Библиотерапия: история и теории

Статья - Культура и искусство

Другие статьи по предмету Культура и искусство

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



блиотерапевта (когда библиотерапевт в процессе творчества выступает не столько в роли соавтора, сколько в роли слушателя-редактора, своими вопросами корректируя - через создаваемое тут же, на глазах, продукт творчества "узкие места" сочинителя-пациента) /15/, /16/.

Пространство совместного литературного творчества пациента и библиотерапевта является одновременно художественным, педагогическим, духовно-развивающим, духовно-воздействующим ("магическим") и психотерапевтическим. Можно также, опираясь на труды А.Ф. Лосева и Я.Э. Голосовкера, назвать его мифологическим (объединив столь разные, на первый взгляд, сферы деятельности в феномене мифа, закономерности которого подробно изучены указанными авторами /8/, /23/). Взаимопроникновение и взаимообогащение столь на первый взгляд разных сфер неслучайно. В современных описаниях психотерапевтических ситуаций художественная образность не просто приветствуется, но признается результатом следования особой логике предмета психотерапии /14/; психотерапевт как и автор художественного произведения должен избрать "заинтересованную, участную и личную" ценностную позицию /5;140/; а процесс психотерапии (как и процесс художественного творчества) разворачивается в особом пространстве-времени сознания, продвигаясь от одного "момента диалога" к другому, вскрывая истинную проблему и приводя ее к разрешению /31;40/.

Итак, совместное сочинение ребенком и взрослым (или детьми и взрослым) - это не только организация условий литературного развития, но и самая настоящая психотерапевтическая практика! Метод моделирования процесса литературного творчества /15/, /16/ родился из метода "клинической беседы" - разговора психиатра-психоаналитика со своим пациентом. Это тоже разговор - не по поводу реальной биографии или сновидения, а по поводу вымышленной, сочиняемой здесь-и-теперь истории. Истории, которая вобрала в себя проблемы пациента. Активное участие библиотерапевта в процессе творчества позволяет ему не только "вытащить" из глубин подсознания пациента его психологические проблемы, травмы, аффективных комплексы и т.п., но и через указанные выше "моменты диалога" - вести тонкую коррекцию. Гармонизация сочиняемой истории (не бесконфликтность, бессобытийность, но преодоление хаоса) ведет в конечном счете к гармонизации внутреннего мира пациента. Развитие литературно-творческих способностей становится, таким образом, незаменимым средством саморегуляции (равно как и самопознания).

Место библиотечной библиотерапии

Библиотерапия, являясь частью психотерапии, имеет свои особые средства воздействия, опирается на мощный ценностно-духовный потенциал мировой художественной литературы. Она может осуществляться как в традиционной форме организации библиотерапевтом условий для возникновения катарсиса (эмоционального потрясения) во время и после восприятия читателями художественных произведений, так и в форме организации условий для литературного творчества - творческого самовыражения личности (объективирования своих проблем, переживаний, мировидения через литературно-художественный текст, строящийся по особым законам, принципам - повтора, ритма и метафоры /24/), что ведет к гармонизации внутреннего мира человека.

Аппелируя к самым глубинным пластам личности, ее ценностному ядру, внутреннему "Я" человека, библиотерапия смыкается (совпадает) по своим преобразующим задачам с педагогикой, и, значит, может опираться на открытые педагогической психологией закономерности психического развития человека, формирования различных психологических структур, качеств, установок. Правомерен и обратный перенос: осмысление педагогики и психологии детского чтения в русле библиотерапии. Сам процесс читательского развития может быть рассмотрен как процесс последовательного расширения библиотерапевтических возможностей - возможностей и путей влияния книги на личность.

Всегда ли необходимо полное осознание ребенком всех составляющих литературный и психотерапевтический процесс "пружинок", всех слоев произведения? Для читателя творение искусства должно оставаться живым, дышащим, загадочным и завораживающим; и мера осознания тех или иных слоев, элементов произведения должна определяться каждый раз заново - мастером-библиотерапевтом (совместно с пациентом). Как и какой элемент произведения, какую "пружинку" необходимо затронуть при работе с произведением для того, чтобы включился эмоционально-насыщенный процесс лечения книгой? - Это и решается в ходе библиотерапии, это и делает ее не только наукой, но и искусством.

Каким должен быть библиотечный библиотерапевт? Кто им может быть? В 20-30 годы прошлого столетия библиотековед и библиопсихолог В.А. Невский предположил, что библиотекарь-библиотерапевт "должен хорошо разбираться в различных психотерапевтических школах и владеть психотерапевтическими техниками" /6;93/. Не означает ли это, что библиотекарю, желающему стать настоящим специалистов в области библиотерапии, нужно иметь соответствующее образование? Помимо психологических и собственно психотерапевтических знаний и умений библиотерапевт должен владеть разнообразными средствами педагогического (и терапевтического) анализа произведения, интересоваться и восхищаться искусством как духовной ценностью, обладать развитым эстетическим вкусом (а, может быть, и литературно-творческими способностями), обеспечивая достойный выбор авторского или, при необходимости, адаптированного произведения (приоритет остается за адаптацией, щадящей нежную ткань текста). И, конечно, любить и уважать детей (всех без исключения).

