Бидия Дандарон

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ее были нанесены саблей во время садистских допросов уже в Бурятии. Первое время Дандарон сделал попытку пойти добровольцем на фронт, но ему было отказано. Власти пристально следили за ним. То, что для власти было ужасом (как же: единственный хубилган на всю Бурятию, смелый и непокоренный, свободно живет в родном селе), для верующих было счастливым обстоятельством: для них Дандарон, или Бидьядара (Видьядхара), был святым и высоким авторитетом в Учении.

У себя на родине Дандарон находит богатую библиотеку ксилографов и рукописей своего отца, полную философской литературы. Переводит и читает сочинения на тибетском языке. В это же время, иногда бывая в Улан-Удэ, консультирует по вопросам философии буддизма бурятских востоковедов. Его знаний, накопленных в невыносимых условиях зоны, хватило, чтобы заняться наукой буддологией на профессиональном уровне.

И в этот, ссыльный, период проявилась его способность к организационной деятельности. Именно он становится первым, кто не побоялся поддержать идею возрождения монастырского буддизма. Вместе с ламой Галсаном Хайдубом, он написал письмо на имя Сталина с просьбой восстановить дацаны( буддийские монастыри) в Забайкалье. Начинание было точным по времени, увенчалось успехом и в 1946 году началось строительство Иволгинского дацана.

Неизвестно, по каким причинам Дандарон был вынужден перейти на нелегальное положение. В это время он со второй женой Зундымой и сыном Леонидом укрылся в поселке Парабель, что на Оби, в десяти километрах от Нарына, где в свое время был в ссылке Джугашвили. Это было в 1947 году. По высказываниям Дандарона, в период ссылки (4348 гг.) в тюрьме он общался с выдающимися деятелями бурятской культуры: Сампиловым, Барадийном, Жамсарано. Последний, по его словам, читал арестованным бурятам лекции по истории.

Дандарона снова арестовали 10 ноября 1948 года и 17 августа 1949 года осудили на 10 лет ИТЛ по ст. 5810, ч.1. Его обвинили на этот раз в антисоветской агитации и клевете на советскую действительность.

На этот раз Дандарон провел в зоне восемь лет. Вышел он на свободу в декабре 1956 года с реабилитацией по делу 1948 года, а в 1958 году был полностью реабилитирован и по первому делу 1937 года. После недолгой передышки в родных краях он, стремясь к научной деятельности, едет в Москву. Там, пользуясь лагерными связями, он поселяется у супругов Свирских, замечательных людей, в квартире, полной книг, а главное, духом традиционного уклада, которое было свойственно кругу научной и гуманитарной интеллигенции России. Его вводят в круг востоковедов. У Черемисова он встречается со своим будущим учеником Александром Моисеевичем Пятигорским. Там же его впервые видела Октябрина Федоровна Волкова. Свое впечатление она выразила в двух словах: Как принц! Это удивительно, измученный лагерями, нервный, социально неустроенный, этот человек производил неизгладимое впечатление достоинства, аристократической гордости и мужской красоты.

В это время в Ленинграде некто Гомбоев, аспирант восточного факультета ЛГУ, готовится к защите диссертации по Гэсэриаде. Работа была высоко оценена ученым советом факультета. Но неожиданно обнаружилось, что она почти целиком является плагиатом с рукописи из рукописного фонда Академии Наук. Выяснилось, что автором ее был Б.Д.Дандарон. Был сделан запрос, жив ли автор, в том числе и в Москву, в Институт востоковедения. Знавшие о судьбе Бидии Дандаровича китаист Скачков и монголист Черемисов сообщили, что Дандарон в Москве. Спустя некоторое время по поручению академика И.А.Орбели (директора Института востоковедения), профессор Алексеев Дмитрий Адрианович, зав. кафедрой монгольской филологии ЛГУ, будучи в Москве, связываются с Дандароном и приглашают приехать в Ленинград на встречу с академиком Орбели для переговоров об устройстве на работу. Дандарон несколько раз ездил в Ленинград, встречался Орбели и Алексеевым. Снова возвращался в Москву, надеясь устроиться на работу в московское отделение Института востоковедения. Московский период его жизни был очень знаменателен. Все свободное время он штудировал в Ленинской библиотеке книги по восточной и западной философии зная немецкий, очевидно, выучив его в лагере, он читает в подлиннике Хайдеггера и Фейхтвангера. Он перечитал горы книг по космологии и астрофизике. Но эти планы не осуществились, из-за жуткой советской бюрократии, правил прописки и из-за своего прошлого и в мае 1957 года он уезжает в Бурятию.

С ноября 1957 года Дандарон начинает работать в бурятском филиале СО АН СССР в секторе тибетологии в качестве внештатного сотрудника. Лето 1958 г проводит диалектологической экспедиции, затем сбор лекарственных трав в горах Восточного Саяна. И, наконец, 6 октября 1958 г.) он принят в штат научных сотрудников. Началась официальная научная деятельность. Неофициальная была еще раньше, в тридцатых, и в зоне там был написан загадочный по своей судьбе Необуддизм под авторством Зидабазара. Есть сведения, что английский перевод этой книги отправил в спецхран БИОНа Б.Семичев после получения книги от цейлонской делегации, прибывавшей в СССР.

Затем следуют две знаменательные встречи с Юрием Николаевичем Рерихом: первая в Москве. Вторая в 1959 году в Улан-Удэ. Они вместе, Дандарон и Рерих, разработали программу научных буддологических исследований. Юрий Николаевич, начав подготовку к изданию Тибетско-русского словаря, скоропостижно умирает в 1960-м году, Дандарон воплощает программу в жизнь. Неустанно работая над тибетскими рукописями и ксилографами, в с

s