценил эти действия как неосторожное убийство, указав, что С, выстрелив в Р. при мнимой обороне, хотя и не сознавал, но, исходя из обстоятельств дела, должен был и мог при надлежащем уточнении обстановки сознавать, что общественно опасного посягательства в действительности нет.

Субъективная сторона преступления может выражаться в форме как прямого, так и косвенного умысла. Чаще всего убийство при превышении пределов необходимой обороны совершается с эвентуальным умыслом. Этому есть следующее объяснение. Причинение посягающему смерти носит вынужденный характер, сама смерть не нужна обороняющемуся, она является нежелательной для него, ибо, осуществляя акт обороны, он преследует иные цели (защита интересов личности, общества, государства).

Причинение смерти посягающему по неосторожности при превышении пределов необходимой обороны уголовно ненаказуемо. Лишь в том случае, если умыслом обороняющегося охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшее по неосторожности его смерть, ответственность наступает по ч. 4 ст. 111 УК.

Субъектом преступления является осуществляющее акт необходимой обороны лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Убийство с использованием различных предупредительных средств и приспособлений, применяемых для предотвращения возможных посягательств на собственность (минирование, отравление продуктов и напитков, подключение тех или иных объектов к источникам высокого напряжения, установка капканов, устройство ловушек и т. п.), не может квалифицироваться по ст. 108 УК. Виновные в подобных случаях не находятся в состоянии необходимой обороны, а значит, и не могут превышать ее пределов. Ответственность за причинение смерти путем использования таких приспособлений должна наступать в зависимости от конкретных обстоятельств дела по ч. 1 ст. 105, п. «е» ч. 2 ст. 105 или ст. 109 УК.Убийство при превышении пределов необходимой обороны, отягощенное квалифицирующими признаками, предусмотренными п. «а», «г», «д», «е», «н» ч. 2 ст. 105 УК, надлежит квалифицировать только по ст. 108 УК.

 

2.4 Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

 

Объектом преступления является жизнь задерживаемого лица. Потерпевшим может быть лишь подвергаемое задержанию лицо, совершившее преступление.

Объективная сторона преступления заключается в активных действиях, явно не соответствующих характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда ему без необходимости причиняется не вызываемая обстановкой смерть.

Основанием для причинения вреда задерживаемому является, прежде всего, совершение последним преступления. Ясно, что отсутствие такого основания означает, вместе с тем, и отсутствие самого института задержания, а стало быть, становится бессмысленным и выяснение вопроса о том, превышены ли меры, необходимые для такого задержания.

В законе ничего не сказано о времени, истекшем с момента совершения задерживаемым преступления и оставляющем возможность для применения к нему насильственного акта задержания. Поэтому причинение преступнику вреда в процессе его задержания даже по прошествии значительного промежутка времени с момента совершения им преступления необходимо рассматривать по правилам ст. 38 и ч. 2 ст. 108 УК.

Вместе с тем этот временной интервал не может быть беспредельным. Он ограничен сроками давности в отношении тех категорий преступлений, которые были совершены задерживаемым.

Таким образом, применение ч. 2 ст. 108 УК требует установления как явного (очевидного, несомненного) несоответствия предпринятых для задержания мер характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления (что определяется категорией, к которой относится данное преступление), так и столь же явную несоразмерность применяемых мер обстоятельствам задержания (что определяется уже главным образом особенностями поведения потерпевшего в момент задержания). Важно установить и ту степень несоответствия и несоразмерности, которая свидетельствует о том, что потерпевшему смерть причиняется без необходимости, такой итог задержания не вызывается обстановкой и является чрезмерным.

Субъективная сторона преступления предполагает наличие вины в форме прямого или косвенного умысла. Причинение смерти по неосторожности задерживаемому лицу, совершившему преступление, уголовной ответственности не влечет.

Обязательным признаком субъективной стороны рассматриваемого деяния является цель. Смерть потерпевшему может быть причинена лишь с целью доставления его в органы власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений. Субъектом преступления может быть л

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 >