Библейские мотивы произведения Булгакова "Мастер и Маргарита"

Курсовой проект - Литература

Другие курсовые по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



мучения твои сейчас кончатся, голова пройдет…"[2. с. 38]. Исцеление Понтия Пилата единственное исцеление и единственное чудо, совершенное Иешуа.

У Иисуса были ученики. За Иешуа же следовал лишь один Левий Матвей. Некоторые исследователи считают, что прообразом Левия Матвея стал библейский апостол Матфей, написавший первое Евангелие.До того, как Матфей стал учеником Иисуса, он был мытарем, то есть сборщиком податей, как и Левий Матвей. Известно, что Иисус в сопровождении своих учеников въехал на осле в Иерусалим. А когда в романе Пилат спрашивает Иешуа верно ли то, что он "через Сузские ворота верхом на осле" въехал в город, тот отвечает, что у него "и осла-то никакого нет" [2. с. 55]. Пришел он в Ершалаим точно через Сузские ворота, но пешком, в сопровождении одного Левия Матвея, и никто ему ничего не кричал, так как никто его тогда в Ершалаиме не знал.

Иешуа лишь немного был знаком с Иудой из Кириафа, предавшим его, а Иуда из Кариота являлся учеником Иисуса. Очевидно. Что Булгакова не так сильно волновали эти отношения, гораздо больше его занимал вопрос отношений Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата.

Во время суда над Иисусом лжесвидетели признавались перед Синедрионом: "…мы слышали, как он говорил: "Я разрушу храм сей рукотворенный, и через три дня воздвигну другой, нерукотворенный" [1. с. 186]. Булгаков делает попытку сделать своего героя пророком. Иешуа произносит такую фразу: "Я, игемон, говорил, что рухнет храм старой веры и создастся новый храм истины…" [2. с. 41]

Серьезным отличием булгаковского героя от библейского Иисуса Христа является и то, что Иисус не избегает конфликтов. "Суть и тон его речей, - считает С.С.Аверинцев, - исключительны: слушающий должен либо уверовать, либо стать врагом… Отсюда неизбежность трагического конца" [см.10. с. 96]. А слова и поступки Иешуа Га-Ноцри совершенно лишены агрессивности. Кредо его жизни заключается в таких словах: "Правду говорить легко и приятно" [2. с. 348]. Правда для Иешуа состоит в том, что все люди добрые, но есть среди них несчастные. Он проповедует Любовь, а Иисус предстает Мессией, утверждающим Истину.

Следовательно, булгаковский Иешуа не богочеловек, а человек, временами слабый, даже жалкий, чрезвычайно одинокий, но великий своим духом и всепобеждающей добротой. Он проповедует не все христианские догматы, а лишь идеи добра, значительные для христианства, но не составляющие всего христианского учения. От него нельзя услышать о будущем Царствии Божием, о Спасении грешников, о загробном воздаянии праведным и грешным. Булгаковский Спаситель земной, и ищет добро здесь, на грешной земле. В отличие от евангельского Иисуса, у Иешуа только один ученик, Левий Матвей, поскольку Булгаков полагает, что и одного человека в поколении, воспринявшего некую идею, достаточно, чтобы идея эта жила в веках. Библейские мотивы в образе Иешуа претерпели серьезное преломление.

 

2.2 Образ Воланда как переосмысление Булгаковым библейского представления о Сатане

 

Еще один центральный образ романа Воланд - также очень далек от классического образа "духа тьмы" Священного Писания. Если в христианском толковании сатана олицетворение зла, то у Булгакова он "часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо" [2. с. 4]. Здесь Булгаков явно следует гётевским оценкам Мефистофеля. Однако более глубокое знакомство с богословием позволяет понять, что эпиграф к роману не просто литературный образ, а "важнейший теологический постулат, заимствованный Булгаковым у иудейских религиозных мыслителей и средневековых каббалистов" [3. с.142]. Согласно традиции иудаизма, в мире не существует абсолютного зла, все в конечном счете есть добро. Булгаков многократно подчеркивает значимость и очистительную силу зла. "Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что делало бы твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?" [2. с. 315] спрашивает Воланд Левия Матвея.

В Евангелии от Матфея упоминается имя Вельзевул. Библия связывает это имя с именем бога филистимлян Бал-Зебуба Повелителя мух [1. с. 56]. В романе Воланд предстал перед Маргаритой в грязной рубахе, лежащий, с амулетом на шее в виде жука. В образе Воланда органически сплавлено множество литературных источников. Само имя взято из "Фауста" Гете, оно является одним из имен дьявола. Теперь обратимся к свите Воланда: Азазелло его имя происходит от имени беса в иудаизме, Абадонна имя этого героя образовано от имени Авадон, что в переводе с древнееврейского означает погибель, имя Бегемот, возможно, взято из Ветхого Завета, где это животное определяется как нечто могучее, несокрушимое, как узда для гордого человека, и, наконец, единственный женский персонаж свиты Воланда Гелла (в древнегерманской мифологии Гелла богиня, обитавшая в преисподней) [8. с. 172]. Важно, что из этих характеристик нельзя вывести сколько-нибудь четкого их подчинения друг другу, поскольку они взяты из различных мифологий. Члены свиты Воланда, как на подбор, обладают физическими недостатками, а в Библии сказано, что "никто, у кого на теле есть недостаток, не должен приступать" к богослужению [1. с. 96].

Важно и то, где и когда появляется Воланд. Воланд появляется в час жаркого заката у Патриарших прудов. Патриаршие получили свое название от Патриаршей слободы, она еще называлась Козья [3. с. 87]. Патриаршая Козья в семантике булгаковского романа прочитывается как Богочертовское место. Воланд появляется в Москве у болота, ставшег

s