Библейско-богословская деятельность профессора Н.Н. Глубоковского в эмиграции

Статья - Культура и искусство

Другие статьи по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



или святителем Климентом Римским). Церковные писатели предполагали также, что отсутствие имени апостола в Послании могло быть связано с тем, что, проповедуя среди язычников, он не претендовал называться апостолом евреев, а те, в свою очередь, относились к нему настороженно.

На Западе в указанный период Послание к евреям признавал принадлежащим апостолу Павлу ряд церковных писателей; в большинстве же случаев оно считалось "авторитетно-церковным документом, но апостольское имя за ним не было закреплено. … [Поэтому] оно не вносилось в канонический каталог, поскольку туда не могли включаться анонимные произведения". Блаженный Августин (†430 г.) объяснял это тем, что в силу несходства его литературной формы с другими Павловыми посланиями "некоторые побоялись принимать его в канон Священных Писаний, и оно не попало в разряд апостольских посланий, которые приемлет церковный обычай". Как следствие, для блаженного Августина был важен факт признания авторства Павла со стороны Восточной Церкви .

Глубоковский показывает причины возникновения и существования анонимности этого послания в Западной Церкви в указанный период, проистекавшие прежде всего из особенностей церковной ситуации. В течение V в. и позднее Западная Церковь окончательно признает за Посланием к евреям авторство апостола Павла. Продемонстрировав это, Глубоковский показывает, что и спорные внутренние моменты Послания также вполне могут быть интерпретированы в пользу авторства апостола язычников.

Третья часть трилогии вышла посмертно в 1966 г. в Джорданвилле и была посвящена толкованию "самой таинственной книги во всем новозаветном каноне" Откровения святого Иоанна Богослова. Весьма интересной является предложенная Глубоковским методология изучения пророческой книги Нового Завета. По его мнению, апостол Иоанн Богослов "не искал подробного раскрытия и общепонятного истолкования" виденного им откровения. "Он только приподнимает завесу и лишь показывает для созерцания постепенно сменяющиеся картины, наблюдает их и отмечает свои впечатления, но обычно не комментирует их. В таком случае и нам святой Иоанн предоставляет возможность наглядного созерцания, а вовсе не рационального уразумения, обеспеченного авторскими описаниями и научениями".

Поэтому "мы не должны искать в Апокалипсисе того, что там не имеется и чего не может быть в отношении автора" , поскольку "сам созерцатель больше восхищался и потрясался, недоумевал, спрашивал о непонятном смысле виденного и не всегда слышал ясный ответ или же получал новые таинственные вещания. …У него немыслимо намерение дать связную драму прозрачного для всех содержания, поскольку последнее сообщалось в независимом от него движении видений, которых ему нельзя предусмотреть ни материально, ни хронологически". Руководствуясь этим методологическим принципом, Глубоковский предлагает толкование основных картин Апокалипсиса.

Другим направлением деятельности ученого в эмиграции стало продолжение изучения Евангелий. До революции исагогические и богословские вопросы, связанные с Евангелиями, он затрагивал в своих лекциях по Священному Писанию Нового Завета, читавшихся в Санкт-Петербургской духовной академии. В эмиграции профессор публикует отдельный труд "Евангелия и их благовестие о Христе Спасителе и Его искупительном деле" . Как и в лекциях, Николай Никанорович вначале затрагивает общие вопросы, касающиеся термина "Евангелие", четверичного числа, историко-догматического и законоположительного значения Евангелий , а также разбирает синоптическую проблему и предлагает ее решение, согласующееся с церковной традицией . Далее он описывает особенности изображения Христа и Его искупительного дела в каждом из четырех Евангелий. Евангельскую тему Глубоковский продолжил в монографии "Святой апостол Лука, евангелист и дееписатель" , в которой рассматривает личность апостола Луки, а также различные вопросы, связанные с происхождением, целью написания и богословской характеристикой Евангелия от Луки и книги Деяний.

Глубоковскому принадлежит также ряд экзегетических очерков, написанных в эмиграции и посвященных толкованию различных фрагментов новозаветных текстов .

* * *

Одной из последних работ, завершенных Н. Н. Глубоковским в эмиграции, является публикуемый ныне "Объяснительный библейский словарь". Судьба этого произведения во многом разделила нелегкую судьбу ученого. Осознавая острую потребность русской библейской науки в справочном издании энциклопедического характера, Глубоковский начал работу над словарем еще летом 1905 г. За основу им была взята "Иллюстрированная полная популярная библейская энциклопедия", изданная в Москве в 18911892 гг. в четырех выпусках архимандритом Никифором (Бажановым, 18351895), настоятелем Высокопетровского монастыря.

Вновь к идее словаря Глубоковский вернулся в 1915 г., когда он в качестве члена Училищного совета при Святейшем Синоде предложил издать словарь, который должен был стать общедоступным пособием для церковных и церковно-приходских школ. Предложение было принято, и в течение 1915 г. профессор полностью переработал словарь. В конце 1916 г. рукопись была передана в типографию, но из-за неблагоприятных условий военного времени и начинавшейся революции не было набрано ни строчки . Выезжая заграницу, Глубоковский взял с собой и рукопись словаря. Возможность окончательно завершить работу представилась лишь в 1930 г., а в 19321933 гг. профе

s