Все перечисленное свидетельствует о том, что профессия библиотерапевта - не скоро станет массовой профессией. Хотя применение элементов библиотерапии в библиотеках не только правомерно, но и желательно. (Иногда возможность заниматься библиотерапией в библиотеках обосновывается ссылкой на профилактический характер этой деятельности /37/.)

Итак, библиотерапия является одним из перспективных направлений психотерапии, опирающимся на особую природу психотерапевтической (художественной, педагогической) коммуникации, механизмы художественного творчества и восприятия. Библиотерапевтическую работу, понимаемую как процесс педагогический, а не узко-медицинский, детскому библиотекарю необходимо проводить в тесном содружестве с библиотечным психологом или психотерапевтом, который может взять на себя не только построение стратегии библиотерапевтического воздействия, но и диагностику особенностей читательского и личностного развития детей и подростков, а также развивающего и библиотерапевтического эффекта библиотечных мероприятий.

Список литературы

1. Балашова Е.В. Библиотерапия: компенсаторное чтение художественной литературы // Библиотерапия: задачи, подходы, методы. М.: БМЦ, 2001. С. 49-54.

2. Беттельгейм Б. О пользе волшебства // Педология: Новый век. - 2000. - N 1. - С.30-31.

3. Бурно Е.М. Терапия творческим самовыражением. - М.: Медицина, 1989. - 304 с.

4. Василюк Ф. Автобиография и личность // Наука и техника. - 1984. - N 2. - С. 15-17.

5. Василюк Ф.Е. Постклассическое мышление в психиатрии (К методологии психотехнической теории) // Пути обновления психиатрии. - Вып. 2. - НПА, 1992. - С. 134-148.

6. Воробьева К.И. Отечественная библиологическая психология: история, состояние, перспективы. СПб., МП РИЦ "Культ информ-пресс", 1996. 312 с.

7. Гальперин П.Я. Разумность действий и предмет науки // Психологические исследования. - Тбилиси: Мецниереба, 1971. С. 123-131.

8. Голосовкер Я.Э. Логика мифа. - М.: Наука, 1987. - 217 с.: портр.

9. Гончарова А.И. Комическое (смех) в художественной литературе как одно из средств библиотерапевтического воздействия на читателя // Библиотерапия: задачи, подходы, методы. М.: БМЦ, 2001. С. 25-28.

10. Елисеева Ю.А. О психологичяеских механизмах библиотерапии: взгляд культуролога // Библиотерапия: задачи, подходы, методы. М.: БМЦ, 2001. С. 39-41.

11. Зинкевич Т.Д., Михайлов А.М. Волшебный источник: Теория и практика сказкотерапии. Опыт психодиагностики и психокоррекции. Практическое пособие для воспитателей, педагогов, методистов, психологов и мудрых родителей. - СПб.: СМАРТ, 1996. - 100 с.: ил.

12. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д. Практикум по сказкотерапии. - СПб.: ООО "Речь", 2000. - 310 с.

13. Ильин И.А. Русская душа в своих сказках и легендах. Собр. соч. В 10 т. - Т. 6. Кн. III. - М.: Русская книга, 1997. - С. 31-58.

14. К читателю // Московский психотерапевтический журнал. - 1992. N 1 - С. 5-13.

15. Кабачек О.Л. Библиотерапия как она есть // Библиотечный психолог: грани творчества. М.: "Школьная библиотека", 2002. С. 47-230.

16. Кабачек О.Л. Сказка в век компьютера. - М.: Либерея, 2001. - 208 с.: ил.

17. Казаринова И.Н. Влияние межчитательского общения на читательскую деятельность личности в кризисном состоянии // Что мы читаем? Какие мы? Сб. науч. тр. - СПб.: РНБ, 1993. - С. 122-134.

18. Карданова М.В. К софийной библиотерапии // Библиотерапия: задачи, подходы, методы. М.: БМЦ, 2001. С.

19. Копьев А.Ф. Диалектический подход в консультировании и вопросы психотерапевтической клиники // Московский психотерапевтический журнал. - 1992. - N 1. - С. 33-48.

20. Кукарев Н.С. Использование символов волшебных сказок в работе по самопостижению личности // Библиотерапия: задачи, подходы, методики. - М.: БМЦ, 2001. - С. 57-60.

21. Куликова Л.Г. Библиотерапевтические ресурсы детского чтения // Адаптиция детей с проблемами через творчество. - Архангельск: 1999. - С. 4-7.

22. Левинская О.Л. О терапевтах и философской традиции рассуждений in utramque // Mathesis. Из истории античной науки и философии. М.: Наука, 1991. С. 176-194.

23. Лосев А.Ф. Диалектика мифа // Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культур